Новости

03.07.2006 04:00
Рубрика: Власть

Россия говорит нет

гражданской войне и революции

Уважение к государственности - одна из черт российской политической культуры, считает помощница президента Джахан Поллыева. Фото: Константин Завражин"Дни русской политической культуры" длились в столице весь июнь. Организована эта серия "круглых столов" и лекций была партией "Единая Россия" и ФЭП. Член Общественной палаты Сергей Марков, открывая последний "день" под названием "Летний интеллектуальный форум", объяснил, зачем это мероприятие было нужно. "На таких форумах и происходит самоопределение политического класса, - заявил Марков, - во многом это социальный накат наших сограждан, которые хотят большей определенности, более четко знать систему ценностей".

Первым оратором стал начальник Управления президента по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами Модест Колеров, сразу задавший основной тезис, к которому явно или скрыто возвращались все остальные выступавшие: "Главная новация русской политической мысли - ценность суверенитета". По мнению Колерова, на постсоветском пространстве есть два способа существования суверенитета - "мы народ" (российский способ) и "нам разрешили" (все остальные). "Мы в России живем в окружении продолжающегося национального становления и серьезных вызовов деинтернационализации", - заявил Колеров.

Об особенностях современной российской политической культуры говорил и протоирей Всеволод Чаплин. Он полагает, что для России сама идея разделения властей или идея политической конкуренции "является достаточно чуждой". "Нам не нужно стесняться своей политической культуры, даже если она не совпадает с уже уходящей культурой". По мнению Чаплина, эта культура уже достигла своего апогея ко второму тысячелетию.

"Сегодня русские- самые бедные люди белой расы, но это сознательный выбор", - после этой фразы президента ФЭП Глеба Павловского зал подтянулся и оживился. Он полагает, что вообще в Европе реализуются два государственных проекта, российский и Евросоюза, и во многом они близки: "и то и другое - новые ценностные проекты", оба являются квазигосударственными образованиями и оба извлекают урок из истории, говоря прошлому - "никогда больше". ЕС говорит это национальной вражде, а Россия, считает Павловский, "гражданской войне, гражданской вражде, революции".

Стройную концепцию русской политической культуры изложила и помощник президента РФ Джахан Поллыева. По ее мнению, главными чертами являются этатизм, романтизм, когнитивизм, которые "создавали ту жесткую традицию, скрепляющую преемственность российской государственности". Поллыева полагает, что "уважительное отношение к российской государственности - это одна из черт русской политической культуры", а кроме того, этатизм напрямую связан с правовой школой. "Посмотрите на сегодняшнюю политическую элиту - юридическое образование очень популярно, - уточнила помощник президента, - а наш президент имеет в своей основе юридический фундамент". Что же до романтизма, то Поллыева считает, что именно из этой тенденции выросла "всепоглощающая страсть к русской национальной идее". Оборотной стороной романтизма стала его конвертация в пропаганду. Ну, а когнитивизм, "бесконечная страсть к познанию", заметила Поллыева, по-прежнему важен, "востребованность лозунга "Знание - сила!" подтверждает и наш форум".

Об этатизме как главной особенности заговорил и Сергей Марков. Он, правда, начал с недостатков, упомянув, что "пока мы не можем говорить об эффективной административной реформе, и это является нашим недостатком". Однако проблемы с другой, главной особенностью российской политической культуры, по мнению Маркова, - с мессианством, еще более сильные: "Без миссии Россия болтается, как корабль без киля, но мне кажется, что миссия России в том, чтобы в глобализации была духовная составляющая - недостаточно жить богато, надо жить по правде". Марков даже предложил делать специальный рейтинг духовности по аналогии с американскими рейтингами демократии. Впрочем, с идейной подкладкой российской духовности, похоже, все в порядке, во всяком случае Марков считает, что "в русском мире жизненный успех оправдан в той мере, в какой связан с высшей целью, поэтому наши богатые люди немедленно тратят свои деньги, понимая, что это греховные деньги". Тут член Общественной палаты увлекся: "Нынешняя элита, рожденная в 90-е годы, - это подлая элита, хотя это не значит, что каждый человек - подлец". Он предложил эту элиту переформатировать, проверяя ее на силу, лояльность, энергичность, духовность. Что же до современного этапа, то Марков и тут не избежал пристрастия к ярким образам: "У нас идет выкарабкивание из пропасти, но Россия еще не решила, куда ей идти от этой пропасти". В качестве иллюстрации он назвал нерешительность по отношению к целям Стабфонда, к использованию "управляемого информационного пространства" и вертикали власти. "Может быть, миссия Путина - в накоплении этого резерва", - заключил Марков. Прослушав все это, Джахан Поллыева не удержалась от реплики, заметив, что Сергей Александрович проявил еще одну черту русской политической культуры - склонность к провокации.

Власть Позиция