30.06.2006 02:00
    Рубрика:

    Через 100 лет численность Японии сократиться в три раза

    Молодые японцы хотят вместо детей делать роботов

    Косвенно этому способствует и тот фактор, что японцы сегодня лидеры по продолжительности жизни - мужчины здесь в среднем живут 76 лет, а женщины - 86. Если верить официальной статистике, уже сейчас четверть населения страны старше 60 лет, а каждый пятый - пенсионер. Бремя расходов Японии на социальное обеспечение и медицинское страхование составляется около 25 процентов национального дохода. И траты эти будут только расти, поскольку с 2007 года на пенсию дружно начнет уходить поколение бэби-бума, благодаря которому Японии и удалось совершить свое экономическое чудо.

    Непонятно пока, кто же будет обеспечивать безбедную старость этих уважаемых людей, поскольку японки не горят желанием выходить замуж и рожать детей. Женщины все чаще жертвуют материнством ради карьеры, а в брак вступают, когда им далеко за тридцать - в том возрасте, когда для многих рождение ребенка уже противопоказано. Удивительно и то, что для многих японок отсутствие брачных уз не представляет серьезной проблемы - согласно социологическим исследованиям, большинство их них (свыше 70 процентов) ощущают себя вполне счастливыми. Кроме того, сегодня в Японии ребенок - очень дорогое удовольствие.

    При сохранении таких тенденций уже через 100 лет численность Японии упадет в три раза - с нынешних 127 до 40 миллионов человек.

    Однако главной головной болью для японских властей стала проблема восполнения трудовых ресурсов. Национальный институт проблем социального обеспечения и демографии Японии подсчитал, что численность трудоспособного населения в возрасте от 15 до 64 лет, составляющего сейчас около 85 миллионов, к 2020 году сократится на 10 миллионов, а к середине XXI века - на 30 миллионов. Правительство Японии хаотично перебирает целый ряд средств, начиная от программ по поощрению искусственного зачатия, заканчивая телерекламой брачных агентств. Однако на поверку все это оказывается не более чем набором паллиативов. Именно по этой причине парламент после долгих обсуждений все-таки дал согласие провести пенсионную реформу, которая предполагает почти 5-процентное увеличение пенсионных отчислений для служащих корпораций (с 13,5 до 18,3 процента от зарплаты), и снижение примерно на 10 процентов пенсий для работников, исправно перечислявших пенсионное отчисление не менее 40 лет (с 59,3 до 50,2 процента от среднего годового дохода). Обсуждается возможность поднять возрастную планку выхода на пенсию, которая сегодня в Японии составляет 65 лет и для мужчин, и для женщин.

    В свою очередь частные компании, понимая, что сокращение населения в первую очередь ударит по их интересам, уже выразили готовность пойти на существенные послабления трудового режима и предлагают своим работникам весомый социальный пакет. Скажем, крупнейший в Японии производитель алкоголя компания "Сантори" разрешила женщинам с детьми до 8 лет работать меньше и самим определять график трудового дня. Вторая по величине японская автокомпания "Ниссан" ввела так называемую систему "предродового отпуска", когда женщина уходит на каникулы за 6 недель до предполагаемого рождения ребенка. Производитель электронного оборудования "Шарп" позволил своим служащим брать 7-летний отпуск по уходу за ребенком, а также гарантирует оплату родов и выдачу подъемного кредита на сумму 5 миллионов иен (около 40 тысяч долларов). Идут на эти беспрецедентные меры частные компании не от хорошей жизни и не от человеколюбия. В первую очередь ими движет желание сохранить работника, борьба за которого обещает быть весьма жесткой.

    Тем не менее все отдают себе отчет, что вряд ли удастся решить задачу восполнения трудовых ресурсов без привлечения гастарбайтеров. Однако в силу менталитета японцев, которые на протяжении веков жили обособленно и с подозрением относились к иностранцам, завезти в Японию рабочую силу из-за рубежа весьма проблематично. В конечном итоге это может спровоцировать обширные конфликты на культурно-этнической почве. Негативный опыт у японцев уже есть. Скажем, живущие в Японии выходцы из Кореи упорно не желают ассимилироваться.

    Поэтому привыкшие толерантно и снисходительно относиться к иностранцам японцы сознательно отказываются от услуг иностранных рабочих. Вместо этого они активно привлекают пенсионеров к участию в жизни общества. Так, в Японии чрезвычайно много пожилых людей занимаются посильным для них трудом. Например, в Стране восходящего солнца есть такая необычная для России профессия, как "держать знак": при проведении ремонтных работ всегда стоят несколько человек и держат указатели, предупреждающие прохожих и автомобилистов об опасности. Таким образом, властям удается убить двух зайцев сразу. Во-первых, пенсионеры имеют возможность получить дополнительный доход. Во-вторых, старики с помощью работы социализируются и не чувствуют себя лишними и выброшенными из жизни.

    Между прочим, японские пенсионеры становятся сегодня и основой частного предпринимательства в стране. Примерно пятую часть всех мелких и средних фирм учреждают люди, старше 60 лет. Десять лет назад пожилых в частном секторе было лишь около 15 процентов. Две трети таких "частных лавочек" работает в сфере услуг. Многие пожилые покупают дома и квартиры за счет единоразового выходного пособия, которое может достигать нескольких сотен тысяч долларов, а потом живут на ренту. Жилье, цены на которое постоянно растут в Японии, остается одним из самых перспективных вложений капитала с учетом близкого к нулю банковского процента.

    Омрачает эту радужную картину лишь то, что старики в конце концов вынуждены закрывать свои фирмы, так как у них нет на примете человека, который бы продолжил их дело. Каждый год в Японии количество мелких и средних компаний уменьшается на 120 тысяч (сегодня их около 4 миллионов). В итоге ежегодно страна теряет порядка 350 тысяч вакансий.

    Решением проблемы могло бы стать активное привлечение молодежи, однако она не горит желанием брать эстафету у отцов и дедов. Для молодого поколения, избалованного и воспитанного в достатке, вкалывать на корпорации или просиживать штаны в госучреждении, не очень приятная перспектива. Все большее число юношей и девушек, даже имеющих высшее образование, становятся так называемыми фритерами - японский неологизм, возникший от слияния английского "free" (свободный) и "arbeiter" (работник). Для фритеров работа - лишь способ получить деньги для того, чтобы заниматься любимым делом, например музыкой. Причем фритер, подрабатывая в ресторане или магазине, может получать не хуже, чем его сверстник в корпорации, рабочий день которого не лимитирован.

    Часть молодежи вообще отказывается воспринимать жизнь всерьез и погружается в виртуальный мир. Их эскапизм находит проявления не только в чрезмерном увлечении компьютером, Интернетом, игровыми клубами, кино или музыкой. Многие становятся "фриками" (от английского freak - уродец) - чудаками, которые самовыражаются через нелепые прически и наряды, устраивают импровизированные выступления на улицах и позируют перед видео- и фотокамерами иностранных туристов. Такие отщепенцы, порвав с традиционной японской семейной и трудовой этикой, вынуждены постоянно пребывать в маске, которая не совместима с ролью обычного человека, мечтающего о семье и детях.

    Тупик, в котором оказались японские власти, в конечном итоге заставил их сделать "ход конем". В японском правительстве на полном серьезе обсуждается вопрос создания армии роботов, который возьмут на себя всю тяжелую и неприятную работу. Однако в первую очередь машины будут заботиться о престарелых гражданах страны, которые будут не в состоянии обслуживать себя сами. Словно подтверждая это, в Японии чуть ли не каждую неделю проходит презентация очередного полезного устройства, без которого уже в скором времени невозможно будет представить жизнь человека.