Новости

21.09.2006 06:00
Рубрика: Власть

Кодекс с интеллектом

Дума приняла экономическую конституцию

Первый вице-премьер Дмитрий Медведев, по поручению президента представлявший законопроект депутатам, назвал это событие "фундаментальным в российском законотворчестве, сопоставимым только с Конституцией страны".

Чуть позже Медведев объяснил смысл сравнения, которое даже некоторым депутатам показалось неожиданным и провокационным: если мы сочинили новый Гражданский кодекс, может, и Конституцию пора уже обновить? "Гражданский кодекс - это экономическая конституция страны, и она должна быть стабильной, - сказал Медведев. - Зарубежный опыт, пример Германии, Франции свидетельствуют о том, что самыми стабильными там являются Гражданские кодексы. Конституции у них менялись чаще, чем Гражданские кодексы. Но это не значит, что и Конституция России должна меняться в соответствии с некими соображениями. Всякая Конституция, в том числе и экономическая, должна меняться как можно реже".

"Наша задача - обеспечение стабильности Конституции", - еще раз уточнил первый вице-премьер, когда журналисты его спросили, не пора ли прислушаться к голосу регионов, требующих третьего срока для президента Владимира Путина, и внести в Основной Закон страны нужную поправку. Впрочем, тут же добавил Медведев, для изменения Основного Закона есть конституционная процедура.

Но правительство не имеет к этой процедуре никакого отношения.

Как выяснилось, "достаточно безразлично" Дмитрий Медведев относится и к слухам, причисляющим его к преемникам Владимира Путина. "Эти слухи не мешают и не помогают, - сказал вице-премьер журналистам. - Моя задача более скромная: обеспечить реализацию полномочий, которые соответствуют поручению, данному президентом. И я этим буду заниматься до полного исполнения порученного задания". После этих слов и ответ на вопрос: "Возглавит ли Медведев новую объединенную левую партию - РПЖ?", был вполне ожидаем: "Мне хватает дел в правительстве, чтобы заниматься еще и партийными".

Дмитрий Медведев вообще вчера всячески старался отстраниться от политики. Депутаты Госдумы также считали, что четвертая часть Гражданского кодекса "имеет низкий политический градус". Поэтому и проявили единодушие при голосовании - законопроект поддержали все думские фракции. 421 депутат - "за", "воздержались" - двое. К законопроекту, правда, были претензии. Думцы говорили о критическом отношении к нему со стороны зарубежных экспертов. Но, как заметил Медведев, "никто из них поначалу не прочитал из проекта ни строчки". "Какой-то странный документ вы готовите, обидеть хотите?" - спрашивали Медведева коллеги за рубежом. "Читали?" - в свою очередь интересовался он. Оказывается, "нет, не читали", как в известной притче о Пастернаке и всех советских людях. Никто не читал, но у всех какие-то сомнения были. После того как иностранные эксперты почитали, все стало нормально.

В четвертый раздел Гражданского кодекса вошли действующие нормы авторского права, а также новшества. До сих пор российские законы не защищали автора баз данных, не защищали домен - лицо интернет-сайта. Домены, как и базы данных, воровали все, кому не лень, не неся при этом никакой ответственности. Теперь они тоже становятся объектом индивидуальной собственности.

По-новому авторы законопроекта предлагают подходить и к защите традиционной интеллектуальной собственности. Результаты творческой деятельности все чаще становятся "предметом многообразного и постоянно расширяющегося рыночного оборота". И интересы создателей могут вступать в противоречия с интересами общества, которое хотело бы пользоваться плодами интеллектуального труда, и интересами более сильных в экономическом отношении коммерческих организаций, которым автор в большинстве случаев передает права на свои творения. Проект закона утверждает исключительное право создателя на свое творение. К другим оно может перейти от автора только по договору или по иным основаниям, специально установленным законом. Но даже и в том случае, если автор создавал произведение не для себя, а по службе, он имеет право на вознаграждение за создание и использование "служебного произведения или иного служебного результата", независимо от того, сам работодатель будет использовать этот результат, или это право перейдет к кому-то другому. Причем издатель должен начать "использование произведения" автора не позднее срока, определенного издательским лицензионным договором. В противном случае автор может потребовать расторгнуть этот договор без возмещения издателю убытков, а также взыскать с издателя предусмотренное договором вознаграждение в полном объеме.

Исключительное право на произведение действует в течение всей жизни автора и в течение семидесяти лет, считая с 1 января года, следующего за годом смерти автора. На произведение, обнародованное анонимно или под псевдонимом, срок действия исключительного права истекает через семьдесят лет. Проект возвращает право автора на неприкосновенность произведения, которое по своему содержанию значительно шире, чем в действующем Законе "Об авторском праве и смежных правах", и право на репутацию. К примеру, наследники или другие правопреемники автора могут вносить изменения, сокращения, дополнения в произведение автора или обнародовать его только в том случае, если это не противоречит воле автора, определенно выраженной им в письменной форме: в завещании, в письмах, в дневниках. По новым правилам только организации, получившие по конкурсу госаккредитацию, имеют право собирать и распределять компенсационное вознаграждение за свободное воспроизведение фонограмм и видеозаписей в личных целях.

В проекте предусмотрены меры защиты товарного знака. Но знак знаку рознь - не будет зарегистрирован и, следовательно, защищен знак, который способен ввести потребителя в заблуждение относительно товара или его производителя, или знак, противоречащий общественным интересам, принципам морали и гуманности.

В проекте Гражданского кодекса содержится и норма о так называемом праве на лицо, праве на изображение. Ряд людей, имеющих отношение к культуре, высказались за то, чтобы без их согласия издания не имели права печатать их фотографии. Но по этому поводу еще идет дискуссия.

Ряд нововведений обусловлен необходимостью усиления защиты прав граждан - создателей интеллектуальных ценностей. Законопроект регламентирует не только традиционные, но и новые правовые институты в сфере интеллектуальной собственности, предполагает защиту права на секреты производства (ноу-хау) и право на фирменное наименование. Предполагается, что закон вступит в силу 1 января 2008 года.

Депутаты согласились с тем, что понадобится немало времени для введения четвертой части Гражданского кодекса в жизнь. Даже прочитать его непросто - четыреста страниц. "А комментарии к нему скоро будут в пятитомном исполнении, - сокрушался коммунист Юрий Иванов, - надо будет возить по арбитражным судам в коляске".

А судебных споров по поводу интеллектуальной собственности, как предположил вице-спикер от ЛДПР Владимир Жирновский, меньше не станет. Страна вообще, по мнению Жириновского, может разориться, "если все авторы захотят, чтоб им заплатили" и за гимн, который каждое утро звучит по радио, и за произведения великих писателей, "если наследники обратятся", - "весь творческий потенциал планеты находится у нас в России". К тому же и с правом творца на продукт своего вдохновения депутату не все ясно. "А если писателя вдохновляла жена, а художника - натурщица, им что, ничего не положено?". Есть, как считает Жириновский, проблемы и с терминами, употребляемыми в ГК, - "90 процентов людей не поймут, что такое "домен", который предлагается защищать". Некоторые народные избранники обижались, что работа над четвертой частью УК 12 лет велась "келейно", и за защиту интеллектуальной собственности в конце концов взялись для того, чтобы поскорее вступить в ВТО.

Однако Дмитрий Медведев снял их подозрения - мы, конечно, пытаемся гармонизировать наше законодательство с международным, "но не настолько, чтобы впоследствии осложнить нам жизнь".

Дмитрий Медведев о Гражданском кодексе

- Документ еще и тем хорош, что по сути регулирует, может быть, самую живую сферу нашей экономической жизни, причем с очень мощным личным компонентом, поэтому обсуждение будет живым.

Меняется, с одной стороны, многое, с другой стороны - нельзя сказать, что мы переписали наше законодательство об интеллектуальной собственности. В целом мы останемся на тех же принципах, которые сформированы человечеством и развивались. Понятно, что сто лет назад понятия доменов не существовало. И мы должны следить за тем, как развивается жизнь. Но мы не переписываем правила заново, основные принципы регулирования творческих отношений, регулирования интеллектуальной собственности остаются. Это и наполнение авторских полномочий, и защита автора. Мы скорее более точно расставляем акценты. Именно поэтому принятием кодекса мы не создаем никакой угрозы для равномерного, нормального института авторства.