Новости

12.09.2006 02:01
Рубрика: Экономика

Не по чину льготы

Прапорщик пытается уравняться в правах с генералами

Впрочем, по порядку. Железное правило - "прав тот, у кого больше прав" по-прежнему безотказно действует в высоких московских штабах и на богом забытой камчатской "точке". По негласным, а оттого самым живучим армейским законам, квартиры, земельные участки, льготные кредиты и прочие блага цивилизации в первую очередь достаются генералам. Затем наступает черед полковников, подполковников, майоров.

Кроме закулисного распределения льгот существует и официальная система так называемой соцзащиты людей в погонах и членов их семей. Их права сформулированы в Законе "О статусе военнослужащих", но и там, как выясняется, закреплено служебное неравенство. На этот социальный перекос еще десять лет назад обратил внимание Николай Сидоренко. В письме в редакцию "РГ" он написал: "До принятия в 1998 году 76-го закона прапорщики были лишены права на медицинское обеспечение после увольнения с военной службы. Эта льгота распространялась только на офицеров и членов их семей. Поэтому мы, группа прапорщиков из поселка Заря Балашихинского района Московской области, решили бороться за восстановление справедливости и подготовили обращение в государственные органы, имеющие право законодательной инициативы".

Николаю Филипповичу и его сослуживцам удалось-таки запустить неповоротливую машину российского законодательства. В мае 1998 года пункт 5 статьи 16 Федерального закона "О статусе военнослужащих" был дополнен необходимой поправкой. В подкорректированном виде он зазвучал так: "Права и социальные гарантии военнослужащих и членов их семей, указанные в пунктах 2-4 настоящей статьи, распространяются на офицеров, уволенных с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, общая продолжительность военной службы которых в льготном исчислении составляет 20 лет и более, а при общей продолжительности службы 25 лет и более вне зависимости от основания увольнения и на членов их семей, а также на прапорщиков и мичманов, уволенных с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, общая продолжительность военной службы которых составляет 20 лет и более".

Казалось бы, дело сделано: Сидоренко и его товарищам удалось то, что не удавалось прежде сотням других жалобщиков. Однако надо знать Николая Филипповича. Даже формально расставшись с армией, он не бросил борьбу за равенство. На сей раз вопрос касается медобеспечения родственников уволенных прапорщиков и мичманов. Поскольку права бесплатно лечиться в военных поликлиниках и госпиталях, как это происходит с женами и детьми офицеров запаса, им не предоставили, Сидоренко бросился вновь обивать пороги высоких кабинетов.

Формальные отписки о переадресации заявлений цитировать нет смысла. Зато ответ Сидоренко начальника ГВМУ генерала Игоря Быкова явно заслуживает внимания. Вот некоторые выдержки из этого документа. "В настоящее время общая численность граждан, пользующихся законодательным правом на медицинское обеспечение по линии Минобороны России, составляет более 6 млн. человек. Распространение права на медицинское обеспечение на членов семей прапорщиков повлечет за собой увеличение льготного контингента более чем на 600 тыс. человек, что потребует дополнительных бюджетных ассигнований по линии Минобороны России в объеме около 1,4 млрд. рублей в год". И далее: "Возможности военно-лечебных учреждений Минобороны России, состояние материально-технической базы и уровень их бюджетного финансирования крайне ограничены и не позволяют расширить категории граждан, имеющих право на бесплатное в них лечение в сторону его расширения".

Заметьте, категорическое "против" в ответе генерала отсутствует.

По-видимому, он все-таки признает некую несправедливость закона. Тем более что права на медобеспечение лишены не только семьи отставников, но даже действующих прапорщиков. Ведомственный приказ "Об организации оказания медицинской помощи в военно-медицинских подразделениях, частях и учреждениях Министерства обороны Российской Федерации" лукаво позволяет принимать их "на обследование и лечение в военно-медицинские учреждения Минобороны России за счет средств, выделяемых из федерального бюджета Минобороны России на эти цели, без ущерба для граждан, пользующихся законодательным правом на получение медицинской помощи в данных госучрежедениях, по разрешению начальника медицинской службы соответствующего военного округа (флота)". В переводе с казенного на русский ситуация выглядит так: жены и дети прапорщиков в принципе могут полечиться в госпитале, если на это отыщутся деньги и даст разрешение окружной начмед.

Николай Сидоренко нашел вариант узаконивания такой практики без, как там у генерала Быкова, "расширения категории граждан, имеющих право на бесплатное лечение". Ветеран предлагает вернуться к практике Петра I, который в 1712 году ввел звание "прапорщик" в качестве первого (младшего) чина офицерского состава. Вернут прапорам этот статус, рассуждает Сидоренко, и все проблемы с медобеспечением их семей отпадут сами собой. Трудно сказать, как отреагируют на необычную инициативу депутаты Госдумы, но в оборонном ведомстве ее скорее всего не поддержат. Во всяком случае на просьбу корреспондента "РГ" прокомментировать это предложение один из генералов был категоричен:

- Справедливость в распределении медицинских льгот, конечно, нужна. Но если следовать логике Сидоренко, то льготы надо распространить также на членов семей солдат-контрактников. Значит, речь пойдет не о дополнительных 1,5 миллиарда рублей в год, а о сумме в несколько раз большей. Думаю, такие расходы не потянет ни один оборонный бюджет.

Экономика Пенсии и пособия Власть Безопасность Армия Власть Работа власти Госуправление Правительство Минобороны Реформа армии
Добавьте RG.RU 
в избранные источники