Новости

20.07.2006 00:10
Рубрика: Власть

Wild card от Путина

У организаторов крупных теннисных соревнований есть такое право - выдавать специальное приглашение (wild card) на участие в турнире тем спортсменам, которые по разным причинам не входят в число лидеров мирового рейтинга. Как аванс на будущее. Или как поощрение за прошлые заслуги. У политических турниров "большого шлема" иные критерии - и количественные, и качественные.

Так, в понедельник, когда саммит работал в так называемом расширенном формате, обладателей этой самой wild card оказалось больше, чем основных участников встречи. К "большой восьмерке" присоединились лидеры Китая, Индии, Бразилии, ЮАР, Казахстана (Нурсултан Назарбаев возглавляет сейчас заодно и СНГ), Генсек ООН, председатель Африканского союза, руководители ЮНЕСКО, МАГАТЭ, Всемирного банка, ВОЗ... К ним надо бы еще добавить главу Еврокомиссии и нынешнего председателя Евросоюза, которые вообще присутствовали на саммите с момента его открытия.

За возросшим числом участников саммита стоит, видимо, проблема самоидентификации "большой восьмерки", ее будущего. В своем нынешнем виде она, судя по всему, уже не отвечает ни изначальному замыслу (напомню, что неформальный клуб лидеров возник в 1975 году как реакция на нефтяной кризис, разразившийся двумя годами ранее), ни тем более вызовам завтрашнего дня. Собственно говоря, в свое некое промежуточное, переходное состояние "восьмерка" вошла вместе с присоединением России, которая по сути не отвечала формальным (почти исключительно экономическим) признакам членства в этом клубе: она является не потребителем, как семеро ее партнеров, а поставщиком углеводородных энергоресурсов, не входит в число наиболее развитых промышленных стран, не оказывает решающего влияния на мировые финансовые рынки...

Дефицит экономического потенциала пришлось компенсировать политическим весом, который придают России в первую очередь статус ядерной державы и ее геополитическое положение. Что, безусловно, сказалось на содержании дискуссий внутри "восьмерки". Не совпали бы даже (случайно или неслучайно - другой вопрос) события в Ливане с саммитом в Стрельне, его участники все равно посвятили бы львиную долю рабочих встреч мировой политике - Ирану, Северной Корее, Ираку, Ближнему Востоку, оставив иные темы повестки дня (от образования до птичьего гриппа) на откуп своим экспертам и советникам, которые успешно справляются с такого рода проблемами и без своих лидеров.

И именно политическими мотивами (тактическими и стратегическими) руководствовался Путин, выдавая wild card лидерам Китая, Индии и Казахстана.

Первым двум странам эксперты прочат скорое вхождение в число мировых экономических гигантов. Так, согласно докладу американского Национального разведывательного совета, к 2020 году ВВП Китая превзойдет аналогичный показатель всех западных государств, за исключением США, а ВВП Индии сравняется с ВВП европейских экономик. При этом население этих двух стран составит соответственно 1,4 и 1,3 миллиарда человек, что само по себе станет важнейшим фактором мировой политики, особенно на фоне демографических проблем, с которыми сталкиваются и Европа, и Россия.

К Китаю и Индии в их рывке к мировому лидерству могут присоединиться еще Бразилия, ЮАР, чьи президенты также получили приглашение на поездку в Стрельну, а также Индонезия, хотя, по всем прогнозам, перспективы этих трех стран не так однозначны и зависят от многих привходящих обстоятельств, включая уровень компетентности и демократичности их правителей, нынешних и будущих.

Собственно говоря, присутствие на саммите в Санкт-Петербурге лидеров главных экономических держав трех континентов должно было показать, по мысли Москвы, что не одна только "восьмерка" диктует и - тем более - будет диктовать в ближайшем будущем свою волю на мировой арене. Центров принятия решений, влияющих в том числе на ход глобализации, становится все больше, и "восьмерка" в своем нынешнем виде и состоянии теряет способность контролировать и управлять этим процессом. Значит, нужно определяться с предстоящими реформами - и не только, возможно, самой "восьмерки", а всех или большинства международных механизмов. Не случайно Путин, пусть и мягко, со ссылкой на необходимость согласования с остальными партнерами по саммиту, не исключил вхождения в "клуб лидеров" на первых порах Китая и Индии. Что, кстати, вполне созвучно продолжающимся дискуссиям по поводу расширения числа постоянных членов Совета Безопасности ООН, механизма, доставшегося XXI веку от времен, еще более отдаленных, чем "восьмерка"... В обоих случаях, безусловно, современной России выгодно изменение соотношения сил в пользу стран со схожими векторами развития, в частности демократических институтов, по поводу которых Запад (то громогласно, то потише, как это было в Стрельне) выговаривает Москве.

ПОГОВОРИМ о еще одной wild card, выданной Путиным. О приглашении Назарбаева стало известно 17 мая, а уже через несколько дней, 20 мая, президенту Казахстана было передано председательствование в СНГ, и именно в этом качестве он приехал на саммит. В какой роли?

Во-первых, Назарбаев олицетворяет собой почти что идеальную формулу взаимоотношений на постсоветском пространстве. В отличие от постоянно ссорящихся с Москвой лидеров Грузии, Украины, Молдовы ему удается проводить многовекторный курс и быть принятым с одинаковым почетом что в Кремле, что в Белом доме. Так, Назарбаев умело сбалансировал энергетическую политику Казахстана, согласившись, с одной стороны, на прокачку нефти по новому трубопроводу Баку-Тбилиси-Джейхан, проложенному в обход России, а значит, и ее интересов, а с другой, подписав в Стрельне, на глазах у мировых лидеров, декларацию о сотрудничестве с Москвой в переработке и реализации газа Карачаганакского месторождения.

Кроме того, присутствие Назарбаева на саммите, по замыслу Москвы, было живым упреком Западу, сделавшему на постсоветском пространстве ставку на "цветные революции" и вошедшему, как следствие этого, в противостояние с Россией. Казахстан времен Назарбаева - пример успешных рыночных реформ, жестких, но эффективных, в комбинации с "суверенной" ("управляемой", какой еще?) демократией, о чем мечтает Москва, добиваясь, правда, успеха пока только во второй составляющей этой формулы. При этом казахстанский президент на равных общался в кулуарах саммита со многими лидерами, закрепляя за собой и за своей страной место в мировой элите...

Так что "восьмерке" предстоит выбор. Расширяться? Согласиться с формированием нового, параллельного клуба "сильных мира сего"? Быть посредником между развитым и развивающимся мирами? Вопросы, вопросы, вопросы...

Власть Работа власти Внешняя политика Саммиты G7
Добавьте RG.RU 
в избранные источники