Новости

07.07.2006 02:40
Рубрика: Власть

Переговоры вместо ОМОНа

Анатолий Кучерена: в Бутове начался предметный диалог

Российская газета | Анатолий Григорьевич, появились обнадеживающие сообщения, что конфликт вокруг поселка Бутово разрешен и требования жителей будут удовлетворены. Ваши комментарии?

Анатолий Кучерена | Могу подтвердить, сейчас идут конструктивные переговоры. Мы выезжали туда вместе с господином Ресиным, состоялась встреча с жителями поселка. Разговор был очень трудный. Люди спрашивали, почему уже много лет им не дают возможности оформлять документы. Почему направляют ОМОН? Уже сам характер вопросов показывает, что с ними никто не хотел разговаривать. И я убежден: акция с применением столь внушительной силы была актом устрашения. И это вызвало негодование в обществе.

Я рад тому, что власти Москвы пошли на диалог с Общественной палатой и с жителями поселка Бутово.

РГ | В итоге жителей не будут выселять из их домов?

Кучерена | Более того, Ресин заявил, что никаких судебных исков, ни применения силы не будет. Конфликт перешел в плоскость переговоров.

РГ | Вы и ваши коллеги не раз говорили, что защищаете конкретную семью. А если ее интересы идут вразрез с интересами других семей, общества, как тут быть?

Кучерена | Мы защищали не только Юлию Прокофьеву, а интересы всех жителей Бутова, всех граждан от неправомерных действий власти, которая спровоцировала этот конфликт. Мы призывали московские власти: не надо бегать от людей, вступите с ними в диалог. Нам отвечали: мы встречались, приглашали жителей, но они нас не слушали, у них завышенные требования.

Это неправда. С ними не говорили, от них лишь требовали покинуть свои дома.

РГ | Вопрос к вам как юристу. Есть аргументы, понятные на улице, и есть аргументы, понятные в суде. Можно ли их смешивать? Не подменяется ли суд пусть и справедливыми, но разговорами на улице?

Кучерена | Когда все случилось, власти Москвы стали кивать на решение суда. Мол, это не мы создали ситуацию, а федеральный орган в лице суда. Постарались переложить ответственность. Да, по форме все правильно, решение суда вынесено именем Российской Федерации. Но по существу возникло немало вопросов к этому решению. Например, есть распоряжение мэра Москвы от 2004 года за номером 837. Оно не прошло госрегистрацию. Вопрос о регистрации права собственности на землю городом ставился, но Мосрегистрация отказала. Город обратился в Арбитражный суд. Арбитраж согласился с позицией Мосрегистрации и подтвердил, что у города нет права собственности на эту землю. Распоряжение 837 гласит: изъять для государственных и муниципальных нужд. Но давайте откроем 49-ю статью Земельного кодекса, там сказано, в каких случаях изымается земля. Это, к примеру, строительство автодорог, железной дороги, каких-то ключевых объектов.

А здесь что получается? Судья Соленая выносит свое решение, строя его на документе, который не прошел регистрацию. Более того, в пункте 2.1 этого распоряжения сказано: направить документ в Мосрегистрацию и получить регистрацию права. А пункт 2.2 гласит: после этого за год уведомить жителей поселка Бутово о том, что их будут переселять. Но этого и не сделано, распоряжение Лужкова не выполнено. Документы не прошли процедуру регистрации, не занесены в единый государственный реестр. Поэтому, о какой собственности города можно говорить?

РГ | Но жителям поселка земля тоже не принадлежит?

Кучерена | У некоторых из них есть право собственности на землю. У тех, кто годами этим занимался и оформил такое право по решению суда. А у других нет. Но почему нельзя согласиться с фактом, что эти люди живут на этой земле с тридцатых годов, почему нельзя автоматически оформить на них право собственности?

РГ | Не опасаетесь ли вы как член Общественной палаты, что если одна семья выиграет, то тысячи других будущих получателей социального жилья проиграют?

Кучерена | Позиция властей города именно к этому и сводится. Делается такая попытка стравить людей, которые живут в поселке, и тех, кто стоит в жилищной очереди. Но это абсолютно разные вещи.

Прежде всего, решая вопросы, властям надо думать о том, что записано в нашей Конституции. Высшей ценностью являются права и свободы граждан, каждого конкретного гражданина. И объяснение, что права ущемляются "для государственных и муниципальных нужд" не проходит. В Москве очень много очередников. Но все упирается в жителей поселка Бутово? Берите другие участки и стройте. Почему, принимая решение якобы во благо одних людей, должны нарушать права других, приносить их в жертву? Какой закон дает такое право? Я говорил Лужкову: Юрий Михайлович, есть люди, которые хотят жить на земле, предоставьте им земельный участок, адекватный тому, что у них есть.

РГ | Как отреагировал мэр?

Кучерена | Сказал: будем думать. В Москве - негде, за пределами города - да. Но люди не хотят уезжать за 50 километров от Москвы. Конечно, надо думать и находить решения. Но нельзя решать силовым методом, применять против людей силу, ОМОН или "спецсредства". Вот это принципиальный вопрос. Люди просят об этом: общайтесь с нами на цивилизованном языке.

Власть Право Права человека ЦФО Скандал в Южном Бутове
Добавьте RG.RU 
в избранные источники