Новости

Фильм Алексея Мурадова "Червь" представляет Россию на XXVIII Московском кинофестивале.

Наша встреча произошла в Доме кино, где Алексей встречался с коллегами, чтобы обсудить работу над новым фильмом. Раскрывать карты по "Червю" он не хотел, но... раскрыл.

Российская газета: Алексей, вы не сразу начали работать над фильмом. Проект запускал Игорь Талпа. Но после его смерти фильм доверили снять вам. Расскажите, как это было.

Алексей Мурадов: Ситуация для меня оказалась необычной впервые в жизни. Продюсеры фильма Антон и Андрей Малышевы начинали его с Игорем Талпой. Тот проект назывался "Верфь". Но Талпа умер, и пригласили на этот проект меня. Сценаристу Андрею Мигачеву был предложен материал. Он его изучил и сделал свое контрпредложение. Был написан новый сценарий, на него пригласили меня. В итоге я сделал работу, о которой не помышлял.

РГ: О чем сценарий?

Мурадов: Это драма. Мужская.

РГ: Что это означает?

Мурадов: Я подчеркиваю слово "мужская", т.к. сегодня все снивелировалось. Мужчины и женщины одеваются одинаково, проблемы у них одинаковые. У нас в фильме речь идет о мужчинах, о мужском взгляде на мир.

РГ: Чем мужской взгляд отличается от женского?

Мурадов: Это осознание своего места в жизни, чем занимаюсь, что делаю по большому счету, когда это закончится, закончится ли мое дело, когда "закончусь" я и т.д. Разговор, словом, о личности.

РГ: Сильной?

Мурадов: На мой взгляд, да. При том, что мы героя фильма поймали в тот момент, когда он проявил слабину. Герой стоял перед выбором.

РГ: Какое же решение он принимает?

Мурадов: Первый план в фильме - детективный и специально не очень выражен. Стрельба, погоня - не это для нас важно. Наш герой достаточно долго занимался конкретным узким делом...

РГ: Каким?

Мурадов: Интернет-пространством. В Интернет можно погрузиться и оттуда не "выгрузиться". Это болезнь. Если человек занимается Интернетом профессионально, то он должен этим заниматься 24 часа в сутки, поэтому вся остальная жизнь у него уходит на второй план. Наш герой обнаруживает, что кроме интернет-пространства, в котором он находится как рыба в воде, есть другое пространство - живая жизнь, от которой он отучен. Мы встречаемся с ним в тот момент, когда он столкнулся с реальностью и должен в ней заново найти себя.

РГ: Ваш учитель - Алексей Герман, поэтому фильм "Червь" снят в авангардной манере?

Мурадов: Слава богу, что мой учитель Алексей Герман. Когда я поступал на Высшие режиссерские курсы, я мечтал попасть только к нему.

РГ: Чем он вас так сразил?

Мурадов: Он сразил меня наповал фильмом "Мой друг Иван Лапшин". Я внимательно смотрел предыдущие его работы: "Проверка на дорогах", "20 дней без войны", но "Иван Лапшин" меня так поразил, что я заболел этим фильмом и захотел учиться только у Германа.

РГ: Вы сняли фильм в авангардной манере с помощью каких-то особых приемов?

Мурадов: При создании фильма я воспользовался редкими "инструментами" современного кино - это замысловатый монтаж и подчеркивание этого монтажа звуком. Каждая значимая склейка подчеркивалась звуком, отчего складывалось ощущение некоего авангарда. Звук не нивелировал "склейку", а наоборот, подчеркивал...

РГ: Почему фильм называется "Червь"?

Мурадов: Название имеет несколько смыслов. "Червь" - это компьютерный "вирус", но он не уничтожает содержимое "компьютера". И через того человека, кто в ваш компьютер "червя" заслал, можно пользоваться компьютерными ресурсами вашей машины. Это первый смысл. Второй: червь - это существо, близкое к земле, ползает в ней...

РГ: Почему вы сняли в главных ролях неизвестных актеров?

Мурадов: На мой взгляд, любой актер либо талантлив, либо не талантлив. Я пользуюсь талантливыми актерами. Мне совершенно все равно: медийные они (раскрученные) или нет. С медийными работать сложнее - они из фильма в фильм сами себя переносят - "клонируют". В каждом новом фильме такой актер одинаков - меняются только диалоги. А талантливый, но не раскрученный актер несет с собой собственную правду, которая очень неожиданна для зрителя. Эта правда непридумана, сермяжная.

РГ: Где вы нашли актера, сыгравшего у вас главную роль Сергея Кургузова ?

Мурадов: Сергей Шнырев - замечательный актер МХТа под руководством Олега Табакова. У него немного фильмов, но он безумно талантлив. Он как ртуть, имеет свой вес, достаточно тяжелый и при этом подвижный.

РГ: Откуда вы родом?

Мурадов: Я армянин, выросший в Грузии, но достаточно долго уже живу в России. В Москве появился с родителями в семилетнем возрасте. В школу пошел в России. Мама - педагог по фортепиано, отец занимался вычислительными машинами. В детстве у нас дома было огромное количество перфокарт. Отца из Тбилиси пригласили на работу в Москву как первоклассного специалиста.

РГ: Почему вы пошли в кино?

Мурадов: В подсознании у меня до сих пор живы такие фильмы, как "Комиссар", "Андрей Рублев", "Старший сын". Мы жили в Батуми. Бабушкин дом находился в 15 шагах от Дома культуры, где очень часто показывали кино.

Я пытался поступить во ВГИК после школы. И слава богу, что не прошел, т.к. пытался поступить на актерский факультет. Потом я пытался поступить в ГИТИС, во МХАТ. В те годы сложно было попасть в эти вузы. Я пошел в Институт культуры с намерением через год перевестись во ВГИК. Но "застрял" в этом институте, так как там оказались очень хорошие мастера-педагоги.

РГ: Как к вам пришло приглашение на участие в Московском кинофестивале?

Мурадов: Мы фильм отдали "Кинотавру" еще с черновым звуком. "Кинотавр" тут же поставил его в конкурсную программу. И до последнего момента я жил мыслью, что поеду на "Кинотавр". На этом фестивале мне очень везло. Мой фильм "Змей" был удостоен сразу нескольких наград. За неделю до отъезда на "Кинотавр" мне позвонили из дирекции московского кинофестиваля и попросили показать "Червя". Картина была готова. Представители ММКФ посмотрели ее и сказали: "Без всяких разговоров фильм должен быть на Московском кинофестивале", чем поставили меня в неловкую ситуацию.

РГ: Вы отозвали фильм с "Кинотавра"?

Мурадов: Не я. Это произошло на высоком уровне, где решили, что мой фильм должен представлять Россию на Московском кинофестивале.

РГ: Вы приступили к работе над новой картиной? Что это будет за фильм?

Мурадов: Валентин Черных написал замечательный сценарий "Ночные сестры". Жанр - комедия. В этой истории будет сниматься Леша Макаров, сын Любови Полищук. Он сыграл в "Личном номере".

РГ: О чем мечтаете?

Мурадов: Снять "Короля Лира". Все мои другие картины - это попытка чему-то научиться, чтобы снять "Лира". Когда я снимал многосерийный фильм "Человек войны", кроме главных режиссерских задач я учился работать с массовкой, с оружием, военными, с постановкой батальных сцен.

РГ: Что для вас означает человек?

Мурадов: Это или несколько граммов души, или 70 кг тела...

РГ: А если бы вы оказались на необитаемом острове, какую книгу с собой взяли и какой один фильм?

Мурадов: "Братья Карамазовы" Достоевского, а вот насчет фильмов... Прямо один-один?

РГ: А вы бы хотели чемоданчик?

Мурадов: Чемоданчик с фильмами Германа, чемоданчик с фильмами Тарковского, чемоданчик с фильмами Феллини.

РГ: Время для отдыха есть?

Мурадов: Пока есть силы, надо работать.

РГ: Расскажите о вашей семье.

Мурадов: Сыну 10 лет. Он родился на Новый год. Так я его попросил. Жена - мультипликатор. Ей не нравится, что творится в мультипликации, в которую пришли голливудские веяния, она занимается воспитанием ребенка. Сейчас сын поедет отдыхать на Азовское море, греть живот на солнце.

Последние новости