Новости

12.07.2006 02:50
Рубрика: Общество

Фантазии во сне и наяву Александра Кузьмина

Две пятерки и десятка главного архитектора столицы

По сравнению с почти 900-летней историей Москвы этот срок ничтожно мал. Но согласитесь, вполне достаточный для того, чтобы оставить след в облике даже более древнего города. О том, что еще не построил Александр Кузьмин и что намерен построить в самое ближайшее время, он поделился с корреспондентом "РГ" в канун юбилея.

В кабинет по канатной дороге

Российская газета | Александр Викторович! "Творческий отчет" о том, что сделано за эти годы, представлен на улицах Москвы в виде новых жилых домов, дорог, скверов, памятников... Какими новыми крупными проектами город еще порадует москвичей?

Александр Кузьмин | Я не люблю говорить о крупных проектах еще с тех пор, как десятилетиями приходилось все делать хорошо к 7 ноября. Сейчас для меня важен каждый объект - муниципальный или коммерческий, гигант или двухэтажный особняк. Что добавит он городу? Не испортит ли Москвы? - вот главная забота.

РГ | И все-таки проект делового центра "Москва-Сити" выделяется из всех других. Хотя бы тем, что строится почти столько же времени, сколько вы работаете в должности главного архитектора. На каком этапе он сейчас?

Кузьмин | В процессе самого активного строительства. Думаю, что за ближайшие три года будет полностью уже достроен.

РГ | В том, что выросло и вырастет на набережной Москвы-реки, можно будет узнать первоначальный замысел автора - архитектора Бориса Тхора?

Кузьмин | Безусловно. Идеология "Москвы-Сити", призванная прежде всего разгрузить исторический центр Москвы от офисов, сохранилась. Но время, разумеется, внесло и коррективы. Например, заложено больше гостиниц. Появятся вообще непланировавшиеся апартаменты. Это второе и третье жилье для бизнесменов как отечественных, так и иностранцев, которые предпочитают селиться поблизости от работы - быть может, даже в одном здании с офисом, но на самых верхних этажах. Отличительная его черта - повышенный комфорт и потрясающий вид с высоты на Москву. Будет так же построен Дворец бракосочетаний. Такое отступление от чисто функционального назначения сделано для того, чтобы не повторить ошибку многих городов мира, где в "деловых центрах" в конце рабочего дня гаснут все окна, и эти громады стоят как мертвые до следующего утра. В "Москве-Сити" жизнь будет бить ключом круглые сутки: в торговых центрах, кинотеатрах, ресторанах, ночных клубах...

РГ | А аквапарк будет?

Кузьмин | Это единственный проект, до сих пор не утвержденный на общественном градостроительном совете. Дело в том, что там недавно сменился инвестор, которому хочется превратить аквапарк просто в большой фитнес-клуб. Я надеюсь, что удастся убедить его не делать этого. Должна же попытка с аквапарком в Москве хотя бы на третий раз - после недостроенного в Матвеевском и рухнувшего в Ясенево, оказаться удачной.

РГ | Будет ли на чем добраться до "Сити"?

Кузьмин | Самый сложный, пожалуй, вопрос, который больше всего меня смущает. До сих пор не строится дополнительный мост через Москву-реку. Он должен дать еще один въезд в деловой центр и разгрузить Кутузовский проспект, обеспечить хорошую связь с западом города. Да и прокладка дублера Кутузовского проспекта откладывается. Причина известная: нехватка денег, но я боюсь, что экономисты, которые ссылаются на нее, все-таки недооценивают важности надежной транспортной связи "Сити" со всей Москвой. Без нее деловой центр может оказаться в каменном мешке. Один инвестор, например, обеспокоенный складывающейся ситуацией, например, уже всерьез рассматривает проект строительства канатной дороги к своему зданию. Чтобы он мог, например, подъехать по хорошему Краснопресненскому проспекту, выйти из автомобиля, а дальше - в корзинку канатки и через реку прямиком в кабинет. Деловой человек: нет у него времени торчать в пробках!

РГ | Вы имеете в виду Сергея Полонского, главу "Миракс-групп", который к 2007 году должен достроить 82-этажную башню Федерация?

Кузьмин | Чужих тайн не разглашаю. Подчеркну лишь: от решения транспортного вопроса параллельно со строительством комплекса перехватывающих парковок во многом зависит и развитие Большого Сити. Это еще один чрезвычайно перспективный проект, благодаря которому в бывшей промышленной зоне на набережной Москвы-реки появится место под новый прекрасный жилой микрорайон.

РГ | А водные автобусы скоро пустят по Москве-реке?

Кузьмин | Главное, чтобы было куда плыть. Для этого и надо избавить набережные прежде всего от цехов, складов и гаражей. Кто будет курсировать по воде, скажем, по территории завода Сакко и Ванцетти?

Предпочитаю быть бюрократом

РГ | В последнее время очень часто звучат предостережения ученых о том, что строить в пойме Москвы-реки крайне опасно, так как там имеются пустоты и возможны обвалы. Вас это не пугает?

Кузьмин | Но строят же на берегу Тихого океана, в зоне цунами! Вопрос лишь в том, как строить, насколько изучена геология места будущей стройки и прочен ли фундамент.

РГ | Недавно горела астанинская высотка "Газпрома". Чужой опыт стал опытом и для Москвы?

Кузьмин | Урок один: своевременно заботиться о надежных методах тушения и эвакуации людей. И только. Мы же не запрещаем строить двухэтажные дома, которые сплошь и рядом горят, как порох, по всей стране?

РГ | И все-таки почему Москва до сих пор строит высотки по временным нормам?

Кузьмин | Нет федеральных норм высотного домостроения, потому и пришлось выработать свои, временные. Мне вообще многое не нравится из того, что происходит в законодательстве, касающемся строительства. Например, упорные попытки отменить экспертизу. Терпеть не могу, когда меня, как руководителя Москомархитектуры, призывают сократить сроки согласования проектов, видя в желании специалистов вникнуть в детали лишь козни бюрократов.

РГ | А вы что видите, когда человек, который готов вложить в город солидные деньги, месяцами ждет, когда бумага из одного кабинета дойдет до другого?

Кузьмин | Я вижу принцип, от которого зависит то, чтобы в Москве больше не было трансваалей и басманных рынков, - семь раз отмерь, один раз отрежь. Надо же учитывать наш тяп-ляповский менталитет. К чему приводит нынешняя вседозволенность? Приведу пример, как строилась высотка "Вертикаль" на Ленинском проспекте. Инвестор поручил ее проектирование провинциальному институту, ни разу не имевшему дело со зданием выше девяти этажей. Разрешение ему дали на возведение 35-этажного дома, но он спроектирововал 45-этажный дом. А когда дело дошло до распродажи, обнаружилось, что 27 квартир продали, расположенных еще выше... Вот почему я выступаю за самый жесткий контроль.

Вечный город

РГ | Александр Викторович! Самым больным вопросом долго была застройка новой Москвы и ее сочетание с исторической частью. Почему Рим умудрился остаться Вечным городом, Париж стал памятником ЮНЕСКО, а в российской столице, увы, куда ни кинь, новодел...

Кузьмин | Можно, я напомню о том, что сделал Париж, когда как исторический город решил зарабатывать на туризме? В нем были созданы такие условия для жизни, что за непродолжительный период он потерял половину населения. Коренные парижане покидали столицу, потому что она оказалась им не по карману. Да и Рим страдает от нерешенности социальных задач: приоритет красоты приводит к тому, что построить нормальный современный дом по доступной среднему римлянину цене оказывается негде. Для того, чтобы расселить там все трущобы по социальным нормам, пришлось бы уничтожить немалую часть истории. Поэтому я глубоко убежден, что стремление к социальному равенству всегда приводит к безликости архитектуры, к серому цвету, что можно наблюдать и в Подпарижье. Никогда не сочетаются сразу все три требования: строить дешево, много и красиво. Всегда что-то одно страдает.

РГ | А в Москве что больше, на ваш взгляд?

Кузьмин | С точки зрения архитектуры, сейчас мне не стыдно за то, что делается внутри города. Памятники не сносятся. Центр застраивается в соответствии с масштабами исторической застройки. Скажем, если бы в соответствии с новым городским законом, требующим переселять горожан из ветхих домов в новые квартиры в том же округе, где они жили, начали вдруг застраивать его панельными домами, это привело бы к тому, что социальная задача была решена, но приблизилась бы периферия города. Мы идем другим путем. Привлекаем инвесторов, понимающих, что новые дома внешне обязаны перекликаться с имеющейся застройкой. В итоге благодаря индивидуальному планированию, этой связи с прошлым, границы центра города, напротив, расширяются. Тут главное не перестараться, мы любим улучшать там, где и без того хорошо.

Я мечтаю о том, чтобы, скажем, лет через десять перешел человек через Садовое кольцо в районе Павелецкой и даже не почувствовал границу времени. Чтобы среди новых домов вполне органично смотрелось и заводское здание, оставшееся на память об этой крупнейшей промзоне, - молодежь с радостью использует его под какой-нибудь клуб.

РГ | А спальные районы, у них какое будущее?

Кузьмин | Я и там не вижу минусов, которые были, скажем, лет десять тому назад. Плохих квартир в Москве сейчас просто нет, даже среди типовых. Благоустройство ведется одновременно со сдачей дома, за колбасой на метро тоже никто не едет - как правило, все для жизни заранее предусмотрено.

Москва - город с улыбкой

РГ | Александр Викторович! Чем Москва вас радует сегодня?

Кузьмин | Всем. Больше всего нравится ее ритм, ритм города-трудяги.

РГ | В последнее время то и дело поднимается вопрос о переносе столицы в Санкт-Петербург. Можете представить себя главным архитектором города на Неве?

Кузьмин | Нет, наверное. В Москве все можно делать с улыбкой, а в Санкт-Петербурге, как мне кажется, всегда требуются скучное лицо, фрак или смокинг.

РГ | Москва долго жила и до вас. Что бы вы переделали в ней, случись такая возможность?

Кузьмин | Когда меня только назначили главным архитектором, на одном из самых первых заседаний я обмолвился: жаль, не на месте стоит гостиница "Россия". И вот - ее разбирают. А ведь стоит еще нетронутым Калининский проспект...

РГ | А из построенного можно назвать любимый проект?

Кузьмин | Безусловно, Третье транспортное кольцо. Представляете, что творилось бы на Садовом, если его не было бы? Построим Четвертое кольцо - будет еще лучше! Главное - помнить, для чего вообще мы все это делаем? Лично я как отец больше всего не хочу, чтобы мои дети когда-нибудь захотели уехать из Москвы, как уезжали в начале перестройки тысячи москвичей. Тем более что многие теперь уже возвращаются.

Досье "РГ"

Александр Викторович Кузьмин, 1951 года рождения, председатель Москомархитектуры, главный архитектор города Москвы (1996), академик Российской академии архитектуры и строительных наук, член-корреспондент Российской академии художеств, профессор Международной академии архитектуры, действительный член Московского отделения Международной академии архитектуры, лауреат Государственной премии РФ, заслуженный архитектор России, народный архитектор России, Почетный строитель России, почетный строитель Москвы, Почетный архитектор России.

Общество Ежедневник Стиль жизни Экономика Недвижимость Коммерческая недвижимость ЦФО