Новости

06.09.2006 05:00
Рубрика: Власть

"Хезболла" не импортный продукт

Сергей Лавров о проблемах Ближнего Востока специально для "РГ"

Российская газета | Сергей Викторович, разоружить "Хезболла", очевидно, невозможно, но и не разоружать опасно для мира в регионе. Существуют ли варианты, при которых произойдет полная легитимизация "Хезболла"? Или возобновление ливано-израильской войны неизбежно?

Сергей Лавров | Я думаю, что вопрос о легализации "Хезболла" не стоит. Она является легальной политической ливанской структурой. Ее представители есть в парламенте и правительстве. "Хезболла" - часть шиитской общины Ливана. Она не импортный продукт. Именно такую позицию занимает ливанское правительство, включая премьера Фуада Синьора. Он неоднократно говорил о том, что выполнение резолюции Совета Безопасности ООН по Ливану возможно лишь в тесном сотрудничестве с "Хезболла". Я убежден, что только вовлечение всех ливанских политических сил, а "Хезболла" одна из них, в процесс реализации тех договоренностей, которые в резолюции закреплены, может нас привести к результату, которого мы все хотим добиться.

Россия убеждена, что, как и "Хезболла" в Ливане, ХАМАС остается частью политической жизни Палестины

Одновременно важно понять, что проблему, о которой вы упомянули, невозможно решить только в ливанском контексте. Есть сирийский фактор, есть в целом всеобъемлющая проблема арабо-израильского конфликта. Последний кризис, который вылился в войну между Израилем и Ливаном, подтолкнул Лигу арабских государств к выдвижению инициативы о проведении новой конференции по всеобъемлющему ближневосточному урегулированию. Мы эту инициативу поддерживаем.

То, что предложил генеральный секретарь Лиги арабских государств, а именно созыв заседания Совета Безопасности ООН на уровне министров, на котором можно было бы дать зеленый свет процессу подготовки и проведению новой всеобъемлющей конференции, считаю вполне оправданным, и мы будем стараться реализовать это предложение.

РГ | Когда принималась первая резолюция Совета Безопасности ООН о прекращении войны в Ливане, дипломаты говорили о том, что мандат миротворцев необходимо четко прописать во второй резолюции. Однако теперь выясняется, что принимать этот второй документ в ООН не спешат. Почему?

Лавров | Я не думаю, что мандант голубых касок в рамках временных сил ООН в Ливане, недостаточно прописан в уже принятой резолюции. Мне кажется, что в этом документе был найден компромисс. Причем благодаря ему мы не просто на бумаге преодолели разногласия, а нашли компромисс, который достаточно эффективен с точки зрения практической реализации. Резолюция содержит гибкие формулировки, позволяющие при осуществлении записанных договоренностей выбирать варианты действий.

Те, кто говорит о необходимости принятия второй резолюции, а это прежде всего США и Израиль, уделяют главное внимание ситуации на границе между Ливаном и Сирией и пытаются подчеркнуть необходимость более четко прописать тему присутствия миротворцев на этой границе. В то же время в уже принятой резолюции эта тема присутствует. Она сформулирована очень грамотно. Да, эта граница важна с точки зрения недопустимости вмешательства во внутренние дела Ливана и поддержке усилий по пресечению незаконных пересечений этой границы, включая незаконные поставки оружия. Но одновременно этот пункт в резолюции учитывает реалии, а они таковы, что в Ливане сложился весьма хрупкий баланс политических сил.

К сожалению, война разразилась в тот самый момент, когда ливанское руководство по инициативе главы парламента Ливана приступило к налаживанию внутриливанского диалога. Я по-прежнему убежден, что это важнейшая задача для ливанского общества. "Хезболла" была активной сторонницей этого диалога. Остается такой и теперь. Необходимо сделать все для того, чтобы этот диалог состоялся.

Что же касается проблемы сирийско-ливанской границы, то здесь мы склонны поддерживать позицию премьера Ливана Синьоры, который не раз говорил о том, что этот вопрос они будут решать сами и на данный момент присутствие ооновских миротворцев на этой границе не является необходимым. Мне кажется, что следует поддержать позицию правительства Ливана. Как и записано в резолюции, не исключено, что на сирийско-ливанской границе могут понадобиться какие-то действия со стороны международного сообщества, но это будет сделано только в том случае, если ливанское правительство об этом попросит.

РГ | Министр обороны России Сергей Иванов на днях заявил, что в принципе возможно введение инженерных частей Российской армии в Ливан под эгидой ООН.

Лавров | Немного не так говорил Сергей Борисович. Он говорил, что мы будем готовы оказать содействие Ливану по линии инженерно-саперных подразделений Российской армии с возможным привлечением структур МЧС для содействия в восстановлении инфраструктуры. Разрушены многие дороги и мосты. Страна лишилась возможности жить единым государством. Безусловно, проблема обеспечения надежной связи между отдельными частями Ливана остается весьма актуальной.

Мы действительно рассматриваем возможность содействия в восстановлении структур жизнеобеспечения ливанского государства. Я бы не стал при этом говорить, что это будет нашим вкладом в миротворческую операцию. Мы хотим провести специальные переговоры с ливанским правительством и понять, насколько наши возможности, которые мы готовы предложить, вписываются в потребности, заявленные руководством страны. В Бейруте мы обязательно поговорим с премьером Ливана о том, какими могут быть оптимальные формы нашего вклада в восстановление разрушенной инфраструктуры.

РГ | Поступали ли российским дипломатам предложения стать посредниками на переговорах по освобождению израильских солдат, похищенных на юге Ливане и на территории Палестины?

Лавров | Договоренности о том, как обменивать заложников, всегда очень деликатны. Процесс подготовки таких договоренностей неизбежно носит конфиденциальный характер. Я, конечно же, читал сообщения СМИ о том, что Германия и Италия в той или иной степени стараются помочь в поиске компромисса по этому вопросу. Не буду вдаваться в детали, скажу только, что Россия активно работает со всеми сторонами для того, чтобы достичь договоренностей, которые позволят снять эту эмоциональную гуманитарную проблему. Надеюсь, что наши усилия, которые вписываются в усилия других стран, принесут результат.

РГ | Премьер Ливана Фуад Синьора отверг предложение своего израильского коллеги Эхуда Ольмерта о проведении прямых мирных переговоров. Нужна ли, на ваш взгляд, подобная встреча. Или на данный момент для поддержания мира достаточно выполнения резолюции Совбеза?

Лавров | Резолюции выполнять нужно в любом случае. Причем не только последнюю, но и все остальные резолюции Совета Безопасности, которые были приняты по арабо-израильскому конфликту. Я уже говорил о том, что необходим всеобъемлющий подход к ближневосточному урегулированию. В корне проблемы, конечно же, лежит неурегулированность палестинской ситуации. И все же жизнь убеждает нас в том, что все части ближневосточного конфликта взаимосвязаны.

РГ | Будете ли вы во время своего визита на палестинские территории отдельно встречаться с лидерами ХАМАСа?

Лавров | Такой встречи не запланировано, но мы продолжаем контакты с ХАМАСом. По-прежнему убеждены, что, как и в случае с "Хезболла" в Ливане, ХАМАС остается частью политической жизни Палестины. При этом мы уверены, что усилия главы палестинской администрации Махмуда Аббаса по поиску путей формирования общенационального правительства заслуживают всяческой поддержки.

Мне кажется, что за последние месяцы происходит переоценка роли и вообще фактора ХАМАСа. Переоценка в общественном и политическом мнении европейских государств. Думаю, что этот процесс происходит и в Соединенных Штатах. Этот фактор, от которого никуда не деться. Здесь опять же сохраняется принцип нашей дипломатии, который заключается в том, что любые вопросы, возникающие к той или иной стране, к тому или иному движению, необходимо решать через диалог и вовлечение их в сотрудничество, а не через изоляцию и игнорирование.

Власть Работа власти Внешняя политика Власть Позиция В мире Ближний Восток Ливан В мире Ближний Восток Израиль В мире Ближний Восток Сирия Правительство МИД Конфликт между Израилем и Ливаном Лучшие интервью