Новости

18.07.2006 02:00
Рубрика: Власть

Рассекреченный свидетель

Нужный закон принят, очередь - за созданием механизма его реализации

Показательным примером может служить громкая операция, проведенная ФСБ в Томске, где обезвредили банду некоего Игоря Рожина. Полторы сотни боевиков буквально держали за горло сибирский город. Бандиты были не только хорошо вооружены, но и обзавелись обширными связями в правоохранительных органах. Дань им платили все бизнесмены - от мелких лоточников до бензиновых "королей". Для полного господства Рожину оставалось лишь подмять под себя самую крупную в городе нефтеперерабатывающую компанию и мэрию. Сделать это решено было с суровой простотой: убить жену хозяина непокорной фирмы и вице-мэра.

Убийство поручили киллеру банды - бывшему спецназовцу Виктору Роде по прозвищу Немец. Обговорили цену - 50 тысяч долларов. Но Немец смекнул, что если он расстреляет вице-мэра, на него объявят охоту спецслужбы. Да и свои, скорее всего, ликвидируют как ненужного свидетеля. И Роде явился в ФСБ с повинной.

Два года, пока шла разработка операции, Немца прятали на конспиративной квартире. Офицеры ФСБ охраняли его, кормили, развлекали - принесли книги, шахматы, штангу. Потом переместили в столярную мастерскую, где он освоил новую профессию, а когда все благополучно закончилось, даже открыл свой маленький бизнес. Чекисты сдержали слово: уберегли Роде и его семью от мести бандитов, а по уголовному делу бывший киллер проходил только как свидетель. Но это скорее исключение, чем правило. Для защиты Немца ФСБ использовала внутренние ресурсы. Хорошо, не понадобилось прятать свидетеля в другом городе, покупать ему квартиру: банду ликвидировали под корень. А если бы понадобилось? Нашлись бы деньги?

Кроме того, Немцу повезло, что спецслужбы не стали сильно копаться в его небезоблачном прошлом.

- К сожалению, нормы ныне действующего уголовного права не позволяют осуществлять защиту лиц, которые обвиняются в совершении преступления, - говорит адвокат Юрий Зак. - Как бы эти люди ни помогали следствию, их все равно не переведут в категорию свидетелей. А это значит, их могут осудить. Теперь представьте, что будет с такими людьми в местах заключения?

Неудивительно, что примеры, подобные томскому, - единичны. Зато обратных - хоть отбавляй. Сегодня в другом сибирском городе идет судебный процесс, где в качестве обвиняемого по тяжелой статье проходит один из раскаявшихся драгдилеров, который помог разоблачить наркомафию, много лет снабжавшую регион синтетическими наркотиками. Сотрудничая со следствием, этот человек рисковал жизнью. Взамен к нему на короткое время приставили охранника с пистолетом...

Так что 500 свидетелей, воспользовавшихся своим правом на защиту, о которых говорит милиция, - это, как правило, те, чья безопасность обеспечивалась лишь в процессе следствия либо суда. Ни о каких переездах в другие города или на новые квартиры, пластических операциях и даже смене документов речь не идет.

А ведь во многих странах именно благодаря таким свидетелям, в том числе раскаявшимся членам преступных группировок, удается посадить за решетку главарей мафии. Так, в США через программу защиты свидетелей (а она там заработала еще в 70-е годы прошлого века) прошло более 6 тысяч человек и 12 тысяч членов их семей. Их показания позволяли выносить обвинительные приговоры в 9 из 10 рассматриваемых дел. При этом американское законодательство гарантирует свидетелям не только освобождение от уголовного преследования (если речь не о тяжких преступлениях), но также перемену места жительства, материальную компенсацию, трудоустройство, смену документов и даже внешности.

Есть подобные программы и в европейских странах. Правозащитница Ольга Костина специализируется на помощи потерпевшим и свидетелям, которые, по ее мнению, практически не защищены в ходе уголовного процесса. Ольге довелось побывать в Германии и Великобритании, где она ознакомилась с работой аналогичных структур.

- На Западе есть масса способов, не ущемляя права обвиняемых, защитить потерпевших и свидетелей, - рассказывает она. - Если, к примеру, людям тяжело находиться в зале суда вместе с обвиняемым, того могут удалить на время допроса или вообще транслировать показания из другого помещения по видео. Основная задача - не допустить повторной психологической травмы для потерпевшего. Есть там и программы, которые касаются членов преступных группировок, согласившихся сотрудничать со следствием. Их семьи находятся под охраной полиции, а сами они, если доходит до обвинительного приговора, отбывают наказание в специальных местах, где им гарантируется безопасность.

Правительством России тоже принята специальная программа по защите свидетелей и потерпевших, рассчитанная до 2008 года. На ее реализацию выделено 950 миллионов рублей. Однако потратить эти деньги правоохранительные органы не могут.

- Закон о защите свидетелей приняли, - пояснял ситуацию наш собеседник из МВД, - а механизм его реализации до сих пор не прописан. Для этого нужно принять ряд постановлений правительства.

По данным ВНИИ МВД России, больше половины жертв преступников не обращаются в правоохранительные органы, поскольку боятся мести криминалитета. Едва ли ни в каждом пятом случае свидетелям и их близким угрожают в процессе следствия, а каждый четвертый свидетель меняет свои показания на суде. Не случайно многие громкие дела, особенно когда по ним проходят бандитские авторитеты, разваливаются, а те, кому самое место за решеткой, оказываются на свободе.

Власть Работа власти Госуправление Происшествия Преступления
Добавьте RG.RU 
в избранные источники