Новости

18.07.2006 01:00
Рубрика: Общество

Грозы и грезы

Авиньонский театральный фестиваль отмечает свое 60-летие
Нынешний Авиньонский фестиваль - юбилейный и особенный. Впрочем, в последнее время каждый фестиваль в этом древнем городке Прованса, что на юге Франции, особый.

Созданный 60 лет назад, этот крупнейший фестиваль Франции стал знаком времени - знаком освобождения, демократии, культурной децентрализации. Именно об этом говорил на вчерашней пресс-конференции министр культуры и коммуникации Франции Рено Доннедье де Вабр. 60 лет назад, в 1946 году, основателю Марсельского TNP Жану Вилару пришла идея организовать во дворе Папского дворца в Авиньоне национальный театральный фестиваль. Это было время, когда Франция переживала интеллектуальный и духовный подъем. Фестиваль представлял спектакли и проекты самых разных режиссеров, но самыми главными событиями тех лет становились спектакли самой TNP - корнелевский "Сид" и другие спектакли Вилара с Жераром Филиппом и Марией Казарес. Их портреты до сих пор висят в окнах перед музеем Жана Вилара на центральной площади Авиньона - Площади Часов, перед старинным зданием муниципального театра.

Миновали десятилетия, фестиваль в Авиньоне из национального стал интернациональным. Но и по сей день он продолжает самым серьезным (и вовсе не безразличным для правительства) образом реагировать на национальные и мировые события. Три года назад, в последний год руководства фестивалем его многолетним директором Бернаром Февром д Арсье, разразился кризис - этот фестиваль, как и его другие, не менее знаменитые фестивали в Провансе, стали объектом борьбы за профессиональные и социальные права театральных деятелей Франции. Они требовали в тот год повышения заработной платы, упавшей в связи с новыми правительственными законами. 2004 и 2005 годы стали для молодой авиньонской команды - Винсана Бодрийе и Гортензии Арчимбольд - годами эксперимента и испытаний. Они предложили художественное руководство фестивалем людям своего поколения. В первый год Авиньоном руководил главный театральный ньюсмейкер Германии Томас Остермайер. Благодаря интенсивности театральных поисков Германии, ее яркому социально-критическому лицу фестиваль имел большой успех, хотя всполохи кризиса уже предчувствовались. Прошлый год окончательно проявил эти кризисные процессы. Фестиваль 2005 года возглавил бельгийский перформер и хореограф Ян Фабр, предложив программу, полную пластических этюдов о деструктивном и апокалипсическом состоянии мира. Даже святая святых - сцена почетного двора Папского дворца, его знаменитый Cour du Nuar - была отдана обнаженным телам и агрессивной теме насилия. Единственным исключением стал спектакль Жан-Луи Трентиньяна. Это была одна из его первых крупных работ после гибели дочери, убитой в августе 2003 года в гостинице Вильнюса во время съемок фильма. Впервые выдающийся актер и режиссер дебютировал на сцене Папского дворца в 1962 году в пьесе "Тройской войны не было" в постановке легендарного режиссера и основателя Авиньонского театрального фестиваля Жана Вилара. Под музыку Эрика Сати и Даньем Милль актер прочел отрывки из наиболее известных произведений Аполлинера - "Поэмы Лу" и "Алкоголь".

Нынешний фестиваль ярко проявил мультикультурную стратегию французской сцены. Его руководителем стал венгр, выходец из маленького местечка в Воеводине, лидер французского пластического театра Жозеф Надж. Восток стал не просто главным, но и определяющим мотивом нынешнего фестиваля. Фанат японского традиционного театра Надж соединил в собственном спектакле "Асобу" образы японского танца буто и французского поэта и художника Анри Мишо. Наш джазовый музыкант Владимир Тарасов, с которым Надж сотрудничал все последние годы, не захотел участвовать в нынешнем проекте вместе с венгерскими джазменами-любителями. Надж не смог отказать своим друзьям детства, и в результате публика Папского дворца осталась довольна. Ностальгия по прошлому и по утраченной родине - главная тема Наджа, столь роднящая его с кумиром, польским гением 70-х годов Тадеушем Кантором - в "Асобу" ("Играя" в переводе японского) превратилась в ностальгию по таинственному Востоку, точно приснившемуся европейцу.

В Авиньоне - и в этом его уникальное место в современной театральной культуре - природа творит естественные декорации для театра. Не случайно его самые знаменитые участники - Питер Брук и Анатолий Васильев - играют в естественных ландшафтах под открытым небом. А авиньонское небо в этом году на удивление капризно. Каждый день в пять часов вечера - точно по расписанию - оно готовит грозы и заставляет переносить вечерние представления.

Анатолий Васильев, единственный русский участник нынешнего официального Авиньона (не забудем, что Авиньон - это еще и сотни спектаклей офф-программы), одно из своих представлений перенес из-за ливней на два часа ночи. В преддверии юбилея собственного театра он показывает здесь два своих лучших спектакля последнего десятилетия - "Песнь XXIII. Погребение Патрокла" и "Моцарт и Сальери", восстановленный специально для 60-го фестиваля в Авиньоне.

Питер Брук - тоже в карьере под открытым небом - показывает здесь одно из самых своих скромнейших произведений - "Сизви Банци мертв", созданное в Международном центре театральных исследований. Пьеса, написанная в ЮАР в 70-е годы, - комический скетч черного гетто. Почти без декораций, точно в сером школьном дворе, совершенно аутентично два черных африканца представляют свой собственный театр, освещенный именем великого режиссера ХХ века, намеренно лишившего себя всяких признаков режиссерского величия.

Общество Ежедневник Стиль жизни Культура Театр В мире Европа Франция Театральный фестиваль в Авиньоне
Добавьте RG.RU 
в избранные источники