Новости

30.06.2006 04:00
Рубрика: Экономика

Биржевая страда

За право торговать зерном цивилизованно разгорелась борьба

Уборка-2006 уже началась. Но в этом году, клянутся чиновники, спекулянтам не удастся "нагнуть" крестьян: к осени в России должна появиться зерновая биржа. Однако с нею складывается почти детективная история. Корреспонденту "РГ" удалось узнать, что вокруг права ее создать уже развернулась нешуточная конкуренция, а с другой стороны, спекулянты, похоже, делают все, чтобы сорвать задумку.

Торговля будущим

О том, что России нужна зерновая биржа, говорят уже 15 лет. Но поскольку она нужна всем, но никому конкретно, дело разговорами и ограничивается.

Чем хороша биржа? Начиная сеять, крестьянин не знает цены зерна осенью. Не знает, потому что в России нет фьючерсной торговли зерном. Фьючерс - это когда я, скажем, в марте обязуюсь купить зерно, допустим, в сентябре по такой-то цене. Она и становится ориентиром для рынка. Механизм этот очень гибкий. Зерно можно реально и не продавать, и не покупать, зато торговать самими фьючерсами, "будущей ценой". Но механизм страхования (хеджирования) позволяет избежать убытков всем участникам процесса. Он-то и есть самое сложное звено. На днях РТС запустила фьючерсные торги нефтью и золотом. По признанию менеджеров биржи, к этому РТС шла 5 лет. Но вдруг пошли сообщения, что уже осенью зерновая биржа заработает в Орле. 3 июня замруководителя Федеральной службы фондового рынка Бембя Хулхачиев должен совещаться об этом в Орле с губернатором области Егором Строевым. Однако в администрации Орловской области корреспонденту "РГ" признались, что ничего об этом не слышали. Воздерживаются от комментариев и в ФСФР. Одновременно чиновники минсельхоза на правах анонимности говорят, что осенью появится совсем другой проект, электронный, на базе системы виртуальных торгов, уже запущенных одной крупной компанией в Интернете. Что происходит на самом деле?

Война форматов

Похоже, под зерновой биржей разные игроки понимают совсем не одно и то же.

Почему закрылось большинство региональных зерновых бирж, организованных в 90-е? Потому, что они пытались торговать вовсе не фьючерсами, а реальным зерном "здесь и сейчас". Такая биржа просто сводит продавца и покупателя, выступая чистым посредником. На первых порах, пока рынок не устоялся, посредник нужен, потом нет. Однако, похоже, бесперспективность реанимации посредников осознана не всеми.

Есть основания подозревать, что Орловская биржа задумывалась не как фьючерсная, а как посредническая. Чего стоит выбор места - поближе к элеваторам. "Возможно, не все понимают, что между этими видами торгов вообще есть разница. Что фьючерсные торги помогают прогнозировать цены и сглаживать их движение, а биржевые торги "здесь и сейчас" никому не нужны", - сказал корреспонденту "РГ" один из участников рынка.

Вероятно, именно осознание этого факта заставило "закрыть" Орловскую биржу, еще не открытую. Однако есть и новые планы, о которых официально не говорят ни чиновники, ни представители бизнеса. Речь идет об организации электронных торгов в Интернете. Система и в самом деле выглядит удобной: в сети выставляются предложения товаров, покупатель заявляет свой интерес, а машина подсчитывает, сколько будет стоить зерно с учетом доставки. "Это новшество, безусловно, призвано облегчить жизнь трейдерам, - сказал корреспонденту "РГ" один из экспертов по биржевой торговле. - Примут ли трейдеры этот механизм, решать им".

Кто против?

Вряд ли перекупщики заинтересованы во фьючерсах. Впрочем, демонизировать их никто не собирается. Так, по словам заместителя руководителя управления срочного рынка Российской торговой системы Валерия Звягина, перекупщики, возможно, сами не понимают, от чего отказываются: "Резкие колебания цен не выгодны никому. Хороший пример - скачки цен на сахар этой зимой. Если кто-то на этом выигрывал, он же через короткое время проигрывал". Эксперты говорят, что перекупщики относительно быстро воспримут новый механизм и научатся делать на фьючерсах деньги, не разоряя крестьян, едва появится реальная фьючерсная площадка. Однако с этим есть одна сложность.

Дело в многострадальном законопроекте о складских свидетельствах, зависшем в парламенте уже в течение шести с лишним лет. Складское свидетельство - это ценная бумага, говорящая, что у крестьянина N есть такой-то товар такого-то качества на таком-то элеваторе. Эту ценную бумагу можно продать, а биржа может принять ее в обеспечение сделки.

Но кто же тормозит законопроект? Публичное недовольство высказывается хозяевами элеваторов. Они говорят от имени крестьян, что обслуживать складские свидетельства - это дорого. На самом деле именно хозяева элеваторов зачастую выступают игроками на рынке зерна, то есть являются не только хранителями, но и продавцами.

Как быть

Многие полагают, что сразу после принятия закона о складских свидетельствах биржевая торговля зерном будет организована на одной из признанных биржевых площадок вслед за нефтью и золотом. Так, например, на РТС официально о сроках не говорят, неофициально называют осень, когда закон о свидетельствах наверняка принять еще не успеют.

Ну а пока кроме абстрактного: "Так лучше, цивилизованней" - нет ни одной группы влияния, которая бы лоббировала фьючерсную торговлю. Чиновники верят, что цены хорошо сглаживают государственные интервенции, и сообщения прессы о том, что игроками на интервенциях выступают все те же перекупщики, их почти не смущают. С трейдерами все понятно, а крестьяне разобщены и при слове "фьючерсы" недоверчиво щурятся.

В то же время о важности фьючерсного механизма для прогнозирования зерновых цен говорил со страниц "РГ" и глава ФСФР Олег Вьюгин, назвав, кстати, как бы невзначай ценовой ориентир на зерно - 6 тысяч рублей за тонну против нынешних 2,5-3 тысяч рублей.

Экономика Товары и цены
Добавьте RG.RU 
в избранные источники