Новости

31.08.2006 06:00
Рубрика: Власть

Пришли к согласию

Ведущие партии и политологи продолжают дискуссию "Суверенное государство в условиях глобализации..."

В первую очередь за этим стоит попытка осмыслить место России в современном, стремительно глобализирующемся мире, определить ее национальные приоритеты. Это еще раз подтвердилось во время "круглого стола", прошедшего вчера в редакции "Российской газеты".

Дискуссия шла на самом высоком представительном уровне. На актуальную тему "Суверенное государство в условиях глобализации: демократия и национальная идентичность" высказались заместитель руководителя администрации президента РФ - помощник президента Владислав Сурков, председатель Конституционного суда РФ Валерий Зорькин, председатель Совета по внешней и оборонной политике Сергей Караганов (он выступил и модератором "круглого стола"), а также высокопоставленные представители всех ведущих политических партий России и маститые политологи.

Непосредственным поводом для обсуждения стала опубликованная 22 августа 2006 г. в "Российской газете" статья Валерия Зорькина "Апология Вестфальской системы", в которой автор давал собственную трактовку ключевых для любой страны понятий - демократия, суверенитет, конституция, национальное государство...

По словам Зорькина, введенный не так давно в российский политический лексикон термин "суверенная демократия" несет в себе глубокий смысл. Понять, что стоит за этими словами, крайне важно для всех, кто прямо или косвенно причастен к разработке стратегии и тактики развития страны. Как сказал Зорькин, есть "тысяча определений демократии и столько же определений суверенитета", каждый политик, юрист, политолог и просто гражданин имеет на этот счет свое мнение. Не вдаваясь в лишние споры о частностях, надо понять общую для всех истину: суверенитет - это свобода.

Без свободы нет демократии. Но мерилом свободы всегда и везде должно выступать Право, отраженное в Основном законе страны - ее Конституции. Государство должно быть суверенным - это означает, что оно придает своим базовым ценностям силу закона и тем самым не позволяет воцариться хаосу. И если мы говорим о "суверенной демократии", то в основе этих споров - необходимость того, чтобы государство развивалось и двигалось вперед, чтобы Россия решала сама (и только сама), быть ей самостоятельной или же существовать по принципу "сетевого управления" из-за рубежа.

"Несуверенной демократии не существует", - опроверг его Сергей Караганов. Но тут же поддержал по сути: "Либо мы правим собой, либо нами правят издалека, а середины нет. Опыт двухсот новых государств, образовавшихся на планете за последний век, это подтверждает со всей очевидностью".

Ни один из представителей политических партий (многие из которых носят неофициальное, но почетное звание партийных "идеологов") с тезисом о необходимости в России суверенной демократии не спорил.

Правда, их взгляды на ее суть и смысл разительно отличались - что для непримиримых оппонентов неудивительно.

До предела четко сформулировал свое кредо первый заместитель председателя ЦК КПРФ, член совета фракции КПРФ в Госдуме Иван Мельников. "Коммунисты - за суверенитет страны. Коммунисты - за демократию, - сказал он. - И если в первом тезисе никто никогда и не сомневался, то относительно второго поясню: мы, как, может быть, никто другой, сделали для себя выводы из уроков прошлого и являемся сторонниками естественной политической, идеологической и экономической конкуренции." Что же касается современного политического устройства РФ, то представитель главной оппозиционной партии считает, что нельзя называть "особыми российскими стандартами демократии" происходящие в ней "авторитарные преобразования". Поэтому Мельников считает необходимым создавать условия "не для самовоспроизводства власти, а для стимулирования естественной конкурентной среды". Главным же фактором, работающим на суверенитет, представитель КПРФ назвал "только эффективно работающую внутри страны экономику".

С тезисом об "авторитаризме" не согласен председатель Комитета Госдумы по труду и социальной политике, член фракции "Единая Россия" Андрей Исаев. По его словам, идея суверенной демократии направлена "против авторитарного государства и против тех, кто сделал слово "демократия" ругательным". То, что демократию стали трактовать как "утрату суверенитета" - целиком на совести тех, кто ответственен за "годы унижения страны, когда Россия проигрывала всюду, от конкурентной борьбы до футбольных матчей".

Сергей Иваненко, первый заместитель председателя Российской демократической партии "Яблоко", счел, что "постановка вопросов в статье Зорькина правильная, а вот ответов практически нет". Он не видит большого смысла в том, чтобы играть словами, противопоставляя термины "демократия" и "авторитаризм" и так далее. Демократия - это, по мнению Иваненко, лишь средство. А говорить надо о цели. Вопрос суверенитета решается просто: каким образом страна собирается поднимать собственную экономику, чтобы обрести мощный потенциал и заставить считаться с собой на международной арене. "Сейчас делается попытка реинкарнации демократии для политического класса, который у власти внутри страны, - сказал представитель "Яблока". - Это тупиковый путь. В развитие страны надо найти способы вовлечь народ".

Николай Левичев, первый заместитель председателя Российской партии жизни, в развитие темы заявил, что "никто сейчас не верит народу". При этом, считает политик, "подарить народу суверенитет нельзя". По его мнению, "работать на суверенитет и в конечном счете на демократию - это значит вкладывать непосредственно в Человека, развивать науку, образование, повышать уровень жизни".

Вячеслав Володин, заместитель председателя Государственной Думы, первый заместитель руководителя фракции "Единая Россия" отметил, что для его партии "суверенная демократия" - понятие стержневое и определяющее. "Европейский путь - это путь успеха и развития. Россия обречена идти по этому пути", - сказал он. И добавил, что для того чтобы быть по-настоящему суверенной, наша страна должна не "обслуживать нефтегазопроводы", а выполнять качественно иные функции. Вопрос о политическом классе здесь не праздный, ибо, по словам Володина, "СССР погубили не джинсы и кока-кола с Запада, а неконкурентоспособная элита".

Егор Соломатин, первый заместитель руководителя фракции ЛДПР в Госдуме понимает суверенитет России как возможность "вернуться в круг сильных мира сего" - а для этого провести необходимые преобразования внутри страны и переосмыслить ее роль на международной арене.

По словам же Никиты Белых, главы СПС, никакие дискуссии вокруг суверенной демократии не принесут практической пользы, пока не будет решен вопрос о доверии граждан к политикам и партийным структурам. Всех присутствующих он призвал направить свои усилия именно на это, а не просто на толкование пусть даже самых хороших терминов и программных пунктов.

Свое мнение о суверенной демократии высказали и известные политологи - гендиректор фонда "Центр политических технологий" Игорь Бунин, главный редактор "Московских новостей" Виталий Третьяков, профессор МГИМО, член Общественной палаты РФ Андраник Мигранян, гендиректор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов, президент Фонда эффективной политики Глеб Павловский.

По мнению же замглавы администрации президента - помощника президента Владислава Суркова, все дискуссии в российском обществе не должны заслонять главного - прав и свобод человека. "Речь идет о суверенитете не какого попало государства, а демократического государства", - сказал он. Саму дискуссию на эти темы Сурков считает крайне важной хотя бы потому, что "кто не говорит, тот слушает. А кто слушает, тот слушается". Россия же должна транслировать другим странам мира созданную ею собственную "систему образов и смыслов". По мнению Суркова, сейчас российский суверенитет от совершенства далек: он сшит "на скорую административную руку, пусть и довольно сильную". "Но это временно, это "штопка".

Жить и развиваться может только тот народ, который имеет целостное представление о себе, о том, кто мы и что мы, куда мы идем", - уверен Сурков. И раз так, то задача нашей культуры, "ее и художественной, и политической части", - создать в России "свой дискурс, свою публичную философию, свою приемлемую для большинства граждан национальную идеологию". Иначе с нами просто не будут считаться: "Зачем говорить с немым?" По мнению замглавы президентской администрации, "вопрос смыслообразования, вопрос терминов и производства образов - это признак действующей нации". "Если народ сам не производит образы и не посылает сообщений другим народам, то он не существует в политическом и культурном смысле". "Демократия - это в том числе разговор самостоятельных людей", - подчеркнул он. Сегодня России как никогда нужно "иметь свой голос". "Не думаю, что мы должны стремиться создавать какую-то немыслимую экзотику, говорить какие-то вещи, не доступные пониманию наших собеседников, но мы должны иметь свою версию политического языка". Но, безусловно, создавая этот язык, необходимо "говорить приемлемым для собеседников тоном, а также уметь их слушать".

Полный отчет

о "круглом столе"

читайте в ближайших номерах "Российской газеты".

Власть Позиция "Российская газета" Дискуссии о "суверенной демократии"