20idei_media20
    21.07.2006 01:00
    Рубрика:

    Валерий Федоров: партии на вырост

    За нашей же отечественной партийной системой - не более пятнадцати лет непрерывного развития. Это многое объясняет: и неустойчивость, неукорененность того политического меню, которое наши партийцы предъявляют избирателям; и верхушечность, беспочвенность огромного большинства партий; и антидемократический - где вождистский, а где клановый - характер их устройства; и неуважение к ним избирателей, ставящих партии в рейтинге полезности общественных институтов на последнее место - позади профсоюзов, правоохранительных органов и СМИ, и, наконец, беспартийность исполнительной власти, начиная от президента и заканчивая членами правительства.

    Объясняет, но не оправдывает. Тем более в ситуации, когда демократичность внутреннего устройства является неотъемлемым условием членства в клубе великих держав (уровень этой демократичности может обсуждаться, но необходимость демократии в принципе не отвергается никем). Сегодня упреки в антидемократизме становятся мощным оружием антироссийских сил, стремящихся дискредитировать нашу страну, исключить ее из мирового политического процесса, низвести ее суверенитет до пустой формальности. Ситуация тревожная и взыскующая ответа не по форме, а по существу.

    Итак, что же такое демократия в ее инструментальном смысле? Это прежде всего свободные выборы органов власти, разделение властей, их сменяемость, подотчетность исполнителей представительным учреждениям. А также - институты, обеспечивающие строгое выполнение указанных принципов. Важнейшие среди них - это партии.

    Именно партии, это "рабочее тело" демократической системы, наполняют ее жизнью, осуществляют связь бюрократических структур с избирателями, гарантируют политическую мобильность в обществе, защищают его от безудержной экспансии во власть капиталистических монополий и олигархических кланов. Есть ли у нас, в России, такие партии? Без долгих слов и аргументов ответ отрицательный.

    Идущая последние несколько лет избирательная реформа сделала все, что только можно, чтобы передвинуть наши партии с периферии в центр политического процесса. Здесь и формирование Думы только по партийным спискам, и избрание половины региональных законодательных собраний по партспискам, и предоставление партиям права выдвигать кандидатов в губернаторы. Наконец, отмена голосования "против всех". Теперь дело "за малым": партиям осталось стать соразмерными той структуре, которая очевидным образом построена "на вырост". А значит - измениться внутренне и внешне, чтобы занять отведенное им изменившимся законодательством ключевое место в политическом каркасе российского общества.

    Времени на это осталось совсем мало - до ближайших думских выборов в декабре 2007 года. Полтора года, которых на политическое взросление явно хватит не всем. Кто-то так и останется в детских штанишках, кому-то скроенное платье придется по размеру. Самый очевидный кандидат в политические акселераты - "Единая Россия". Шансы всех остальных существенно хуже, но они есть. Причем даже представительство в парламенте нынешнего созыва их не гарантирует. Посмотрите на "Родину", от которой после неоднократных расколов и смены лидеров осталось лишь жалкое подобие.

    Пропорциональная система выборов, способствуя расширению партийного плюрализма, укрепляет положение "малых сих". Хотя первую скрипку в следующей Думе явно будут играть не они. А кто же - "единороссы"? Есть большие сомнения, что в нынешнем виде этой партии удастся контролировать Думу образца 2007 г. так же плотно, как прежнюю. Хотя бы потому, что ликвидация института депутатов-одномандатников резко сокращает ее возможности рекрутировать в свой состав вчерашних "независимых". Между прочим, именно им "Единая Россия" обязана своим конституционным большинством. Ликвидация графы "против всех" также явно не прибавит голосов "ЕР" - странно было бы предполагать, что избиратели, сознательно приходившие на участки, чтобы выразить протест против всех партий, а то и против существующей политической системы в целом, теперь отдадут свои голоса за провластную партию.

    Итак, самая сильная, популярная, близкая к власти партия явно ограничена в своих возможностях. Она крепко "сидит в седле", активно играет и по правому, и по левому, и по центристскому идеологическим полям, уверенно доминирует в информационном пространстве. Но слабо влияет на политику власти, в ее рядах мало тех, кто формирует и реализует ключевые политические, административные решения. Губернаторы не в счет - пока их партийность носит довольно внешний характер, она не прошла проверку временем и реальными политическими коллизиями. Доминируя в законодательных органах, "ЕР" практически отстранена от власти исполнительной. А это для россиян, как когда-то кино для большевиков: "из всех искусств для нас важнейшее".

    Сравним рейтинги одобрения деятельности президента, правительства и Думы. Для президента средняя доля одобряющих в 2006 году - 76%. Для правительства вдвое меньше - 36%. Для Думы еще на треть меньше, т.е. 25%. Даже созданная меньше года назад Общественная палата имеет сегодня рейтинг в 24%, т.е. практически одинаковый с Думой. Кстати, показатели отношения к парламенту радикально не изменились с тех пор, когда там верховодили оппозиционные правительству коммунисты. Вероятно, речь идет о более общей закономерности отношения россиян к парламенту как институту. Так что контроль над парламентом - без контроля над правительством! - не способен создать прочный фундамент для общественного признания той или иной партии.

    На общем печальном фоне "Единая Россия" выглядит очень прилично. За ней признается роль единственной партии, которой по силам что-то еще, кроме болтовни. У ее руководства стоит не вождь-одиночка с кликой своих приспешников, а команда известных и хорошо себя зарекомендовавших реальных политиков. За этой партией, полагают около половины россиян, стоит президент Путин. Но и у "Единой России" есть свои слабые места, резко ограничивающие ее возможности, снижающие доверие к ней людей. Мало кто из исполнительной власти обязан ей, ее избирательной машине своим положением. А если не обязан, то разве можно ценить ее, воспринимать до конца всерьез как весомый, постоянный и неустранимый фактор властного расклада?