Новости

05.07.2006 04:00
Рубрика: Общество

Синагога для деда и внука

Глава Федерации еврейских общин Берл Лазар о диалоге религий

Российская газета | Господин Берл Лазар, как вы восприняли идею проведения в Москве Всемирного саммита религиозных лидеров?

Берл Лазар | На таких встречах есть официальная и неофициальная части. В официальной - много заявлений, но самое главное происходит во время обедов и перерывов. В неформальной обстановке люди находят общий язык, приходят к взаимопониманию, а иногда и к истине. Затронутые в таких неформальных беседах вопросы не часто потом разрабатываются за столом переговоров. Поэтому я считаю, что решающую роль играет сам факт встречи религиозных лидеров. Но и формат выбран правильный. Удачно выбраны место (Россия - страна с богатейшим опытом мирного сосуществования нескольких конфессий) и время (скоро саммит "большой восьмерки" в Петербурге).

РГ | Что мир верующих может сегодня сказать миру неверующих?

Берл Лазар | Мне как верующему человеку сложно понять, как формируется институт ценностей у неверующих людей. Мирские ценности очень изменчивы: то, что сегодня кажется единственно верным и превращается чуть ли не в путеводную звезду, завтра может утратить свою актуальность. Религия же несет в себе проверенные тысячелетиями ценности. И те вопросы, которые мы сегодня обсуждаем, те проблемы, с которыми мы сталкиваемся, лишний раз подтверждают - лучших ответов, чем религиозные, нет. Религиозные ценности преображают мир.

РГ | Какой период переживает сегодня ФЕОР в России?

Берл Лазар | ФЕОР переживает сейчас период подъема и процветания. Такого расцвета никогда не было - ни сто, ни двести, ни триста лет назад. Сегодня синагог строится больше, чем до революции. Темп строительства поражает. Еврейская община России - самая активно растущая и развивающаяся община в мире: еврейские общины есть сегодня в двухстах городах России.

РГ | Вы приехали жить в Россию шестнадцать лет назад, пока ваш язык терял акцент, какой опыт вы обрели? Что ожидали? Что встретили?

Берл Лазар | Жизнь в России очень интересна. Решать вопросы здесь иногда намного сложнее, чем где бы то ни было еще, но и делать здесь можно намного больше. Если человек действует - и это верно для любой области, в том числе и для религии, то результаты видны не через сто или двести лет спустя, а уже на следующий день. Когда мы создавали общины, казалось, что они начнут работать через десять-двадцать лет, однако уже через полгода там не хватало места для всех желающих. Мы были уверены, что разрушенное за семьдесят лет потребует и семидесятилетнего восстановления, но прошло 15 лет, и мы видим радикальные изменения.

Самой большой проблемой для общин является незнание еврейских ценностей и традиций. "Идея еврейства" и самоощущения себя как еврея для многих, в чьих жилах течет еврейская кровь, не является доминирующей. Человек помнит, что его бабушка или дедушка были евреями, но, на его взгляд, его это лично не касается. Но с потерей национальности прерывается цепочка, которая связывает поколения. Человек страдает и рано или поздно осознает потерю. К сожалению, многие евреи, живущие в России, полностью отрезаны от еврейской жизни и никак не связаны с общинами, я бы сказал, что это половина евреев, они даже раз в год не ходят в синагогу, не покупают мацу... и для нас сегодня очень важно восстановить связь с ними. Иногда старшее поколение и приходит в синагогу, но чаще это дети или даже внуки их приводят.

РГ | Как вы оцениваете позицию и политику российской власти по отношению к иудаизму как традиционной вере в России?

Берл Лазар | Никогда не было столько взаимопонимания между властью и еврейской общиной. Если раньше еврейская община воспринималась как угроза для Советского Союза, то сейчас, наоборот, люди понимают, что мы можем внести свой вклад в развитие общества и страны в целом. В Россию сегодня возвращаются репатрианты из Израиля, они уезжали со словами "мы больше никогда не вернемся" и все же возвращаются.

Я думаю, что ничего страшного здесь и с антисемитизмом не происходит.

Ситуация не идеальная, но люди не боятся выходить на улицу. Реальность такова: евреи чувствуют себя сегодня более уверенными в России, они обеспечены, и их признают как часть общества. У нас проходят встречи с президентом и правительством, на которых мы обсуждаем те проблемы, которые есть в еврейской общине сегодня и, слава Богу, эти вопросы решаются.

РГ | Иногда эксперты говорят, что в подоплеке современных конфликтов и кризисов лежат тектонические столкновения разных религиозных, культурных и цивилизационных ценностей.

Берл Лазар | Сегодня религии продуктивно сотрудничают между собой, и опыт России служит доказательством этого. Почти всегда, когда говорят о религиозных конфликтах, религии используются. Люди стараются впутать религию - это дает оправдание. От имени религии можно делать все на том основании, что это от Бога. Но Бог отрицает насилие, и доказательства этого мы видим во всех религиях. И поэтому я думаю, что лидеры, которые приехали в Москву, должны заявить, что террор никак не связан с религией. Это труднее для мусульманских лидеров, потому что их проблема террора коснулась больше, но мы должны поддержать их: любая религия против насилия.

РГ | Чему нас учат вспышки напряжения вроде карикатурного скандала или скандал вокруг "Кода да Винчи"?

Берл Лазар | Вы знаете, я по-другому смотрю на эти фильмы, выставки... Если подумать, сколько карикатур было нарисовано на меня или на евреев в целом... Да и сами евреи иногда рисуют карикатуры на себя. Может, это и обидно, но это оценка нашей важности. И то, что "Код да Винчи" занял такое важно место в общественной дискуссии, лишь указывает на заинтересованность людей. Наша же задача - представить правильную точку зрения и рассказать о реальном ходе событий. Понятно, что мы не можем бороться с каждым режиссером. Ввести везде цензуру невозможно: введешь на телевидении, поток информации пойдет через Интернет. Фильм есть фильм, это всего лишь фантазии. Не нужно это принимать слишком близко к сердцу. Религия, она пережила многое, переживет и это.

Общество Религия