Новости

07.07.2006 05:00
Рубрика: Власть

Сергей Лавров: Твердо, но без угроз

Основной темой состоявшейся беседы должен был стать предстоящий в Санкт-Петербурге саммит "большой восьмерки". Однако волею обстоятельств беседа с главой российского внешнеполитического ведомства началась с обсуждения самой горячей за последние сутки новости - массового запуска Северной Кореей баллистических ракет, некоторые из которых чуть не залетели в водное пространство России.

Учитывая то обстоятельство, что практически неуправляемые северокорейские ракеты летали и, быть может, еще полетят в непосредственной близости от российских границ, возможно, России стоит присоединиться к предложению Японии, США и Великобритании, намеренных ввести санкции против Пхеньяна? Таков был первый вопрос "РГ" Сергею Лаврову:

- Необходимо делать то, что позволит достичь результата, который мы все хотим видеть. А именно, в качестве конечной цели - урегулирование ядерной проблемы Корейского полуострова. При возвращении КНДР в режим нераспространения ядерного оружия и при устранении любых угроз этому режиму.

Путь к этой кардинальной цели лежит через переговоры. Переговоры в шестистороннем формате, которые велись и которые необходимо возобновить. Все их участники со стороны пяти стран к этому готовы. Мы призываем КНДР к тому, чтобы она также подтвердила свою готовность, чтобы мы могли как можно скорее начать готовиться к возобновлению этих переговоров.

США и Япония предлагают резолюцию, в которой нынешние северокорейские испытания, равно как и будущие испытания, расценивались бы как угроза международному миру и безопасности.

Более того, они настаивают на введении санкций на сотрудничество с Северной Кореей в любых сферах, которые так или иначе могут быть связаны с ракетостроением и ядерной деятельностью. В том числе и финансовые потоки, которые так или иначе выходят на соответствующие отрасли.

Ответом явилось заявление Северной Кореи о том, что они и дальше будут продолжать пуски без уведомления кого-либо. Это, конечно, нарушение всех общепринятых норм поведения, так как напрямую затрагивает, к примеру, свободу судоходства. Кроме того, подобные пуски ракет создают реальную угрозу для соседних государств. Не стоит забывать, что, как правило, северокорейские ракеты не долетают до тех целей, которые КНДР, видимо, обозначает.

Они разваливаются в воздухе и могут попасть на территорию соседних государств. Конечно, это все очень опасно.

Хотя Северная Корея, строго говоря, не является членом режима контроля за ракетными технологиями. Это достаточно ограниченная группа стран. При этом Северная Корея заявляет, что мораторий на испытания ракет она объявила в порядке жеста доброй воли и только в контексте переговоров с Соединенными Штатами по урегулированию проблем двусторонних отношений. Несмотря на все это, как бы Северная Корея ни трактовала свои международные обязательства, есть общепринятые нормы поведения. Свобода судоходства не должна нарушаться. Угроза территории других стран абсолютно исключена. Ни одно право в современных международных отношениях не может реализовываться за счет нарушения прав других. Включая право на свободное судоходство, включая право на неприкосновенность собственной территории.

Поэтому мы убеждены, что реакция Совета Безопасности ООН нужна, что она должна быть твердой. Но без угроз, которые вызывают лишь ответные угрозы. Реакция должна быть выверенной и направленной на то, о чем я сказал сначала: на возобновление переговоров. Другого пути просто не существует. Я думаю, что все с этим согласны, и на этом мы будем стоять.

Российская газета | Помощник президента России Сергей Приходько на днях сообщил о том, что вопрос о расширении "большой восьмерки" пока не стоит. В то же время аналитики предупреждают, что если "восьмерка" в ближайшие годы не станет "девяткой" или "десяткой", то ее влияние на мировые процессы неминуемо начнет снижаться. Имеют ли под собой реальную основу подобные предупреждения?

Сергей Лавров | Речь идет о двух крайних точках зрения - расширять "восьмерку" сейчас или вообще не расширять. "Восьмерка" ведь работает отнюдь не в вакууме.

Начнем с того, что "восьмерка" - понятие относительное. На самом деле, участников-то больше. К примеру, есть Евросоюз, который представляет очень большую группу стран. Во-вторых, в мероприятиях в рамках саммита "большой восьмерки" регулярно принимают участие другие ведущие государства мира. Это и Китай, и Индия, ЮАР, Бразилия, Мексика. На саммит в Санкт-Петербург приглашен и президент Казахстана, который будет представлять СНГ в качестве председателя Содружества.

Для решения отдельных вопросов в течение года привлекаются представители многих стран. В частности, когда речь идет об Африке, то привлекаются руководители Африканского союза. Причем подобные встречи становятся все более систематизироваными и структурироваными. Документы, которые готовились к саммиту, проходили через экспертные консультации и министерские встречи. Соответственно собирались и министры энергетики, и министры образования, и министры социального развития. Так вот на всех этих встречах по каждой из основных тем саммита присутствовали и принимали участие в обсуждении представители упомянутых мною стран, которые в "восьмерку" не входят.

РГ | Рассуждений на тему возможного появления президента Ирана на питерском саммите "большой восьмерки", было немало. И все-таки, приедет в Санкт-Петербург Махмуд Ахмадинежад или нет?

Лавров | Я таких спекуляций не слышал. Никто президента Ирана на "восьмерку" не приглашал, и планов таких не было.

РГ | Согласны ли вы с утверждением, что "восьмерка" на саммите в Санкт-Петербурге столкнется как минимум с двумя тупиковыми проблемами: палестино-израильское противостояние и ситуация в Ираке?

Лавров | Ситуация в Ираке - это не тупик "восьмерки", это тупик, из которого нужно искать выход всем вместе. Ирак, к сожалению, деградирует. Ситуация в сфере безопасности аховая. Заявления о необходимости национального примирения пока не подкрепляются достаточно адекватными действиями.

"Восьмерка" не будет принимать решений о том, как дальше вести дела в Ираке. "Восьмерка" даст оценку ситуации и выскажет свое мнение. А решение должны принимать в Совете Безопасности ООН, который выдал мандат на пребывание там многонациональных сил. Этот мандат периодически продлевается, я думаю, что к очередному рассмотрению этого мандата в конце года можно будет подойти предельно серьезно и ответственно.

Что касается ближневосточного урегулирования, то очень хочется надеяться, что главный механизм, который уполномочен содействовать сторонам решать имеющиеся проблемы, а именно "четверка" международных посредников, сможет в ближайшее время как-то воздействовать на ситуацию. По крайней мере и мы, и европейцы стараемся это делать. Арабские страны, с которыми мы находимся в повседневном контакте, также предпринимают усилия для того, чтобы вывести ситуацию из ее очень разогретой фазы. В качестве первоочередного шага рассматриваем освобождение захваченного израильского солдата и, конечно же, прекращение насильственных действий, обстрелов с обеих сторон.

РГ | Одни эксперты говорят о том, что в ВТО России вступать нет большой необходимости. Другие, напротив, считают, что членство в ВТО нужно нашей стране. Более того, оптимисты утверждают, что присоединение может произойти на питерском саммите. Ваш прогноз?

Лавров | О вступлении России в ВТО на саммите "большой восьмерки" в Санкт-Петербурге никто никогда не говорил. Говорили о том, что мы рассчитываем на завершение переговоров по вступлению России в ВТО с Соединенными Штатами к моменту проведения саммита в Петербурге.

Я не могу ничего прогнозировать. Как показали последние несколько лет ведения переговоров с нашими американскими партнерами, прогнозировать очень трудно. Они очень часто меняют свои позиции, очень часто просят сконцентрироваться на какой-то одной теме. Например, когда год назад речь шла о сельском хозяйстве, их абсолютным приоритетом было соглашение по мясу, и они убеждали, что если мы найдем развязки по этому соглашению, то все остальные детали сельскохозяйственной мозаики сложатся так, что все будет хорошо. Этого, однако, не произошло.

Поэтому, нисколько не подвергая сомнению наличие политической воли у президента Буша в плане скорейшего завершения переговоров, о чем он говорит, я просто не берусь судить, как будут себя вести переговорщики по конкретному направлению пакета двустороннего протокола о присоединении к ВТО.

Знаю, что у президента России также есть политическая воля завершить переговоры, естественно, на условиях, которые не будут выходить за общие принципы и нормы ВТО. Соответствующие указания с его стороны нашим переговорщикам даны. Наши переговорщики к этому готовы. Посмотрим, готовы ли к этому американцы.

РГ | Несколько лет все госструктуры в целом, и МИД в частности, готовились к председательству России в "большой восьмерке". Удалось ли воспользоваться опытом и советами зарубежных коллег?

Лавров | Мы опирались на богатый опыт партнеров. Причем не только потому, что это был наш первый опыт такого рода. Помимо выбора и проработки приоритетных тем председательства, необходимо было обеспечить преемственность деятельности "восьмерки" по многим традиционным направлениям. Это, в свою очередь, потребовало глубокого изучения и анализа всего массива документов и решений "Группы восьми", особенностей ее организационной работы.

В прошлом году был осуществлен ряд ознакомительных поездок и стажировок наших сотрудников в столицах стран "восьмерки". Многое мы почерпнули, изучая опыт британского председательства. Хотелось бы положительно отметить канадско-российскую программу взаимодействия по тематике "Группы восьми", в рамках которой в 2005 году состоялись стажировки в Канаде двух групп сотрудников администрации президента России и МИДа России по вопросам протокольной работы, медиаобеспечения, создания веб-сайта председательства, подготовки и согласования итоговых документов саммита.

РГ | Зарубежные критики России за время подготовки питерского саммита как минимум два раза впадали в крайности. Первый раз, предложив лишить Москву права быть председателем "восьмерки". И второй раз - предложив членам G-8, в первую очередь США, бойкотировать встречу в Санкт-Петербурге. Во время ваших многочисленных международных переговоров кто-нибудь всерьез рассматривал подобные предложения?

Лавров | Эти примеры подтверждают, что определенные круги пытались нагнетать негативный фон вокруг российского председательства. В этом контексте следует рассматривать отмеченные вами выпады, а также спекуляции некоторых политологов по поводу перехода к так называемой прохладной войне.

Причем необоснованные нападки на нашу страну заметно усиливались по мере приближения саммита. Кому-то, видимо, трудно привыкнуть к мысли о том, что Россия окрепла и с ней надо считаться в глобальной политике. Но на серьезном политическом уровне никто из партнеров не ставил и не ставит под сомнение членство России в "Группе восьми" и правомочность нашего председательства.

РГ | О том, что ключевой темой обсуждения на саммите "восьмерки" станет энергетическая безопасность, известно уже давно. Список же остальных вопросов, очевидно, будет уточняться до последнего. И все же - какие из них вы отнесли бы к разряду наиболее значимых?

Лавров | Приоритетные темы нашего председательства хорошо известны. Это, помимо международной энергобезопасности, - борьба с инфекционными заболеваниями и образование. Предложенные нами приоритеты получили поддержку партнеров, позитивно восприняты международным сообществом. Выверенность и обоснованность сообща разрабатываемых в формате "восьмерки" ответов на глобальные вызовы в этих сферах самым прямым образом скажутся на качестве и уровне жизни как нынешнего, так и будущих поколений.

Весомой будет также политическая составляющая саммита. Это прежде всего нераспространение оружия массового уничтожения, борьба с терроризмом, урегулирование острых региональных конфликтов. В нераспространенческой сфере намерены уделить значительное внимание обсуждению международных гарантий обеспечения доступа неядерных государств к благам ядерной энергетики через создание центров по предоставлению услуг ядерного топливного цикла под контролем МАГАТЭ. Как вы знаете, с этой инициативой в начале года выступил президент России Владимир Путин.

Наряду с этим в контексте обсуждения задач антитеррористической борьбы полагаем целесообразным сделать упор на проблематику незаконного оборота наркотиков, в первую очередь афганского происхождения. Центральное место в дискуссии займут такие острые вопросы, находящиеся сейчас в фокусе внимания мирового сообщества, как ядерная программа Ирана, ближневосточное урегулирование, ситуация на Корейском полуострове.

Не будут обойдены вниманием и косовское урегулирование, положение в Ираке и Афганистане. Возможно, разговор пойдет также о других регионах, где в последнее время серьезно обострилась гуманитарная ситуация. Но правда и то, что повестка дня формально не закрыта и может быть пополнена той или иной неожиданно возникшей в последний момент темой общемирового звучания.

РГ | Похоже, в первую очередь европейские члены "большой восьмерки" готовы при обсуждении главной темы саммита - энергетической безопасности - дать настоящий бой России. Все громче звучат опасения европейских чиновников в том, что российские компании хотят диктовать свои правила игры на энергетическом рынке. Насколько обоснованы их опасения?

Лавров | В современном мире энергетика, как подчеркивал президент России, является важнейшей движущей силой социально-экономического прогресса, прямо влияет на благополучие миллиардов жителей планеты. Но этот ключевой сектор мирового хозяйства подвержен серьезным рискам - политическим, экономическим, экологическим. Реальную угрозу его развитию создают нестабильность на нефтегазовых рынках, увеличивающийся разрыв между спросом и предложением. Вот почему российское председательство в "Группе восьми" предложило сделать глобальную энергетическую безопасность одной из главных тем предстоящего санкт-петербургского саммита. Партнеры нас поддержали.

Цель - определить согласованную энергетическую политику на перспективу. Убеждены, что она должна основываться на признании неделимости глобальной энергетической безопасности. На практике это означает общую ответственность, общие риски и выгоды. Как видите, такой подход не оставляет места для конфронтации, попыток что-то навязать партнерам, односторонних решений.

Россия была и остается надежным поставщиком энергоресурсов в Европу. Подтверждение этому - не знавшее сбоев наше вот уже 40-летнее взаимовыгодное энергетическое сотрудничество. Так будет и впредь. А порой высказывающиеся на этот счет сомнения мы не драматизируем, видим в них проявление конкурентной борьбы.

На Западе заинтересованы в доступе к нашей инфраструктуре добычи и транспортировки нефти и газа - ключевому сектору российской экономики. Мы готовы это обсуждать. Но сначала нам нужно понять, что мы получим взамен, причем тоже в ключевых сферах экономики партнеров. Как представляется, речь могла бы идти о развитии взаимодействия в высокотехнологичных сферах, допуске российских компаний на энергетические рынки партнеров. Не видим здесь неразрешимых противоречий.

Тем более что уже и сейчас почти все наши нефтяные компании - с иностранным участием; немецкий капитал представлен в "Газпроме". Готовы и в дальнейшем сообща искать пути сотрудничества на равноправной основе, при учете национальных интересов друг друга. Как показал недавний саммит Россия - ЕС в Сочи, многие наши европейские партнеры относятся к этому с пониманием.

Власть Работа власти Внешняя политика Правительство МИД Корейский кризис Лучшие интервью
Добавьте RG.RU 
в избранные источники