Новости

02.08.2006 03:00
Рубрика: Культура

Шедевры выходят из тени

Сегодня в столице открывается Галерея искусства стран Европы и Америки XIX-XX веков

Открытие в Москве нового музея - это событие не только столичного и даже не только российского, но мирового масштаба.

На Волхонке, 14, сегодня в бывшем здании Музея личных коллекций торжественно открывается Галерея искусства стран Европы и Америки XIX-XX веков. Первыми, кто увидел новый музей, были журналисты, для которых директор Государственного музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина Ирина Антонова с другими музейными работниками устроила пресс-конференцию, а затем пресс-показ.

Открытие новой галереи - еще один этап в реализации программы развития ГМИИ имени А.С. Пушкина, запланированной до 2012 года - к его столетию. Только за последний год открылись двери нового здания Музея личных коллекций (он переехал в отреставрированный дом на Волхонке, 10) и Центра эстетического воспитания детей и юношества "Мусейон".

У здания на Волхонке, 14, очень длинная история. Некогда это был левый флигель усадьбы князей Голицыных, который затем перестраивался не раз. В 1890-1992 годах он был превращен в меблированные комнаты и получил название "Княжий двор". В нем останавливались и подолгу жили В.И. Суриков, И.Е. Репин, А.Н. Скрябин, Л.О. Пастернак.

Перейдя в управление ГМИИ, этот дом был отдан для размещения экспонатов Музея личных коллекций. Теперь, после переезда МЛК на новые площади, в отремонтированном здании на трех этажах разместилась коллекция произведений мастеров Нового и Новейшего времени.

Что это значит?

Это значит, что экспозиции главного, "цветаевского", корпуса ГМИИ отныне будут ограничены в историческом времени до XIX века. XIX и ХХ века переехали в новое просторное здание, что естественно позволит одновременно расширить их экспозицию, экспозиции старых зарубежных мастеров и реконструировать отделы Древнего мира в основном корпусе.

Располагавшаяся ранее в пяти залах второго этажа основного здания коллекция Нового и Новейшего времени теперь развернута в 26 залах. В новый музей переехали примерно 450 полотен импрессионистов и постимпрессионистов, чьи работы оставались в Пушкинском музее в Москве после расформирования Музея нового западного искусства и раздела его коллекции в 1948 году. Основу этой коллекции составляют частные собрания С.М. Третьякова (брата основателя Третьяковки), И.А. Морозова и С.И. Щукина. Увы, после расформирования Музея нового западного искусства по личному приказу Сталина, который Ирина Антонова считает политической акцией, часть коллекции зачем-то была передана в Эрмитаж. Сегодня московские музейщики надеются на возвращение этой части в Москву для воссоздания единства знаменитого собрания. Ирина Антонова даже символически сравнила это с восстановлением храма Христа Спасителя, расположенного напротив нового музея.

С высказыванием Ирины Антоновой о необходимости возвращения в ГМИИ части коллекции Щукина и Морозова, ныне находящейся в Эрмитаже, категорически не согласился его директор Михаил Пиотровский. В интервью газете "Коммерсантъ" он поздравил сотрудников ГМИИ с открытием нового музея, но сказал, что о восстановлении московской коллекции не может быть речи: "...то, что на сегодняшний день находится в музеях, не может быть перекроено. У нас сложившаяся музейная история - такая, какая есть". По мнению Пиотровского, "не менее значительными явлениями в истории русского искусства стали уже разъединенные коллекции: "третий этаж Эрмитажа" и "Пикассо в Музее Пушкина" - это уже самостоятельные культурные явления, имеющие чрезвычайное значение для нескольких поколений наших соотечественников".

При первом осмотре новая галерея впечатляет, особенно людей, привыкших в советские годы ходить в ГМИИ смотреть французских импрессионистов как некое полузапрещенное зрелище. Теперь российским поклонникам импрессионизма есть чем насладиться: отдельные залы у Моне, Сезанна, Гогена, Матисса. Отдельный зал у Пабло Пикассо. В отдельном зале представлен живописный символизм: две картины Одилона Редона, Арнольд Бёклин, Морис Дени и другие. Свои залы у "фовистов" и группы "Наби". В круг европейских художников вполне органично вписались русские художники-эмигранты, высочайше оцененные на Западе: Василий Кандинский, Марк Шагал, Осип Цадкин, Александр Архипенко и другие.

Среди первых посетителей новой галереи наш корреспондент случайно встретил известного французского коллекционера Рене Гера.

Российская газета | Рене, что вы думаете о новой галерее?

Рене Гера | Это событие, это праздник! Не только для Москвы, не только для России. Это событие для всего культурного мира, в том числе - для Франции. Эта галерея показывает, насколько серьезно присутствие французского искусства в русской культуре. Я думаю, она будет очень привлекательной для гостей столицы. Убежден, что теперь в Москве будет больше просвещенных туристов из Франции. Мне как коллекционеру очень приятно, что Ирина Александровна Антонова в своем выступлении подчеркнула, что эта галерея еще и дань великим коллекционерам Третьякову, Щукину и Морозову. Ведь долгие годы коллекционеры здесь не были на хорошем счету, их подозревали бог знает в чем. Не говоря уже о том, что в СССР не полагалось увлекаться искусством подобного рода, оно считалось "буржуазным".

Конечно, было бы желательно собрать воедино обе коллекции, московскую и питерскую, искусственно разбитые по произволу Сталина, в единую. Это было бы исторически справедливо, справедливо в отношении коллекционеров, и галерея стала бы более мощной.

Как собирателю русской живописи ХХ века мне особенно приятно, что русские художники-эмигранты полноправно присутствуют среди европейских мастеров и органично с ними сочетаются.

Культура Арт Музеи и памятники