Новости

30.06.2006 02:00
Рубрика: Общество

Соотечественники

Как помочь им вернуться в Россию и не пожалеть об этом

И вот, наконец, почти через шесть лет, президент своим указом утвердил Государственную программу "О мерах по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом".

В последнее время много говорится о патриотизме, а если по-русски - о любви к Родине. Но почему-то эти речи зачастую заканчиваются враждебными выпадами в адрес "неместных", "ненаших" и даже "инородцев". Остановить это очень опасное словоблудие может только президент, к голосу которого прислушиваются десятки миллионов наших граждан. Поэтому призыв Владимира Путина не "против" кого-либо, а "за" можно только приветствовать. Сама по себе идея возвращения наших соотечественников на историческую родину крайне позитивна и способна сплотить наше общество, в частности, вокруг этого действительно национального проекта. Но открывшиеся возможности нужно использовать профессионально. Ведь в такой тонкой сфере даже не ложка, а капля дегтя может испортить баррель (по-русски - бочку) меда. Только поэтому хотел бы упреждающим образом поделиться своими опасениями.

Первое. В документе пока не раскрыто понятие "соотечественник". Тут возможны разные трактовки, каждая из которых имеет политическую подоплеку. Например, будем считать, что призыв президента обращен к русским и другим титульным нациям России. Это значит, что к нам приглашаются татары, башкиры, карелы, буряты, то есть представители тех наций, которые в рамках нашего федеративного устройства имеют свою государственность. А если к нам изъявит желание приехать на ПМЖ украинец или белорус? Или азербайджанец, свободно владеющий русским языком, читающий Достоевского и Булгакова, но посещающий мечеть? На эти вопросы крайне важно ответить хотя бы для того, чтобы оценить будущий миграционный поток. Ведь не секрет, что этнические русские, живущие в бывших советских республиках, либо уже успели вернуться в Россию в 90-е годы, либо, несмотря на проявления дискриминации русского языка, все-таки адаптировались к местным реалиям. По моему убеждению, если действительно предоставлять репатриантам весомый "компенсационный пакет", то в рамках установки "русские и другие титульные нации России" к нам вернутся прежде всего пенсионеры, особенно те, кто остался на чужбине в одиночестве. Это тоже неплохо. Россия должна быть матерью всех своих детей, раскиданных сейчас по миру, безотносительно к тому, могут эти люди наращивать ВВП или будут только его потреблять.

Но если речь идет о соотечественниках в смысле наших братьев по бывшему СССР, то репатриантами (со всеми вытекающими отсюда финансовыми последствиями) могут стать и азербайджанцы, и таджики, и узбеки. Здесь как раз можно рассчитывать на относительно большой поток (несколько миллионов человек), состоящий в основном из трудоспособных людей и детей. Экономика от этого только выиграет.

Однако готово ли наше общество к приему такого числа соотечественников с иным внешним видом, иной религией, иным менталитетом? Не получим ли мы в обмен на дополнительные рабочие руки массовые вспышки ксенофобии и межнациональные столкновения? Для ответа на эти вопросы Межведомственной комиссии по реализации утвержденной президентом программы придется серьезно поразмышлять.

Еще один блок пока открытых вопросов - обустройство въезжающих к нам соотечественников. Выбраны 12 экспериментальных регионов, которые должны уже до 1 сентября текущего года представить проекты своих программ по приему мигрантов. Причем отрадно, что дело не ограничилось примитивным подходом - дескать, давайте заселять сибирское и дальневосточное приграничье. В числе этих регионов - Тверская, Тамбовская, Калужская и Липецкая области. Но не надо впадать и в другую крайность, рассматривая репатриантов в качестве будущих сельских жителей и работников. Известно, что выходцы из крупных городов, как правило, хотели бы поселиться в таких же по размеру городах, то же самое - жители средних и малых городов. Даже если под соотечественниками будут пониматься все бывшие граждане СССР, то среди них собственно сельских жителей будет очень немного. Вывод: в регионах нужно готовить рабочие места, требующие достаточно высокой квалификации и сеть учреждений, которые будут предлагать мигрантам в короткий срок этой квалификацией овладеть.

Тут снова всплывает проблема ксенофобии. Мигранту надо не просто обеспечить приличные материальные стартовые возможности. Он и члены его семьи должны попасть под дружескую опеку местной общественности, которая поможет с советом, создаст (что очень важно!) круг общения, поможет разрешить массу неизбежных психологических и коммуникативных проблем. Особенно это важно в отношении мигрантов неславянского происхождения.

Но тут возникает другая проблема, также требующая особой чуткости и такта. Если предоставить "чужаку" солидную поддержку, особенно с жильем и получением достойно оплачиваемой работы, то у части коренных жителей это может вызвать негативную реакцию: мы тут от рождения, ютимся в трущобах, зарабатываем копейки, а приезжим создаются тепличные условия. Здесь никакие призывы к толерантности или сочувствию могут не помочь. Мы снова получим скрытое или открытое недовольство, густо замешанное на расизме и дремучем экстремизме.

При реализации программы не надо забывать и о тех вынужденных переселенцах, которые вернулись на Родину в 90-е годы. Десятки тысяч из них до сих пор мыкаются по чужим углам, обитают в бараках, не имеют постоянной работы и фактически брошены на произвол судьбы. Для них Россия оказалась не матерью, а мачехой.

И последнее. О том, как программа готовилась. Президент дал поручение о ее подготовке еще в прошлом году. Но с тех пор в экспертное сообщество, в общественные круги никакой информации не поступало. Ситуация была максимально закрытой, что непонятно. Казалось бы, к работе над подготовкой такого глубоко патриотического документа можно было привлечь и специалистов, и представителей национальных диаспор, и общественные организации, работающие с мигрантами. Открытость только увеличила бы шанс на успех. Этот шанс все еще остается. Ведь для запуска программы с 1 января 2007 года предстоит подготовить десятки правительственных документов. Но в состав Межведомственной комиссии по реализации этой программы указано включить только чиновников. А где представители экспертного сообщества, общественности, бизнеса (на плечи которого во многом ляжет обустройство соотечественников)? Такой подход резко повышает риски неудач в этой сфере. Допустить такой исход - преступление и перед соотечественниками, и перед нами самими.

Общество Соцсфера Соцзащита Евгений Гонтмахер комментирует
Добавьте RG.RU 
в избранные источники