Новости

12.09.2006 02:00
Рубрика: Экономика

Страховка от слухов

Инвесторам ищут гарантии от потерь, вызванных недостоверной информацией эмитентов
Текст: Карен Маркарян (директор НИИ глобальной экономики)

Что страховать?

Страховой бизнес зиждется на двух концептуальных принципах. Первый принцип заключается в том, что страховым случаем может быть признано только случайное событие. Если, к примеру, застрахованный дом сгорел от удара молнии, то страховки не видать, если ушлые страховщики докажут, что молнию вызвал выгодополучатель. Второй принцип заключается в том, что они обязательно постараются это доказать, ибо в каждом потенциальном выгодополучателе они видят злоумышленника, покушающегося на их деньги.

Следовательно, они без труда докажут, что любая недостоверность финансовой отчетности эмитента вызвана его преднамеренными действиями.

Что-либо получить со страховщика будет реально лишь в случае падения котировок акций эмитента, вызванного недостоверностью его финансовой отчетности вследствие произошедшей технической ошибки (например, доказанного сбоя в компьютере).

Шансы инвесторов и кредиторов резко возрастают, когда свою ответственность перед ними будет страховать аудитор. Ведь поскольку финансовую отчетность эмитента составляет не он, он только лишь ее проверяет, то, следовательно, и не имеет возможности ее исказить, в том числе и преднамеренно. Он может лишь преднамеренно не заметить ее недостоверность. Но доказать это страховщику будет гораздо сложнее, чем преднамеренность в действиях составляющего финансовую отчетность эмитента. Это весьма похоже на возникновение страхового случая по автогражданской ответственности, в случае, когда в пьяного, но пассивного участника дорожного движения врезается другой пьяный его участник. Поскольку первый был пассивной стороной дорожно-транспортного происшествия, то степень его алкогольного опьянения никак не отразится на сумме полученного им страхового возмещения.

Конечно же, сказанное отнюдь не означает, что аудиторы смогут спустя рукава исполнять свои обязанности. Ведь каждый страховой случай будет увеличивать размеры страховых премий, получаемых страховщиками при страховании гражданской ответственности такого невнимательного аудитора. И наоборот, аудитор, не имеющий страховых случаев, будет пользоваться особой любовью и расположением страховщиков. Это даст ему право рассчитывать на самые выгодные условия по страхованию, что, снизив его издержки, повысит его конкурентоспособность среди прочих аудиторов.

Как страховать?

Остается открытым вопрос о возникновении страхового случая. Скорее, о фиксации такового. Иначе говоря, необходимо ответить на вопросы о том, когда наступает страховой случай и кто его фиксирует.

Для того что бы ответить на них, позволим себе следующую тавтологию. Страховой случай возникновения материального ущерба, вызванного падением курса акций, наступившим вследствие недостоверности финансовой отчетности эмитента, может возникнуть лишь в результате падения курса акций. По этой причине любое лицо, посчитавшее, что причиной падения котировок, в результате чего ему был причинен материальный ущерб, являлась недостоверность финансовой отчетности эмитента, подает жалобу в SEC. Специальная комиссия SEC, изучив все обстоятельства падения котировок акций данного эмитента, выносит свой вердикт. Если она решит, что причиной падения котировок было неверное позиционирование топ-менеджмента эмитента, страховщики могут вздохнуть спокойно. Если же решит, что причина кроется в недостоверной финансовой отчетности эмитента, возникнет страховой случай, и страховщики скрепя сердце откроют свои закрома.

Кто оплатит издержки?

Естественно, обязательное страхование гражданской ответственности аудиторов публичных компаний, повышение лимитов их ответственности и введение понятия масштабной ошибки как предмета риска повысят издержки обращения акций. Но это было очевидно еще на этапе постановки задачи, ибо в прагматичной экономике чудес не бывает. А посему рост институциональной избыточности рынка непременно приведет к росту его транзакционных издержек. Причем свои новые издержки аудитор, несомненно, переведет на эмитента, а тот - транзитом на инвестора. Напрашивается предположение, что рынок категорически отвергнет любые попытки повышения его ликвидности за счет инвестора. И этот вывод имел бы право на жизнь, и даже более того, стал бы решающим аргументом против настоящего проекта, если бы не исследование, проведенное McKinsey & Company. Проведенный компанией опрос более 200 институциональных инвесторов из 31 страны мира, под совокупным управлением которых находится более 3 триллионов долларов, показал, что более 80 процентов из них готовы доплачивать прозрачным эмитентам от 20 до 30 процентов от стоимости их акций. И их можно понять. В конце концов, если котировка акции определяет ее рыночную цену, то она по определению должна быть той самой ценой, которую инвестор, не обязанный купить эту акцию, обладая достаточной о ней информацией, согласен заплатить. Но инвестор после череды известных событий имеет все основания сомневаться в том, что он располагает такой информацией. И если эти скандалы будут продолжаться, а сомнения инвесторов будут все возрастать, то в какой-то момент, исчерпав обозначенный для себя лимит рисков, он уйдет с рынка, а его профессиональным участникам не останется ничего, кроме как переквалифицироваться в управдомы. Ведь в конце-то концов фондовый рынок был не всегда, и это значит, что может прийти время, когда его вновь не будет. И причиной его исчезновения вполне может стать потеря доверия к нему со стороны обманываемых все чаще инвесторов.

Как узнать степень риска?

Инвестору сегодня мало знать, сколько стоят интересующие его акции. Его еще и интересует, какого они качества. То есть наряду с котировкой, являющейся количественной характеристикой акции, она нуждается также и в своей качественной характеристике. Такую характеристику мог бы отражать так называемый PIN-код корпоративной культуры эмитента, характеризующий культуру его корпоративного управления. Для его формирования эмитенты могли бы воспользоваться соответствующей методикой агентства Standart&Poor s (S&P). При этом в PIN-коде корпоративной культуры эмитента должна быть отражена информация: о структуре его собственности, об отношениях с финансово заинтересованными лицами, о финансовой прозрачности и о структуре управления.

Так, первые четыре позиции PIN-кода могут содержать информацию о доле реальных владельцев акций, раскрытых в последней годовой отчетности эмитента. В следующих трех его позициях может размещаться информация о количестве блокирующих и наличии контрольного пакетов структуре его уставного капитала. Последующие четыре позиции могут информировать о доле топ-менеджеров в собственности эмитента. Следующая позиция может информировать о прямом или опосредованном участии государства в собственности эмитента. Очередная позиция может содержать информацию о перекрестном владении собственностью эмитентом и его дочерними структурами. Последующие две позиции могут содержать сведения о доступности акционерам как самого общего собрания, так и информации о нем и об эмитенте в целом. 16-я позиция может информировать заинтересованные лица о наличии либо отсутствии у менеджмента права голосовать за отсутствующих владельцев ADR. Очередная позиция PIN-кода корпоративной культуры эмитента может свидетельствовать о наличии у него действительно независимого регистратора. Следующие три позиции могут содержать информацию о размещении эмитентом своих ежеквартальных отчетов в Интернете, об их соответствии международным стандартам и об их сопровождении пояснительной запиской аудитора. Последующие 2 позиции могут информировать о доле прочих услуг, оказываемых эмитенту аудитором, в стоимости собственно аудита и так далее...

Можно будет пойти дальше. Придав с помощью соответствующих масштабных коэффициентов однородность PIN-кодам корпоративной культуры эмитентов и скалярно перемножая последние с векторами соответствующих коэффициентов влияния, можно будет вычислить величину квартального коэффициента корпоративной культуры каждого эмитента - нового фактора, определяющего целесообразность сделок с его акциями на фондовом рынке. Таким образом, состояние каждого эмитента на фондовом рынке можно будет характеризовать уже двумя параметрами: количественным - текущей котировкой его акций и качественным - квартальным коэффициентом корпоративной культуры.

Аудиторская карусель

Необходима обязательная ежегодная ротация аудиторов публичных компаний. Боязнь потери лица станет препятствием для возникновения неформальных отношений между менеджментом эмитента и аудитором и стимулом для строгого исполнения им своих прямых обязательств перед инвесторами эмитента. Возможно, эта мера по ограничению прав эмитента в выборе аудитора кое-кому покажется не совсем рыночной, но с точки зрения защиты законных прав и интересов миноритариев она важна и необходима.

Возвращаясь к мониторингу, проведенному McKinsey & Company, интересно оценить бремя, которое легло бы на инвесторов в случае страхования их рисков от недостоверности финансовой отчетности эмитентов. Анализ доступной информации свидетельствует о том, что в результате падения курсов акций американских эмитентов, уличенных в фальсификации отчетности, прямые потери инвесторов с 1991-го по 2002 год составили около 290 миллиардов долларов, причем львиная доля этой суммы пришлась на 2001-й и 2002-й годы. Последнее не случайно, ибо такого рода происшествия носят периодический и цепной характер. Поскольку прибыль американских эмитентов за те же десять лет составила около 7327,5 миллиарда долларов, то с учетом эффекта налогового щита ежегодное падение чистой прибыли корпоративной Америки в результате роста ее издержек на аудит составила бы 24,5 миллиарда, или в среднем 4,27 процента от чистой прибыли. При этом показатель Р/Е (отношение стоимости акции к прибыли на акцию) ее вырос бы в среднем на 4,45 процента, то есть акции эмитентов, чьи аудиторы застраховали бы свою гражданскую ответственность, стали бы дороже на 4,45 процента, что с запасом укладывается в премии, которые готовы доплачивать инвесторы за прозрачность эмитентов в Северной Америке. Возможно, премия за прозрачность эмитента и удорожание их акций, вызванное страхованием гражданской ответственности аудиторов, не столь тождественны, но тем не менее они весьма близки и взаимозаменяемы.

В то же время не следует забывать о том, что одним из результатов комплексной реализации настоящих предложений видится исключение самой возможности цепной реакции подобных страховых случаев. Кроме того, следует также помнить, что не бывает эмитентов без инвесторов и аудиторов без эмитентов. А для того чтобы инвестор не ощущал себя простофилей, он должен иметь гарантии, что получит обратно украденное эмитентом и аудитором. Тем паче что обратно он получит не то, что потерял, а то, что платил дополнительно для того, чтобы получить взамен того, что никогда уже не получит.

Экономика Страхование Экономика Финансы Инвестиции
Добавьте RG.RU 
в избранные источники