Новости

19.09.2006 03:30
Рубрика: Экономика

В поисках формулы жесткости

Власть пытается вывести из-под удара преемника Андрея Козлова

Идея, озвученная Олегом Вьюгиным, в тех или иных вариациях витает в воздухе уже несколько дней. Поиск рецептов "приведения в чувство" криминальных групп в банковском сообществе стал особо резвым после заявлений главы государства 15 сентября. Оставив в стороне сонм мнений о том, что ответный ход должен быть непременно "жестким", а заодно и серьезные сомнения в том, что жесткость всегда равнозначна эффективности, приходится сосредоточиться на анализе предлагаемых новшеств. Они, впрочем, не отличаются разнообразием и апеллируют либо к зарубежному опыту, либо к опыту отечественному, но традиционно неудачному, вроде борьбы с коррупцией. А когда все же оказывается, что в обоих этих сюжетах есть нечто общее, то это и выдается за долгожданное ноу-хау. Как говорится, положение обязывает - вместе с очередным колебанием "линии партии".

Вот и Олег Вьюгин, отбросив привычные для него методы "тонкой настройки" чувствительных рынков, решил призвать к топору.

"Убийство Андрея Козлова показало, что в банковской сфере есть криминал, - для начала открыл Америку непросвещенным личностям в кулуарах саммита глава ФСФР, а затем продолжил: - А с криминалом, как известно, борются не гражданские, а несколько другие лица, которые вооружены и имеют полномочия нажать на курок". В качестве примера Олег Вьюгин привел Голландию, где руководитель финансовых властей - бывший генпрокурор. Но совершенно очевидно, что бывший и нынешний - две большие разницы. А непонятно то, в чем же в Стране тюльпанов проявляется "силовая технология" надзора, кроме персоны бывшего главы опять же надзорного, а не силового ведомства. Во Франции, развивал свою идею Вьюгин, "финансовые власти либо имеют в своем составе силовые подразделения, либо могут их привлекать к своим операциям", а в США комиссия по ценным бумагам не вооружена, но "обладает довольно серьезными силовыми полномочиями". Отвлекшись от банковской темы, заметим, что глава ФСФР давно продвигает в законодательные массы идею наделения своей службы функциями следствия для ловли инсайдеров. Но и тут опередили.

Итак, "силовое направление" замысла пока скрыто в тумане. Сейчас существует достаточное количество контролирующих банки органов, и ничто не мешает им в законном порядке прибегать к помощи силовых ведомств. В самом деле, не сотрудникам же Центробанка разыскивать объявленного в розыск банкира, случись такое. Грань же между противодействием "отмыванию" денег путем расширения полномочий спецслужб и нарушением гарантий конфиденциальности банковской информации весьма хрупка, как отмечают многие эксперты. Так что инициатива о новой роли силовиков в истории российской финансовой системы породила пока больше вопросов, чем ответов.

В отличие от другого предложения Олега Вьюгина, не приправленного "силовым романтизмом". "Принятие решений в сфере банковского надзора должно быть деперсонифицированным", - заявил он. Иначе говоря, все решения в этой сфере должны быть коллегиальными и приниматься советом директоров Центробанка. Если система отзыва лицензий станет именно такой, то мстить владельцы или топ-менеджеры какого-либо "отмывочного" банка должны будут уже всему составу совета директоров, некоему "коллективному Андрею Козлову". А вероятность таких действий близка к нулю.

   КОММЕНТАРИЙ

Александр Мурычев,
президент Ассоциации региональных банков России:

- Направление, которое обозначил Олег Вьюгин, на мой взгляд, стратегически верное. Уже сейчас часть важных решений в Центробанке принимает комитет банковского надзора, являющийся коллегиальным органом. Другое дело, что стоило бы передать в ведение этого комитета и другие вопросы, которыми сейчас ведают чиновники из надзорного блока Центробанка. Среди них - решения о регулировании деятельности банков, о введении тех или иных санкций. Итогом такой работы станет выведение чиновников и прежде всего руководителей Центробанка из-под удара, скажем так, недоброжелательных людей.

Что же касается придания надзору силовых функций, то насчет этого предложения главы Федеральной службы по финансовым рынкам я бы подискутировал. Конечно, в нынешний момент, когда переполняют эмоции, хочется обеспечить защиту представителей Центробанка всеми доступными средствами. Но путь к этому все же должен быть иным. Центробанк должен в меньшей степени "влезать" в те сферы, которыми традиционно занимаются правоохранительные органы. Нужно, я считаю, вести линию на фактическую передачу от Центробанка силовым ведомствам ведение тех вопросов, которые связаны с нарушениями закона, прежде всего Уголовного кодекса. Иначе Центробанк может превратиться в одно из подразделений правоохранительных органов.

Но есть и еще один аспект, который высветила трагическая гибель Андрея Козлова. Нужно обеспечить безопасность руководящих работников Центробанка. У нас есть люди, которым обеспечена охрана - в то время как она им и не нужна. А вот руководители надзорного блока Банка России не охраняются. Думаю, стоит внести соответствующие поправки в федеральный закон об охране высших должностных лиц, чтобы снять эту проблему на законодательном уровне. В этом случае безопасность будут обеспечивать профессионально подготовленные сотрудники Федеральной службы охраны.

Экономика Финансы Банки Госфонды и контрольные органы Центральный банк Банковская реформа Дело об убийстве Андрея Козлова
Добавьте RG.RU 
в избранные источники