Новости

09.09.2006 02:00
Рубрика: Культура

Лев в руках и журавли в небе

63-й Международный кинофестиваль готовится назвать своих призеров

Загадки жюри

Обычно собравшихся на фестивале критиков с членами жюри объединяет, при всех разногласиях, общность критериев. Эта общность позволяет делать предположения. Прогнозы иногда опрокидываются, но это почти всегда обнажает некие подковерные, далекие от искусства соображения. Так два года назад вопреки всякой логике в Канне из всех художественных фильмов лучшим был признан документальный - предвыборное "мочилово" Майкла Мура "Фаренгейт 9\11". Это было чисто политическое решение. Или когда в том же Канне из всех знаменитейших актеров лучшими были признаны пара непрофессионалов, изобразивших самих себя. Это было стремление жюри поразить оригинальностью.

Как заметил на днях многократный участник международных жюри в Венеции и Канне режиссер итальянского конкурсного фильма Джанни Амелио: "Окончательное решение жюри никогда не разделяется всеми его членами - это всегда компромисс. И если фильм победил, это означает только то, что в жюри у него оказалось меньше врагов. Так что приз - это вопрос не художественного качества, а удачи".

Если исходить из художественного качества, в нынешней Венеции лидер определился давно, и он прочно удерживает позиции: "Королева" Стивена Фрирза с уникальной актерской работой Хелен Миррен, которая может считаться лучшей не только на этом фестивале, но и вообще за последние годы. С ее королевой Елизаветой могла бы состязаться только всегда великолепная Мерил Стрип в яркой, симпатичной, часто остроумной, но заурядной комедии Дэвида Фрэнкеля про мир высокой моды "Дьявол одевается от Прадо" (Devil Wears Prado). Для Мерил Стрип эта роль - шутка гения, род отдыха, маленькая "эврика!" на досуге. Эта актерская пара возвышается здесь, как два маяка в полный штиль, но это не значит, что кто-то из двух великих актрис получит "Серебряного льва" за лучшую женскую роль. "Прадо", увы, идет вне конкурса, а что касается "Королевы", то жюри свободно может назвать победительницей кого-то из молодых и неизвестных - это будет означать, что оно уперто на идее открывать новые имена. К тому же команду рефери возглавляет Катрин Денев, а она, как любая знаменитая посредственность, известна своей ревностью к любому настоящему таланту, особенно женского пола. И уже не одна моя коллега, значительно улыбаясь, сказала мне, что "ни за что эта Катрин не даст приз актрисе, которая в пять раз талантливее ее".

Поведение французской дивы на публике косвенно говорит о каких-то серьезных разногласиях в жюри. Когда члены судейской коллегии гуськом проходят в зал Дворца фестивалей, она держится особняком, никому не улыбается и словно бы никого не замечает - играет королеву, пытаясь переиграть Хелен Миррен. Уже ясно, что ее коллегам по жюри придется несладко.

Лучшая мужская роль, на мой взгляд, тоже принадлежит фильму "Королева" - это британский премьер Тони Блэр в исполнении Майкла Шина. Но уверен, что премия ему не светит - скорее всего, предпочтут какого-нибудь малоизвестного актера из стран Третьего мира. Приз за режиссуру, возможно, отдадут ветерану французского кино Алену Рене за его музыкальную драму "Частные страхи в публичных местах". Но все это гадания на кофейной гуще: кроме "Королевы", все остальные фильмы идут кучно, ни один не выделишь особо. Наша "Эйфория", по-моему, заслуживает "Золотого льва" за дебют, но, как сказал мне один из членов жюри премии Дино Ди Лаурентиса, достойных претендентов на этот приз довольно много.

Единственный "Золотой лев", который уже вручен, - это почетная премия за вклад в киноискусство: ею награжден американский визуалист и мистик Дэвид Линч. За премьерой его картины "ВНУТРЕННЯЯ ИМПЕРИЯ" (режиссер настаивает, чтобы название писали заглавными литерами) таится интрига. Фильм был обещан Каннскому фестивалю, но Венеция, давний и ревнивый соперник Канна, буквально выхватила картину из рук французов, посулив Линчу "Золотого льва". Тот сразу переориентировался на Мостру, и правильно сделал: его бесконечно длинный, скучный, путаный и тонущий в тумане фильм, снятый цифровой камерой и перепевающий его старые мотивы, в Канне наверняка ничего бы не получил, а тут Лев уже в руках! "Я так и не поняла, что я там играла, - призналась на пресс-конференции любимая актриса Линча Лора Дерн. - С нетерпением жду просмотра: может, тогда пойму".

Проза рейтингов

Наша "Эйфория" замечена и отмечена критикой. Интернет-сайт MyMovies.it ставит ей четыре звезды из пяти возможных, приберегая пятачок для нового Феллини. Он оживленно обсуждает эпичность картины и считает ее участников "непрофессиональными артистами", что по отношению к "неореалистическому" стилю фильма можно считать похвалой. На пресс-конференцию создателей картины пришло значительно больше журналистов, чем в прошлом году на "Гарпастум", но заметно меньше, чем три года назад на "Возвращение" - это косвенно говорит о том, что массового признания нет. Обескуражил рейтинг журнала Ciak: два итальянских критика - из журнала Il Foglio и газеты L"Unita - выставили фильму колы, остальные - двойки и тройки. Но это фильм, повторяю, сложный, и режиссер справедливо считает, что "такое кино происходит не столько на экране, сколько в каждом отдельном зрителе".

В четверг в Венеции показали еще один российский фильм, он может претендовать на приз молодежного конкурса "Горизонты" - "Свободное плавание" Бориса Хлебникова. На пресс-показ пришло мало людей, но пришедшие его приняли очень тепло. Это полный тепла и юмора рассказ о новом "потерянном поколении" - молодых людях, которые дичают в стране без идей и идеалов. Картина фиксирует состояние людей в пространстве, откуда выкачан воздух и нет ориентиров: все живут как в первобытности, уже не умея ни работать, ни выражать свои мысли по-человечески, ни даже любить. Очень хорош Александр Яценко в роли рабочего паренька без профессии и будущего, который, как слепой щенок, тычется в поисках хоть какой-то перспективы. Действие протекает в совершенно конкретном городе Мышкине с его полуразваленными домами, старосоветским обликом улиц, беспробудным пьянством и сонным состоянием всех и каждого. Но тошнотворной "чернухи" наподобие той, что была в фильме "4" Хржановского, здесь нет и в помине: несмотря ни на что, в способность героя выкарабкаться к настоящей жизни - веришь. И дело не только в том, что режиссер талантливо делает кино, он наделен главным талантом: относиться к жизни и людям с любовью, горечью и надеждой.

Соседка по залу, журналистка из Румынии, до начала фильма долго говорила мне о преступлениях коммунистов, зато после окончания заявила, что это верный приз: "Брависсимо!"

И немного музыки

Под занавес фестиваля в роскошном, заново отстроенном после пожара оперном театре La Fenice состоялась премьера фильма Кеннета Браны "Волшебная флейта". Это первый опыт в оперном жанре английского актера-режиссера, который уже много работал с театральным материалом, экранизировал пьесы Шекспира "Много шума из ничего", "Гамлет" и "Генрих V". Решив "привлечь к опере новых слушателей", Брана "демократизировал" жанр и вопреки его традициям дал шедевр Моцарта в переводе на общедоступный английский. Когда-то Ингмар Бергман изобретательно поставил в кино эту оперу, но проиграл в том, что ее исполняли на неповоротливом шведском посредственные скандинавские певцы. Брана выиграл: английский принадлежит к самым "певческим" языкам мира, а вокальный уровень картины выше всяких похвал. Фильм очарователен, полон огня и юмора, выразительных молодых лиц, в нем сохранена магия загадочного творения Моцарта. Действие происходит теперь в начале ХХ века, и полусказочные персонажи оперы органично вписались в этот новый антураж: для каждого нашелся здесь свой более современный аналог.

Разумеется, метод дублирования был отвергнут сразу же. В поисках молодых оперных певцов-актеров режиссер по кастингу объездил все главные оперные театры мира, и из 750 претендентов 60 восходящих звезд оперной сцены были приглашены в Лондон к дирижеру Джеймсу Конлону на прослушивание. Они никогда не снимались в кино, а режиссер никогда не ставил оперу: "Мы были как чужестранцы на чужой земле, и это возбуждало желание слушать и учиться. И я понял, что музыка - это приглашение дать волю своему воображению", - признался Кеннет Брана. В конечном итоге на роль Царицы ночи была утверждена солистка "Метрополитен-опера", выпускница Московской консерватории Любовь Петрова. В партии Зарастро блеснул Рене Пэйп из "Дойче опер" в Берлине, Тамино - американец Джозеф Кайзер, Памины - англичанка Эмми Гарсон, Папагено - один из самых известных молодых комедийных певцов Бродвея Бен Дэвис. Фильм получился феерически зрелищным и акустически захватывающим. Современная звуковая техника наконец-то позволила во всех оттенках передать богатство симфонических и оперных партитур, и, думаю, мы на пороге нового взрыва интереса кинематографа к оперному жанру.

Культура Кино и ТВ 63-й кинофестиваль в Венеции