Новости

10.08.2006 07:00
Рубрика: Экономика

Серый хлеб

Зерновой рынок регионов вновь блокировали перекупщики

Однако в регионах картина очень пестрая: где-то цена действительно высока и позволяет крестьянам неплохо заработать, а по соседству она ниже низкого и ставит аграриев за грань выживания. Кажется, что единый продовольственный рынок страны разваливается на глазах.

Данные собкоров "РГ" заставляют заподозрить: в целом ряде российских регионов нормальные рыночные отношения заморожены негласно внедренными серыми схемами. По сути, речь может идти об организованном ограблении крестьян в масштабах целых областей.

Рынку вопреки

Давно ли трейдеры (торговцы) хвалили государство за его намерение устроить интервенции (закупки зерна в закрома родины) - на этот раз вовремя, в августе? Обычно такие интервенции делают для того, чтобы поднять ставки и не дать крестьянину разориться, ведь цена всегда падает во время уборки, когда зерна много. Еще пару недель назад казалось, что спасать крестьянина придется. В кои-то веки государство загодя определило цены закупок (3100 рублей за тонну в европейской части страны и 3300 рублей в Сибири) и даже провело конкурс среди элеваторов.

А дальше случилось непредвиденное: вопреки логике зерно принялось дорожать. По мнению аналитика Андрея Сизова, причиной стал активный экспортный спрос, в том числе выигранный Россией тендер на поставку зерна в Индию. В результате цены, по словам торговцев, достигли исторического максимума - в среднем они выше прошлогодних на 500 рублей, причем важен тренд, то есть движение цены: в нынешней страде "провисания" цены фактически не было.

И вот теперь приходится констатировать: интервенции не нужны. Действительно, цены, которые были заявлены государством для торгов (а под эти цены минсельхоз выбивал финансирование из бюджета и просто так повысить их он не может), уже превзойдены рынком. "Это значит, что по такой цене государству вряд ли удастся что-то купить,- говорит г-н Сизов,- разве что в Сибири, где еще нет рынка, поскольку не было уборки".

Казалось бы, все выглядит просто замечательно. Торжество рынка: крестьян спас экспорт, с которого они обычно не видят никаких доходов. И государству не надо тратить на интервенцию бюджетные деньги - за него его задачу выполнил сам рынок. Однако опрос собственно производителей зерна, проведенный корреспондентами "РГ" в основных аграрных регионах страны, показывает несколько иную картину.

Два края - две цены

Краснодарский край, где уборка фактически закончилась, в полной мере ощутил на себе благотворные последствия экспортного спроса. По словам вице-губернатора Краснодарского края Николая Дьяченко, за тонну пшеницы третьего класса здесь дают 3500-3800 рублей (против 2600-2700 в прошлом году). И "при себестоимости производства килограмма зерна в 1,80-2 рубля это вполне компенсирует затраты".

Тем более что эксперты прогнозируют повышение стоимости четвертого, самого востребованного на рынке класса до четырех рублей за килограмм.

Соответственно идею о том, что государственные интервенции в их классическом понимании окажутся в этом году не нужны, на Кубани разделяют. С одной оговоркой: возможно, придется провести закупки иного рода с тем, чтобы выбросить на рынок прошлогоднее дешевое зерно. Это поможет сдержать рост цен на хлеб: правительство края обязалось, что социальный "кирпичик" будет стоить в магазинах не дороже 9 рублей.

Но вот пересекаем границу Краснодарского края - и оказываемся в Ставрополье. Тот же климатический пояс, те же почвы. Но о заоблачно высоких ценах на Ставрополье никто даже не слыхивал. Пшеница третьего класса стоит 2900-3100 рублей. И хотя в прошлом году за нее давали 2600 рублей, сопоставьте это с краснодарскими ценами и почувствуйте разницу. Естественно, крестьяне недовольны. Из-за подорожания топлива себестоимость тонны зерна достигла астрономических 2,3 тысячи рублей. По мнению председателя колхоза "Казьминский" Александра Шумского, цена на пшеницу третьего класса должна быть не ниже 3,5 тысячи рублей. И в отличие от Кубани тут ждут интервенций, поскольку объявленная государством цена - 3100 рублей - хоть и равна верхнему порогу, но все же - верхнему.

Странно? Еще как. Но на этом странности не кончаются.

Волга? Волга

Переезжаем в Самарскую область. По словам руководителя СПК "Мирный" Елховского района Владимира Исаева, "перекупщики больше 2,5 тысячи рублей за пшеницу третьего класса не дают". Это примерно та же цена, что была и в прошлом году. Но за это время стоимость дизтоплива возросла на 30 процентов, "и солярка теперь стоит дороже бензина",-говорит аграрий. Чтобы оправдать затраты, даже интервенции не спасут: "Минимум 4 тысячи, вот справедливая цена", - считает он.

В отличие от него руководитель управления министерства сельского хозяйства и продовольствия Самарской области Павел Павлов во всем винит частные элеваторы, дерущие с крестьян деньги за хранение, и государство, которое обещало начать интервенции, да что-то медлит.

И снова географический парадокс. Недалеко Самарская область от Саратовской, а каков контраст! Цены в Саратове резко выросли: пшеница третьего класса стоит от 3 до 3,6 тысячи рублей, на одном из мукомольных предприятий был зафиксирован исторический рекорд в 3675 рублей. И, хотя темпы роста цен на топливо все равно обгоняют хлебные цены, крестьяне что называется "испытывают определенный оптимизм". Никто не костерит в Саратове (ну не странно ли) и "злыдней" с частных элеваторов: для производителей местные власти даже установили льготные тарифы на хранение. И интервенцию (ну не чудо ли) не ждут. Как говорит Надежда Попова из местного минсельхоза, она может иметь смысл разве что как страховка - на случай непредвиденного обвала цен.

Сибирь сурово ждет

В отличие от регионов, где жатва уже позади, в Сибири ситуация выглядит более ровной: пока нет жатвы, нет и рынка. Но есть ожидания.

В Челябинске ждут интервенций и рассчитывают на них, однако объявленная государством цена в 3300 рублей крестьян явно не устраивает: дешевле 3,5-3,6 тысячи рублей за тонну продавать смысла нет. Здесь верят, что государство пересмотрит цену на интервенционные закупки. Как говорит исполняющий обязанности министра сельского хозяйства Челябинской области Александр Завалищин, государство не имеет права опоздать с интервенциями на этот раз: "Они должны проводиться как можно раньше, а не во время или после уборочной кампании, когда зерно становится дешевым товаром в обмен на топливо. Чтобы действительно поддержать сельского товаропроизводителя, нужно проводить фьючерсные сделки, то есть приобретать товар с поставкой на будущую дату".

Цены в Алтайском крае сложились на уровне 2800-3100 рублей за тонну. Крестьяне ворчат и даже зерно прошлого урожая продавать не торопятся. И в интервенции не верят, задуманные, кстати, прежде всего для Сибири. По словам исполнительного директора Союза крестьянских (фермерских) хозяйств Алтая Александра Вайса, "государство закупает лишь несколько процентов от общего объема зерна, выращенного на Алтае. Это капля в море. Влияние интервенций скорее психологическое, нежели экономическое. Да и начинать интервенции надо не в разгар уборочной, а перед ее началом".

Таким образом, Сибирь пока не может удивить нас теми парадоксами, которые бросаются в глаза в европейской части страны. Но кто знает, что будет тут через несколько недель?

Откуда взялись серые зоны

Итак, перед нами вопиющий парадокс. Даже наше небольшое расследование показало, что соседние регионы могут находиться в совершенно разных рыночных условиях. В одних цена высока, от государства милостей не ждут, и тема "злых перекупщиков" как-то не актуальна. А по соседству - все плохо, и виноват во всем, что характерно, столичный минсельхоз. Так почему крестьяне, работающие в сходных погодных и экономических условиях (примерно равная удаленность от портов хотя бы), оказываются словно в разных мирах?

Чтобы ответить на этот вопрос, придется вспомнить, что говорил в интервью нашей газете президент Зернового союза РФ Аркадий Злочевский (см. "РГ" за 20 июля). Он впервые сделал достоянием гласности одно странное явление: зерно из России вывозится, оно потребляется, однако его запасы не уменьшаются. И они оказывают влияние на цены. Г-н Злочевский назвал вещи своими именами: речь идет о серых запасах зерна. Он также дал понять, что на региональном уровне существуют, скажем так, чиновничьи схемы, с помощью которых в некоторых регионах осуществляется административный произвол в отношении крестьян. Это - ключ к разгадке того, что происходит в эти дни на зерновом рынке.

Не надо иметь особую проницательность, чтобы сделать предположение: регионы, в которых зерно "дешево, как никогда", - это регионы с большим количеством "серых" запасов. Эти запасы давят на рынок и не дают цене подняться. Если добавить к этому предположение о хорошо отлаженной системе "перекупа" (а она подразумевается: ведь "серые" запасы не берутся из воздуха), картина станет еще более отчетливой. Итак, наши данные заставляют предположить, что наряду с регионами "свободного рынка" есть области, где торжествует рынок серый.

Если наши выводы верны, то главной проблемой АПК России оказывается вовсе не пресловутая "политика государства" и даже не "поведение трейдеров", а организация продовольственного рынка на региональном уровне. Если наши опасения подтверждаются, то задача разрушения региональных монополий станет, наверное, основной задачей государственной политики на ближайшее время.

Редакция будет следить за развитием событий.

Экономика АПК Правительство Минсельхоз Зерновые интервенции