Новости

ПОЛКОВНИК Уго Чавес пришел к власти с лозунгом para todos - национальные богатства принадлежат всем и каждому. Четыре года назад это помогло Венесуэле отразить "оранжевую" революцию, организованную при открытом содействии США. Однако уже не раз Уго Чавес говорил, что ни один лишний баррель нефти исторгнуть из своих недр его стране уже не под силу...

Уже полвека мир рукоплещет успехам национально-освободительных движений, которые, добираясь до власти, первым делом национализируют недра своих стран. В результате произошло колоссальное перераспределение природных богатств между транснациональными компаниями (ТНК) и национальными топливно-энергетическими комплексами (ТЭК). Еще в 1960 году западные корпорации на правах хозяев эксплуатировали 85 процентов энергоресурсов планеты - теперь осталось только 16 процентов. Это значит, что ТНК, над которыми нет власти национальных правительств, и ТЭК, в чьих компаниях, даже частных, допускается участие государства, не говоря уже о национализированных фирмах, фактически поменялись ролями. Это справедливый процесс: кому же, как не народам, должны принадлежать недра их стран? Но вот насколько этот процесс здоровый, тут вопрос.

Вглядимся в динамику развития шести стран, которых природа наделила весьма щедрыми недрами. Эту диаграмму английская "Файнэншл таймс" воспроизвела по материалам Международного энергетического агентства (IEA, Париж) и Центра по исследованиям глобальной энергетики (CGES, Лондон). Окрашенные в черный цвет концовки линеек уже не в счет: это безвозвратные потери условного топлива (нефти и газа) только за последние шесть лет, начиная с 2000 года. Они так и остались под землей, хотя их планировали добыть. Исследователь из CGES Джулиан Ли подсчитал, что спад добычи энергоресурсов с 1998 по 2005 гг. составил в этих шести странах 7,8 миллиона баррелей условного топлива в день. Столько потребляют вместе четыре европейских страны: Германия, Франция, Италия и Испания. Понемногу, усилиями других нефтедобывающих стран, прежде всего Саудовской Аравии и России, этот спад почти удалось ликвидировать, но с тех пор как политическая смута охватила Нигерию, дефицит нефти устойчиво держится на уровне 2 миллиона баррелей в день. Даже резким взлетом цен - с 1998 года нефть подорожала в семь раз - уже не удается разорвать замкнутый круг растущего спроса и падающего предложения. В чем же корень зла?

Два солидных западных института обозначили это явление термином "нефтяной национализм". Конечно, он многолик: межнациональные раздоры, политическая нестабильность, военные конфликты, эмбарго. Да, Западу приходится все больше платить за энергоресурсы, особенно в тех случаях, когда поставки и цены определяются больше политическими мотивами, чем экономическими. Но это палка о двух концах: в результате и страны-поставщики вынуждены втридорога платить за современные технологии добычи и переработки сырья. И однажды наступает момент, когда эта цепь рвется. Бьет она по обоим, но раньше сметает с рынка того партнера, которого легче отбросить в день вчерашний: перестает поступать дорогая импортная техника, угасает интерес к научным открытиям, падает качество продукции, сокращается ее производство. В Венесуэле и Ираке добыча нефти уменьшилась почти наполовину, в Иране упала с 7 до 4 миллионов баррелей нефти в день. Не тут ли побудительный мотив иранского рывка к ядерной энергетике?

Стереотипы легко рушатся, когда под ними исчезает почва. По мнению президента Европейского банка реконструкции и развития Жана Лемьера, с самого порога XXI века Россия демонстрирует "солидные темпы макроэкономического развития, эффективное управление и весьма мудрую бюджетную политику". ВВП нашей страны вырос на 65 процентов, темпы экономического роста достигли 6,6 процента в год, реализация энергоресурсов помогла создать валютный резерв в 180 миллиардов долларов, выплачена значительная часть государственного долга, начаты широкие социальные программы. Владея этими фактами, глава ЕБРР пришел к заключению: Россия окончательно преодолела экономический упадок ельцинских 90-х годов.

Эту пространную цитату вместе с "фактами" я взял из газеты "Монд", которая в самый канун Петербургского саммита напечатала "экономические хроники" своего корреспондента Эрика Ле Бушера. Одно название чего стоит: "АО Газпром-Кремль". Никакого "чуда" после провальных 90-х в России не произошло, утверждает хроникер, появился только миф о нем, и больше всех руку к этому мифу приложил "глава "Газпрома", президент России Путин". После таких рассуждений следует вывод: если Европа не добьется роспуска газового монополиста России, завтра весь мировой энергетический рынок окажется у ног двухголового монстра по имени "Газпром-Кремль".

Опять! Эту тему много мусолили в 2003 году: тогда свое согласие на вступление России в ВТО Европейский союз обусловил реструктуризацией ее газового концерна. Путин в ответ заявил: "Выкрутить России руки не удастся даже такому сильному партнеру, как Европейский союз. "Газпром" делить не будем, к тому же государство сохранит над ним контроль". Подействовало! ЕС свое "условие" снял, консенсус с Европой, казалось, был достигнут. Однако на Санкт-Петербургском саммите G8 выяснилось, что евробюрократия просто сменила тактику.

Зададимся вопросом: возможно ли было через "восьмерку", да еще на саммите под председательством России, провести идею глобальной энергетической безопасности на условиях западных бизнес-элит? Конечно, нет. Россия вовремя перехватила инициативу, игра прошла на ее половине либерального поля, теперь существует документ, с которым нельзя не считаться. Так к чему было разыгрывать за кулисами спектакль с обещанием последней и оттого такой драгоценной подписи США и даже с фанфарами, готовыми грянуть в женевской обители ВТО и в петровском "окне в Европу"? И чем же в последнюю минуту не угодила страна-хозяйка, сама нетерпеливо поглядывавшая на часы? Официальных разъяснений на этот счет никто не дал, если не считать глухого намека на какую-то новую "претензию" США к России.

Если и есть в мире организация, которая в наибольшей степени контролирует товарооборот на планете, то это, конечно, ВТО, объединяющая 149 стран и союзов стран. Чуть не по всему свету она присматривает за продажами капусты и зеленого горошка, детских игрушек и школьных учебников, исподнего белья, информационных технологий, интеллектуальной продукции (хорошо бы еще и пиратской, но это "не ее вопрос"). А вот нефть, газ, уголь, электричество, атом и другие виды энергии в ее компетенцию почему-то не входят. Тут, впрочем, нет загадки: круг деятельности ВТО определяют ее министерские конференции, и что они сочли нужным отдать под общий контроль, то и взято, а что нет, то нет. Во времена ГАТТ (Генерального соглашения о тарифах и торговле), предшественницы ВТО, на свете еще не было мирового сельского хозяйства, только национальные огороды, но ширился рынок, ширились связи, пришлось и тут вводить регулирующие механизмы цен и квот. Итак, загадки нет, но парадокс налицо: ведь рынок энергий уж никак не меньше аграрного касается каждого человека на земле, а его до сих пор опекают только национальные правительства или союзы правительств.

Уже не раз бушевали энергетические войны на земле, последняя еще на виду - Ирак, все чаще пламенеют "нефтяные национализмы", растекаясь кровавыми лужами, пошли в ход уже и политические рубильники, способные ночь превратить в день и наоборот, - а судьи кто? ООН, учрежденная всеми нациями мира, да "восьмерка", сама себя учредившая. ООН уже шестьдесят лет тушит пожары и пытается их предотвращать в зародыше. "Восьмерка" предпочитает заниматься крупными вопросами международного бытия: Большой Бедностью, Большим Востоком, теперь вот Большой Энергетикой. Что скажет история дальше, увидим, но то, что произошло на прошлой неделе у нас на глазах - первая попытка в масштабах всей планеты упорядочить рынок энергоресурсов, подчинить его единым правилам и справедливым ценам, - это, безо всякого преувеличения, прорыв. Еще раз напомню его философию: либерализм в вопросах энергетических поставок, как его понимает Россия, ставит своей целью не грабить огороды и недра, свои ли, чужие ли, а делиться их ресурсами по ценам, никому не обидным. Ни производителю, который добыл, доставил, продал, ни потребителю, который вовремя получил и может рассчитывать на регулярность поставок. Поэтому и нужен эффективный государственный контроль над поставками. В глазах западных партнеров эта "укороченная" либеральная программа явно недостаточна, с ней можно согласиться только "на первых порах". Кредо Запада - полная либерализация энергетических рынков: обуздание государственного диктата, свободный доступ независимых производителей к месторождениям и транзиту энергоносителей, быстрое выравнивание национальных и мировых цен.

Тот факт, что лидеры восьми стран единодушно подписывали документы и охотно позировали как сплоченная политическая семья, еще не означает, что их старые разногласия вдруг чудесным образом испарились. Требуя от России открыть им свой энергетический рынок, сами западные страны ответить взаимностью не спешат. В чем тут дело: в недоверии друг к другу, различии взглядов, банальном упрямстве, кто подвинется первый? Самое точное объяснение дал комиссар ЕС по делам торговли Питер Мандельсон, заявивший по ходу саммита: "Хотя все мы говорим об энергетической безопасности, Западу больше нужна безопасность предложения, а России - безопасность спроса". Ну что ж, для того и собирались, чтобы зафиксировать такие противоречия и постепенно от них избавляться. Да заодно уж и от крайностей своих полярных концепций.

Сообщение, которое вы сейчас прочитаете, появилось на сайте французской газеты "Экспансьон" еще 23 июня, за целых три недели до саммита.

"В большом интервью, которое напечатала сегодня газета "Уолл-стрит джорнэл", комиссар ЕС по делам торговли Питер Мандельсон предлагает все вопросы, связанные с мировой торговлей энергоресурсами и инвестициями в энергетический сектор, передать под попечительство ВТО. Это откроет беспрепятственный доступ к нефтяной и газовой транспортной инфраструктуре стран-изготовителей. Прежде всего имеется в виду Россия, от энергоресурсов которой Европа зависит в решающей степени. Москва, которая давно настаивает на своем вхождении в ВТО, подвергается острой критике со стороны партнеров по "восьмерке" за то, что свои газопроводы и нефтепроводы держит под контролем государства".

Сердце у вас не екнуло, читатель? Прошло два дня. На ленте ИТАР-ТАСС появилось сообщение из Лондона: "Ведущие страны-потребители нефти и природного газа проводят закрытые консультации с целью усиления позиций на мировом энергетическом рынке, сообщают английские газеты. Сейчас в конфиденциальном порядке обсуждается вариант переноса "энергетического вопроса" во Всемирную торговую организацию, с тем чтобы наложить существенные обязательства на членов ОПЕК и другие страны - производителей нефти и газа. В рамках этой стратегии ЕС приступил к мобилизации поддержки за начало нового тура всеобщих переговоров в рамках ВТО по энергетической тематике. Как заявил комиссар ЕС по делам торговли Питер Мандельсон, мировая торговля нефтью и природным газом должна вестись "как с любым другим товаром"...

Ну тут уже не обойтись без первоисточника. Найти интервью Мандельсона на сайте "Уолл-стрит джорнэл" не составило большого труда. Я узнал, что до нынешней своей должности он был советником Тони Блэра, причем "одним из самых блестящих". Наверное, так, раз ему доверили пост, который раньше занимал Паскаль Лами - нынешний глава ВТО. Теперь они сотрудничают на новых орбитах. Паскаль Лами уже дал публичную оценку идей своего преемника: "Очень интересные".

Итак, идеи. Энергия вовсе не какой-то специфический, а совершенно обычный товар, "такой же, как все". И пора уже всю разновидную энергетическую продукцию приравнять "к исподнему белью и зеленому горошку". Для этого достаточно принять соответствующее решение на министерской конференции 149 государств, и если оно пройдет, то всю мировую торговлю энергоносителями можно тотчас поставить в рамки обычного режима Всемирной торговой организации. Она будет на конкурентной основе определять цены на энергоносители и продукты из них. Разрешать конфликты между заказчиками и поставщиками. Следить за соблюдением правил конкуренции, прозрачностью государственных закупок, чистотой электронных торгов. Возьмет на себя защиту западных инвестиций, особенно в "проблемных странах". А универсальное право ВТО - свободный транзит продукции - навсегда устранит понятие "чужих территорий", куда сегодня доступ иностранным капиталам сплошь и рядом закрыт.

И все это - во имя "глобальной экономической безопасности Запада". Без России. Но за счет России. И за счет других стран, чьи недра не дают покоя нашим партнерам по "восьмерке". Обратите внимание, что "закрытые консультации", "обсуждения в конфиденциальном порядке" начались задолго до того, как Санкт-Петербург принял высоких гостей. Вторая площадка еще не готова, но работа уже кипит.

Перевести энергетику в разряд "обычных товаров" - непростое решение для ВТО: требуется консенсус. Впрочем, это больше традиция, чем уставное правило. Уже не раз случалось принимать решения и простым большинством голосов.

Как отнесутся к идее заурядной товарности своих ресурсов нефтедобывающие страны, которые давно состоят в ВТО, - Венесуэла, Кувейт, Нигерия, Объединенные Арабские Эмираты? Вопрос преждевременный, поскольку они и сами об этом еще не думали. Больше ясности с Саудовской Аравией, которая лишь полгода назад заняла 149-й стул в ВТО. Она решилась на этот шаг только после того, как специальным соглашением с ВТО закрыла доступ иностранному капиталу в свой национальный нефтяной сектор, иными словами, в "свою трубу".

В общем, долгая это песня: пока одних убедят, других соблазнят, третьим выкрутят руки, пройдет еще много лет. Все это время придется жить по правилам глобальной энергетической безопасности, которые сумела отстоять Россия летом 2006 года. Будем верить, что ее лидерский труд скомпрометировать уже не удастся.

Власть Позиция Экономика Отрасли Энергетика Энергетическая стратегия
Добавьте RG.RU 
в избранные источники