Новости

04.07.2006 03:40
Рубрика: Власть

Цена сотрудничества

Россия заинтересована в том, чтобы Афганистан состоялся как процветающее государство

 

Российская газета| Вы недавно побывали с визитом в Афганистане. Каковы были задачи этой поездки?

Николай Спасский| Нашей поездке предшествовала основательная подготовка. Перед нами стояла задача провести комплексную инвентаризацию ситуации, складывающейся в наших отношениях с Афганистаном, проанализировать, какие есть проблемы, каковы реальные перспективы, на чем в первую очередь следует сосредоточить внимание. Эта работа проводится в соответствии с указаниями президента России, причем главные акценты были расставлены в ходе недавней беседы Владимира Путина с президентом ИРА Хамидом Карзаем в Алма-Ате. Естественно, она не завершится с окончанием нашей поездки.

РГ| А не кажется ли вам, что нам было бы лучше оставить Афганистан в покое? Мы уже слишком дорогую цену заплатили, помогая этой стране.

Спасский| Речь не идет о том, оставлять или не оставлять Афганистан в покое. Афганистан для нас не просто дружественное государство. Это наш сосед. Более того, исторически, геополитически Афганистан - это одна из ключевых стран Азии, и нам ни в коем случае не безразлично, в каком направлении развиваются события в этой стране. Военное присутствие России в Афганистане однозначно исключено. Но мы заинтересованы в том, чтобы Афганистан состоялся как стабильное, процветающее государство, живущее в мире со всеми своими соседями. Тогда с территории Афганистана не будут исходить угрозы нашей национальной безопасности. И тогда не будет необходимости в военном присутствии в Афганистане других государств и военно-политических организаций. И именно потому, что мы заплатили в Афганистане очень большую цену, причем не только в 80-е годы, но и в 90-е, что менее известно, сегодня мы не можем позволить себе роскошь отвернуться от этой страны. Не говоря уже о том, что наши близкие отношения с Афганистаном восходят не к 1979 году, и даже не к 1919 году, когда мы установили дипломатические отношения с правительством Амануллы-хана, а к середине XIX века.

РГ| Что в таком случае нам нужно сегодня от Афганистана? Чего хочет Россия?

Спасский| Наша политика в отношении Афганистана честная и открытая. Прежде всего мы хотим, чтобы из Афганистана не исходили угрозы нашей безопасности. Если конкретно - чтобы не шли наркотики и чтобы не осуществлялась инфильтрация боевиков в соседнюю с нами Центральную Азию. К сожалению, в последнее время здесь, особенно в том, что касается транспортировки наркотиков, есть тревожные сигналы. В перспективе же нам хотелось бы развивать с Афганистаном широкое взаимовыгодное сотрудничество в самых различных областях, прежде всего в экономике и культуре, в интересах народов наших двух стран.

РГ| Как вы оцениваете нынешнюю обстановку в Афганистане?

Спасский| Обстановка, если называть вещи своими именами, тяжелая. Признаки определенной нормализации, безусловно, имеются. При нашей поддержке состоялись президентские и парламентские выборы, сформировано правительство. Вместе с тем очень трудно идет восстановление контроля центрального правительства над всей территорией страны. В ряде провинций, особенно на юге, налицо разрастание вооруженной антиправительственной деятельности. На глазах активизируются талибы, причем мы неоднократно предупреждали об этой опасности. К нам не прислушались. Далее, пробуксовывает борьба с наркобизнесом. Производство наркотиков не сокращается, а увеличивается. Что особенно тревожно, расширяется поддержка этих деструктивных проявлений извне: появляются уже и иракские следы. Конкретный пример - террористические акты в Афганистане превратились в реалию повседневной жизни, четко просматривается знакомая калька - использование шахидов и все более совершенных самодельных взрывных устройств.

Военное присутствие России в Афганистане исключено. Но мы заинтересованы в том, чтобы Афганистан состоялся как стабильное, процветающее государство, живущее в мире со всеми своими соседями

Сказанное ни в коем случае не означает, что мы оцениваем ситуацию как безнадежную. Ее вполне можно выправить. Но для этого тем, от кого это в первую очередь зависит, требуется кардинально пересмотреть свои подходы к борьбе с терроризмом и наркопроизводством в Афганистане и прилегающих районах. Об этом мы подробно и откровенно говорили с нашими афганскими собеседниками и руководством международных присутствий в Афганистане.

РГ| Афганистан сегодня - какой он? Каковы ваши впечатления?

Спасский| Впечатления очень пестрые. С одной стороны, видишь великую страну, наследницу древних цивилизаций, с талантливыми людьми и богатейшими природными ресурсами. Но эта страна переживает тяжелейшие времена. По данным ООН, по уровню развития Афганистан занимает 173-е место в мире из 178 стран, входящих в этот рейтинг. Когда это видишь своими глазами, масштабы нищеты и разрухи поражают. Хотя видно и другое. Мирная жизнь постепенно налаживается, другое дело, что мучительно трудно. Строятся дороги, восстанавливается жилье, оживляется мелкая торговля. Однако, повторюсь, пока не будет окончательно сломлен хребет талибским боевикам, на мой взгляд, ожидать коренного перелома в восстановлении страны нереально.

РГ| Расскажите, с кем вы встречались в Афганистане. Что включала в себя программа визита?

Спасский| Мы провели развернутые рабочие встречи практически со всем высшим руководством Афганистана - с вице-президентами А. Масудом и А. Халили, министром иностранных дел Р. Спантой, министром финансов А. Ахади, советником президента ИРА по национальной безопасности З. Расулом, нанесли визит экс-королю Захир-шаху, встретились со спецпредставителем Генерального Секретаря ООН Т. Кенигсом. На севере Афганистана, где традиционно большой интерес к сотрудничеству с Россией, встречались с губернатором провинции Балх М. Атой. При этом строили разговор в предельно конкретной плоскости. Есть целый ряд проектов, которые не требуют больших денег и могут быть осуществлены в достаточно сжатые сроки. Это и восстановление Кабульского политехнического университета, и открытие Дома матери и ребенка в Мазари-Шарифе, и обустройство поликлиники в Джелалабаде, и расширение подготовки афганских кадров в России, и создание полноценного российско-афганского общества дружбы, и многое другое. Реализация этих наработок могла бы серьезно изменить к лучшему ситуацию в нашем двустороннем сотрудничестве и была бы с признательностью воспринята афганцами. Есть и более масштабные идеи, прежде всего в энергетической и транспортной сфере, а также в строительстве. Их тоже не следует откладывать в долгий ящик. Обо всем этом шла речь во время нашего пребывания в Афганистане.

Кроме того, посмотрели на месте, чем можно помочь нашему посольству в Кабуле и генконсульству в Мазари-Шарифе. Наша делегация осталась удовлетворена проделанной работой.

РГ| Что значит Афганистан для вас лично?

Спасский| Мне не довелось ни служить, ни работать в Афганистане. Однако молодость всего моего поколения прошла под знаком Афганистана. Поэтому воспринимать эту страну как контур на географической карте не получается. Кроме того, я действительно убежден, что стабильность наших южных рубежей во многом будет зависеть от того, удастся ли нам добиться намеченного в отношениях с Афганистаном. Не скрою, что присутствует и личный мотив. В свое время, в бытность послом в Италии, мне довелось очень плотно контактировать и работать с афганской эмиграцией, в значительной массе осевшей в этой стране. А повидать людей, которых давно знаешь и уважаешь, всегда приятно.

Власть Работа власти Внешняя политика