Новости

01.09.2006 03:00
Рубрика: Происшествия

Набат Беслана

Элита и общество должны сделать выводы из трагедии

За эти прошедшие два года мы стали сильнее и мудрее. Возмездие настигло главного организатора и виновника бесланской трагедии Шамиля Басаева. Контртеррористическая операция на Северном Кавказе не завершена - несколько сотен боевиков еще прячутся по горам и щелям, но уже ясно, что победа одержана. Стучу по дереву, но последние два года были самыми спокойными для страны, сотрясавшейся терактами, с начала войны в Чечне в 1994 году.

Но наша дань памяти безвинным жертвам трагедии должна заключаться не только в удовлетворении от успехов в борьбе с виновными. Набат Беслана должен подвигать ответственную элиту и общество на извлечение выводов и твердое следование некоторым универсальным принципам, без чего мы все будем беззащитны перед террором.

Эти выводы и принципы следующие.

Первое. В террористических актах виноваты только террористы. Ничто - ни пережитое горе, ни убеждения, ни вера - не может оправдать массовые убийства мирных людей. Власть тоже может быть достойна критики за недогляд. Но виновники - всегда террористы. К сожалению, во время процесса над единственным захваченным подонком Нурпашой Кулаевым немало людей жаждало отмщения не ему, а кому угодно - от местного милиционера до президентов республики или страны. В борьбе с террористами их защита, перевод стрелок на обстоятельства или начальство сродни предательству.

Дань памяти безвинным жертвам трагедии должна заключаться не только в удовлетворении от успехов в борьбе с виновными

Второе. Нельзя идти на поводу у террористов. Они всегда ставят политические цели: либо убить своих противников, либо устранить их политически, либо запугать нацию, вызвать у нее паралич воли, лишить способности сопротивляться, либо заронить ядовитые семена своей разрушительной идеологии в головы нормальных людей. И неизвестно, что более опасно для общества. Сколько споров о том, нужны ли переговоры с террористами, велось ли их достаточно в том или ином случае, нужно или не нужно идти на уступки террористам. Вот что во всем мире всей контртеррористической практикой подтверждено и установлено. Говорить нужно профессиональным переговорщикам, имея целью спасение максимального количества заложников. И - создавая условия для физического уничтожения или захвата террористов. Идти на политические уступки, доказано, ни в коем случае нельзя, иначе последует эскалация новых требований, а значит, и новых терактов с еще большим количеством жертв.

Террористам ни в коем случае нельзя давать трибуну. Часто теракты совершаются именно с целью получить возможность проповедовать свои преступные идеи. И поэтому давать трибуну - тоже провоцировать новые акты террора. Меня поразило, когда на упоминавшемся процессе крутили пленку с интервью Басаева, который - весь в белом - клеймил официальные власти. Интервью у Басаева, как ни в чем не бывало, брал Андрей Бабицкий. Хотел бы я посмотреть на американского журналиста, который, как ни в чем не бывало, взял бы интервью у бен Ладена.

Третье. Нельзя идти на поводу у кукловодов, которые или стоят за террористическим актом, или используют их в своих узкокорыстных целях. Все больше информации о том, что нити атаки на Беслан тянутся за пределы России. Однако куда больше сведений об игре на этой трагедии бессовестных лиц, использующих ее для дестабилизации российского государства. Тема действительно крайне эмоциональная, которая не может оставить кого-либо равнодушным, - что может быть страшнее детских смертей. Поэтому и политическая игра на ней - сильнодействующее оружие массового психологического поражения. Бесконечна боль матерей. Тем более отвратительно, когда их чувства цинично используются для хорошо проплаченного противниками нынешней власти пиара на крови.

Четвертое. Террору может противостоять только консолидированная нация. Посмотрите, как американский народ отреагировал на теракты 11 сентября 2001 года, как англичане отреагировали на взрывы в лондонском метро. Они сплотились, оставив в стороне перед лицом общей угрозы свои идеологические, политические и прочие пристрастия. Уж точно никто не оправдывал террористов и не требовал головы Джорджа Буша или Тони Блэра. Основная часть россиян тоже очень адекватно реагирует на террор, внутренне сосредоточиваясь, собираясь, принимая меры защиты себя и близких. Но, увы, далеко не все.

Пятое. Нельзя давать волю националистическим чувствам. Террорист может быть человеком другой национальности, но он террорист не потому, что принадлежит к другой национальности. Теракты часто совершают именно с целью спровоцировать рознь между разными народами. Как это, кстати, было и в Беслане. Ни в коем случае нельзя помогать террористам добиться своей цели.

А уж тем более надо давать самый жестокий отпор "своим" террористам, где бы они ни жили - в Чечне, Ингушетии, Карачаево-Черкесии или Москве. Как тем отморозкам, которые убили и тяжело ранили десятки людей всех национальностей на Черкизовском рынке в столице. Когда считаешь какие-то национальности "не теми", получишь от них такое же отношение и такие же ответные действия. Наша страна всегда была и может существовать только как многонациональная.

Шестое. Террор боится гласности. Он действует тайно и процветает, когда люди о нем не информированы. Конечно, секретность в работе спецслужб и правоохранительных органов никто не отменял. Но рассказ о том, каковы реальные масштабы террористической угрозы в России, как реально развивалась ситуация в Беслане, во время других терактов, помог бы не только снять общественную напряженность, в том числе в Северной Осетии, но и помочь обществу стать более подготовленным к отражению опасности. Почему Александр Дзасохов был едва ли не единственным официальным лицом федерального масштаба, кто, проявив гражданское мужество, публично дал показания по бесланской трагедии? С людьми надо больше говорить. Власть не должна бояться ответственности власти.

Наконец. У терроризма есть социальные корни. Конечно, как правило, организаторы терактов - люди далеко не бедные. Но нищета дает массовку людей, ни в грош не ставящих свою жизнь, а тем более чужую. Сейчас, когда у государства появились деньги, борьба с бедностью, особенно на Северном Кавказе, должна стать одним из национальных приоритетов.

Набат Беслана звучит в наших душах. И нужно сделать все, чтобы никогда подобная трагедия не повторилась на нашей земле.

Происшествия Терроризм Теракты Власть Позиция Годовщина теракта в Беслане