Новости

28.07.2006 01:30
Рубрика: Общество

Эскулап и балерина

История любви и необычного исцеления

Не адаптация - реабилитация

Когда боль в ноге стала вовсе нестерпимой, когда уже было испробовано все возможное и невозможное, я все-таки решила отправиться к доктору Попову. В надежде на чудо, которое не реально?

Наталья Огнева и Петр Попов сумели нарушить "балетную традицию" - негласный запрет на роды (фото из семейного архива).Полуподвал в центре Москвы. Хороший, ухоженный, но все же полуподвал. Открываю заветную дверь и... Первое впечатление, мягко говоря, странное. Зал для занятий? Но его габариты такие, что точнее назвать это просто большой комнатой. В комнате восемь человек. Кто-то сидит. Кто-то стоит. Медленно покачиваются, медленно поворачивают головы то в одну, то в другую сторону, поглаживают собственные колени, осторожно разводят руки вправо, влево... Выражение лиц какое-то необычное, как бы ушедшее в себя. Никаких гимнастических снарядов, никаких дорожек для ходьбы. Единственный атрибут - шведская стенка. И голоса медиков, которые тихо беседуют с каждым в отдельности, которые также раскачиваются, также поглаживают свои коленки. Какая-то ирреальность. Но задействованы в ней известный актер - недавняя светская хроника сообщила, что он порвал ахилл. Знакомая мне профессор-онколог. Специалисты прописали ей срочную операцию на коленном суставе. Молоденькая красотка-баскетболистка. У нее тоже порван ахилл. Мужчина средних лет, получивший тяжелейшие травмы в автомобильной аварии и переживший несколько операций.

Мы потом встречались каждый день на этих необычных занятиях. Медленные, плавные движения сменялись на стремительные, изящные. Уходило ощущение беды, обреченности... Но вот актер стал появляться реже - он уже вернулся на сцену, немало удивив специалистов, которые пророчили ему куда более длительное лечение. Вот стало известно, что почти отпала нужда в операции у профессора. Баскетболистка поведала о том, что ее даже отругали за преждевременное снятие гипса, но, проведя исследование, убедились, что гипс действительно больше не нужен. Попавший в аварию костыли пока не бросил, но движения его стали заметно свободнее, ноги приобретают нормальный вид. Мои собственные успехи очень скромные. Однако все же есть. Во всяком случае почти обхожусь без приема обезболивающих средств.

Тут должен последовать подробный рассказ о докторе Попове, о его методике противостояния травмам? Не последует! Заявлено же в названии, что рассказ об истории любви. Лишь скажу: у Петра Александровича Попова своя идеология исцеления - не только после травм, после любых заболеваний. Обычно предполагается адаптация к травме, к последствиям перенесенной болезни. То есть человек должен приспособиться к происшедшему сбою, сбой как бы отныне будет управлять. Попов убежден: нужна не адаптация, а реабилитация, то есть восстановление. Этим он и занимается со своими коллегами, об этом пишет книги и методички для пациентов и специалистов, снимает учебные телефильмы, стремится продвинуть свои методики не только в нашей стране, но и за рубежом. Обычный российский парадокс: Попова больше знают в Голландии, Италии, Германии, чем не родине...

Наталья

Наталья тренируется даже на даче - в августе у нее начинается новый балетный сезон. Фото: Сергей КуксинНаталью Огневу впервые увидела в том самом полуподвале и внимание обратила на нее не только потому, что необыкновенно хороша, но и потому, что занималась усерднее, чем мы, к тому же ее ноги, руки, все хрупкое тело вытворяли такое, что сразу выдавало: балерина...

"Наталья Огнева захватила сердца английской публики своим "соло мазурки". Это цитата из английской газеты, которая писала о Наталье в 2001 году. Наталья была приглашена Иреком Мухамедовым для совместных гастролей в эту, избалованную балетом страну. И страна отдала ей должное.

А впервые дочь врача и инженера из Томска увидела балет, когда ей было девять лет. Мама привела дочку в театр на "Лебединое озеро". Девочка пришла домой и заявила, что станет балериной и на сцене этого театра станцует партию Одиллии. Мама всерьез сие заявление не приняла. Отправить младшую дочку в балетный интернат в другой город? Нонсенс!

Но ребенок оказался упорным. Каждый день Наташа уговаривала маму отпустить ее в балет. Папа держал нейтралитет. Наконец мама сдалась. Сдалась в тайной надежде, что, во-первых, могут не принять, а во-вторых, если и примут, то домашняя девочка не выдержит жесткого режима балетного училища. Родители ошиблись. Хрупкая малютка все выдержала и еще будучи ученицей Новосибирского государственного академического хореографического училища участвовала в международных конкурсах балета и была приглашена в Государственный академический театр классического балета под руководством Натальи Касаткиной и Владимира Василева. В нем Наталья Огнева по сей день. Не соблазнилась ни на одно приглашение, хотя некоторые были очень даже заманчивые. В труппе она ведущая солистка. На ней фактически весь репертуар.

А мечта об Одиллии на сцене Томска, которая жила в Наташе все годы учебы, сбылась. На последнем курсе училище пригласили на гастроли в Томск... и Наташа впервые станцевала там партию Одиллии. Не потому ли, когда Наташа иногда встречается с молодыми исполнителями, всегда им говорит: мечтайте, мечтайте упорно, и тогда мечты обязательно сбудутся.

Наташа - балерина не одной партии, роли. У нее репертуар обширный. Любимых партий много, каждая по-своему дорога: Джульетта, Жизель, Китри, Золушка. Одетта-Одиллия, Маша...

- Знаете, - говорит мне Наташа, - я человек счастливый: всю жизнь занимаюсь только тем, что безумно люблю - выхожу на сцену, танцую и еще за это деньги получаю. Счастливыми-то могут быть только те, кому выпало заниматься любимым делом. Мне так кажется. Ведь многие работают только, чтобы заработать и прокормить семью, а любят совершенно иное. Я бы так не смогла.

Поэтому, когда случилась беда - произошел разрыв ахилла - мир для Наташи померк. Она почувствовала себя совершенно несчастной. После такой травмы не все балерины могут выйти на сцену. И когда Наташе кто-то сказал, что в Финляндии делают чудеса и возвращают после такой травмы на сцену, Наташа отправилась в Финляндию. Там ей сделали операцию. Хорошо сделали. Но достойной реабилитации не последовало. А ведь тут как при рождении ребенка: родить могут многие, воспитать же ребенка достойно способен не каждый. И... через восемь месяцев - повторный разрыв ахилла. Это уже была катастрофа. Все лучшие в этой области специалисты были единодушны: "Жить будете, о танцах забудьте. Лучшее для вас - не хромать". Это уже был приговор.

Но светила плохо знали Наташу: с таким же упорством, как в детстве, когда рвалась в балет, она теперь искала себе доктора. Хромая, она пришла в храм "Утоли моя печали" в Марьино и молила: "Господи! Пошли мне человека, который поможет мне вернуться в балет".

И свершилось чудо: на другой день в театр Касаткиной и Василева пришел доктор Петр Попов со своей командой и предложил благотворительную помощь театру. Директор театра Владимир Василев уговорил почти отчаявшуюся Наташу пойти к Петру Александровичу. Наташа поначалу отказывалась: уже были собраны все анализы, документы для повторной операции в финском городе Турку.

Но Василев тоже упрям, и ему удалось свою приму убедить. Наташа пошла к Попову. Петр Александрович предложил отложить операцию, хотя бы две недели позаниматься с ним. Он сказал: "Будет результат - операцию можно не делать. Не будет - тогда поедете". А ближайшее окружение Наташи твердило: "Какой еще Попов! Тебе все специалисты сказали, что нужна операция. У тебя уникальная возможность сделать ее в Финляндии, а тут какой-то Попов тебя отговаривает. Да кто он такой! Если он такой гениальный, то пусть он тебя восстановит после второй операции".

И Наташа поехала в Турку. И операция была сделана. Прогноз: два месяца на костылях. А главное, никто не давал гарантии возврата на сцену. Только один человек был уверен: выход на сцену реален. Этим человеком был доктор Попов.

На четвертый день после операции Наташа впервые пришла в его зал на занятия. У нее, как позднее и у меня, первое впечатление было почти равно шоку. "Какой-то театр абсурда", - сказала она мне.

Далеко не все воспринимают идеологию Попова: движения длительные по времени и очень осторожные, но обязательно без боли. Фото: Сергей КуксинА тут еще Петр Александрович снял с Наташи гипс, в котором было предписано находиться не менее месяца. Сделал свою специальную повязку, ее на время занятий снимали, а потом надевали снова. Занятия были упорные - каждый день по восемь часов. Через три недели Наташа пришла в Центральный институт травматологии и ортопедии. На ней не было гипса, зато были туфельки на каблуке. Пришла она вместе со своим спасителем. И вместе они выслушали возмущение тамошних специалистов: такого не может быть, потому что не может быть никогда. Но всевидящее УЗИ показало: может быть! Тогда поинтересовались: что же Наташа делала, откуда такой скорый результат? И когда Наташа показала те движения, которые возвращали ее к жизни, ответом было недоуменное пожатие плеч. Далеко не все воспринимают идеологию Попова: движения длительные по времени и очень осторожные, обязательно без боли.

А еще через десять месяцев после встречи с Поповым Наташа отправилась на международный фестиваль балета в Таиланд, где вышла на сцену в "Дон Кихоте". И никто не заметил, что была травма ахилла, а главное, никто не заметил, что миниатюрная балерина была... на пятом месяце беременности. Отцом ребенка - читатель, верно, уже догадался, был Петр Попов.

Беременная прима

А ведь когда они встретились, у Наташи был муж - танцовщик, который в свое время более других отговаривал Наташу обращаться к Попову. Петр Александрович незадолго до встречи с Наташей развелся. Само Провидение вело их друг к другу.

Беременная балерина - тема особая. Сколько на слуху примеров, когда ради карьеры примы отказываются от радости материнства. А руководители коллективов чуть ли не за голову хватаются. Да и есть у них на то основания: трудно восстанавливать форму после беременности и родов. Больше всего в таких случаях страдает спина. Наташа все это знала, но никого, кроме своего мужа Петра Александровича, не слушала.

Беременность была не только очень желанной, а может, именно поэтому совсем не обременительной. Постоянная специальная гимнастика избавляла от возможных неприятностей. И роды были радостными - в привычной домашней обстановке. Может, Наташа и пошла бы в родильный дом, но ей - такой худенькой, такой маленькой - пророчили кесарево сечение. А оно балерине никак не ко двору. Пуповину перерезал Петр Александрович.

Сын Георгий весил 3250 граммов при росте 54 сантиметра. А еще через год и десять месяцев в семье Поповых родилась - и тоже дома - Маруся. Георгий в два с половиной года отправился в детский сад, чтобы быть в коллективе, посчитали его родители - балерина и эскулап. Маруся пока дома с няней. Наташа так распределяет свое время, чтобы и дочку грудью покормить. Георгия она кормила до года. И при всем при этом Наташа продолжает танцевать ведущие партии, ездит на гастроли, учится в Российской академии театрального искусства на балетмейстерском факультете.

Идеология Попова

...А вот все говорят, что такого не может быть. Может! И знаете почему? Потому что есть в нашей жизни уникальные люди, которые вопреки общепризнанному творят такое, что на первый взгляд не укладывается в рамки нормы. Признано: после травмы ахилла надо восстанавливаться месяцы, иногда и года не хватает, и даже после этого не все функции возвращаются. По методике Попова на это уходит времени в два-три раза меньше, а восстановление полное. Только для этого надо очень упорно заниматься самому человеку.

- Не привыкли мы бережно относиться к себе, - сетует Петр Александрович, - ленивы, времени не хватает на то, чтобы по-настоящему заниматься собой. Да, нужны методики. Но их одних мало. Должно быть желание самого человека на обретение здоровья.

И это тоже идеология доктора Попова...

P.S.: В конце августа на сцене Новой оперы Наташа танцует Китри в "Дон Кихоте". Петр Александрович, как обычно, будет смотреть на нее из-за кулис. Рядом с ним будет маленький Георгий. Марусю на спектакли мамы пока не берут...

Общество Ежедневник Стиль жизни Общество Семья и дети
Добавьте RG.RU 
в избранные источники