Новости

27.06.2006 02:50
Рубрика: Происшествия

Трагедия на спортплощадке

Равнодушие взрослых сделало футбольные ворота смертельно опасными
Текст: Элина Труханова (Кострома - Вологда - Ярославль)

Не оставили шансов

Летом прошлого года  у Игоря Еременко погиб девятилетний сын.  В тот трагический июньский день мальчишки, находившиеся в городском лагере при костромской школе № 37, резвились на школьной спортивной площадке. Неудивительно, что им пришла в голову незамысловатая идея поиграть в футбол. Железные ворота валялись на земле, и школяры, собрав  силенки, с трудом их подняли. Но конструкцию повело назад. Саша Еременко отскочить не успел, и рухнувшая ему на голову тяжесть не оставила шансов.

Уже год Игорь Еременко пытается услышать ответ на вопрос «кто виноват?». Прокуратура города Костромы через восемь месяцев после  трагедии вынесла постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении должностных лиц управления образования администрации Костромы и директора 37-й школы. Вся ответственность за произошедшее легла на плечи одного-единственного человека – Марины Барковой, воспитателя отряда.

Возмущенный таким развитием событий, Игорь Еременко подал в суд, который постановление прокуратуры признал незаконным. Игорь Еременко, не желающий, по примеру многих, свыкаться с мыслью, что ребенка все равно не вернешь, пытается докричаться до всех, кто способен слышать: случайных детских смертей не бывает!

Минус 35 жизней

Проблема в  том, что есть два вида футбольных ворот – стационарные, изначально и на всю свою жизнь вкопанные в землю, и переносные, которые можно ставить в любую точку поля в зависимости от количества игроков и поставленных спортивных задач. Эти-то последние и стали повсеместными убийцами детей.  
Пережив трагедию, Игорь начал собирать информацию о подобных несчастных случаях с детьми, произошедших по  всей России. И схватился за голову. С 2001 по середину 2006 года в стране упавшими футбольными воротами было убито как минимум 35 человек и 12 человек покалечено – и это лишь те случаи, которые освещались в СМИ. Подавляющее большинство погибших – мальчишки-подростки. Подвижный, шустрый, а значит, здоровый народ – цвет нации.  Который, судя по демографической ситуации, и без того на грани увядания.

2001 год. Погиб, подтянувшись на перекладине ворот, юный житель Владивостока. В Санкт-Петербурге ворота убили мальчика, игравшего в футбол на гимназической спортплощадке.

2002 год. На школьной футбольной площадке в Перми гибнет 5-летний ребенок. В городе Электрогорске – 8-летний. В Ленинградской области родители оплакали 5-летнего малыша. В Вятке ворота упали на юного вратаря, когда тот под ними стоял. Аналогичная трагедия произошла в Новом Уренгое.
2003 год. В деревне Ашеваны Омской области ворота упали на шестилетнего мальчугана от порыва ветра.  Адреса несчастий – Иваново, Санкт-Петербург,  Новосибирск, Сыктывкар, Вологда, Орск, Волгоград.

2004 год. Снова  от порыва ветра падают ворота, но уже в Сыктывкаре. В поселке Кокошино Московской области на территории детсада  гибнет 6-летняя девочка, потянувшая на себя сетку ворот. Трагедии произошли в Нижневартовске, Магнитогорске, Рязани.

2005 год. Самый травматичный: 11 погибших и четверо тяжело раненных. Адреса беды – Апатиты, Пермь, Москва, Ярославль, Кострома, Тула, Мурманск, снова Сыктывкар, Бугульма, Комсомольск-на-Амуре, Нижний Новгород, Череповец.

Нынешний, 2006 год. Тяжелейшую черепно-мозговую травму получил в результате падения ворот ученик вологодской гимназии.  Лишь чудом выжил после удара рухнувших ворот по голове подросток из Хабаровска. В самом конце мая очередная трагедия произошла в Костроме – погиб 13-летний мальчик.

ЧП после проверки

Пытаясь хоть как-то изменить сложившуюся ситуацию, Игорь Еременко  объехал минувшей осенью спортивные площадки в Костроме и отснял на видеокамеру потенциально опасные ворота. Видеоматериал был направлен в прокуратуру Костромской  области. В апреле нынешнего года оттуда пришел ответ, где говорилось, что повсюду проведены соответствующие проверки, а кому надо, указано на недостатки.

Увы. Не прошло после проверок и двух месяцев, как под упавшими воротами в Костроме погиб очередной подросток. 13-летний Антон, как и многие другие жертвы этого спортивного оборудования, просто повис на его перекладине, совершенно не задумываясь, хорошо ли оно укреплено.

Фактор в галстуке

Самое странное и пугающее в этих трагедиях то, что они  вызывают очень мало энтузиазма у контролирующих органов. В большинстве случаев уголовные дела были прекращены за отсутствием состава преступления или не возбуждались вовсе.  Как правило, все списывается на пресловутый «человеческий фактор», то есть сам ребенок и виноват: полез, куда не просили, качался, где не велели. 

Впрочем, человеческий фактор в этой проблеме, несомненно, присутствует. Только обряжен он не в короткие штанишки, а в деловой костюм с галстуком.  И вот этот человеческий фактор в галстуке и в чиновничьем кресле почему-то упорно отказывается признавать существование требований по установке переносных футбольных ворот. А раз их нет – кого и за что судить?

Даже органы прокуратуры уверены в том, что никаких правил не существует. Следователь прокуратуры Кировского района Ярославля Р.А. Попов, разбиравшийся в причинах гибели  в прошлом году 9-летнего Дениса Царева,  свое решение об отказе в возбуждении уголовного дела обосновал в том числе и тем, что «специальных инструкций и правил по технике безопасности, иных нормативных актов по использованию минифутбольных ворот не существует».  А есть только разработанные ФИФА  правила игры в футзал, согласно которым ворота надежно прикрепляются к поверхности площадки лишь во время игры. Да еще в наличии  имеется положение об обеспечении общественного порядка и безопасности при проведении спортивно-массовых мероприятий, которые тоже действуют исключительно в рамках этих мероприятий. Органы прокуратуры Костромы в дополнение к вышеперечисленному вывели собственную гипотезу о том, что футбольные ворота не являются принадлежностью футбольного поля.

Неправда ваша, говорит на это Игорь Еременко. Год бодавшийся с правоохранителями, он отыскал столько полезных  документов, что до сих пор не может понять, почему эти трагедии, похожие одна на другую, словно копии,  происходят с такой пугающей регулярностью.

Например, ГОСТ Р 52024 – 2003 в разделе «Требования безопасности» совершенно четко и ясно говорит о том, что спортивное оборудование должно соответствовать требованиям безопасности, установленным в нормативной документации на него, и использоваться в соответствии с правилами, изложенными в эксплуатационной документации предприятия-изготовителя. То есть те же футбольные ворота,  доставленные в конкретный российский город или село с завода-изготовителя, должны иметь «паспорт», где прописано, как их устанавливать, крепить к земле и эксплуатировать так, чтобы никому не было мучительно больно. Об этом же при желании можно узнать из ГОСТа Р ИСО/МЭК 50-2002 «Безопасность детей и стандарты».

Специально для школ (на территории которых переносные ворота встречаются, как выяснилось, сплошь и рядом)  с 1993 года действует 529-й приказ Минобразования, утвердивший перечень учебного оборудования для общеобразовательных учреждений. Согласно этому приказу к футбольным воротам должно обязательно прилагаться  устройство для их установки с сетками для ворот. Из чего автоматически следует, что они должны быть закреплены и никаких разночтений быть не может.

– Все ворота должны надежно укрепляться, независимо от того, стационарные они или переносные, – считает президент ярославской общественной организации «Федерация футбола» Александр Державин. – Такого понятия – переносные ворота – вообще нет. Раньше за этим строго следили, а сегодня отношение к этой проблеме я бы назвал одним словом – пофигизм.

Чтобы дети не гибли

О том, по каким правилам установлены ворота на самостийных футбольных полях и дворовых площадках, разговор особый. Последняя костромская трагедия под воротами произошла именно на таком вот поле, когда-то частично обустроенном, а потом заброшенном.  Кто должен отвечать за безопасность установленных там ворот, в администрации Костромы мне ответить затруднились.  Не внес ясности в этот вопрос и прокурор города Николай Саков, сославшийся на тайну следствия. Внушает оптимизм лишь одно –  что уголовное дело все-таки возбуждено.

Если бы не упорство Игоря Еременко, считающего, что должностные лица из управления образования Костромы и директор школы должны отвечать за ненадлежащее состояние спортплощадки и произошедшее из-за этого ЧП,  все дело свелось бы к обвинению невнимательной учительницы, недоглядевшей за шустрыми мальчишками и виноватой по сути меньше всех.

– Я настаиваю на этом не только потому, что у меня еще двое детей, – говорит Игорь Еременко, – а для того, чтобы дети в нашей стране под воротами не гибли. В смерти Антона из Костромы есть и моя вина – я не успел довести это дело до логического конца. Сегодня я держу связь со многими родителями погибших детей, и мне нередко сообщают об отказе в возбуждении уголовных дел. Поэтому будем биться сообща.

А значит, есть надежда, что чиновники, которым это положено по службе, прочитают наконец необходимые нормативные документы и железные махины перестанут падать на детские головы.

Происшествия ЧП Несчастные случаи Филиалы РГ Центральная Россия ЦФО Ярославская область Ярославль ЦФО Костромская область Кострома
Добавьте RG.RU 
в избранные источники