26.09.2006 01:02
    Рубрика:

    Петр Положевец: Педагоги становятся заложниками игры

    В Челябинске открылся финал конкурса "Учитель года"

    Помню, как на первый конкурс в девяностом году учитель изобразительного искусства из Абакана Виктор Анцупов привез самовар. Принес он этот самовар в московскую школу, поставил на стол и попросил детей нарисовать. Дети рисуют, а он ходит между партами и рассказывает всякие истории второклассникам. Как в Сибири ведрами ягоды и грибы собирают, как чтят старших, как учатся слушать тайгу, погоду предсказывать по закату и облакам. "Дружочек! - говорил он ребенку. - У тебя красочка черная сидит, скучает, она еще больше почернела. А у тебя - другому - красненькая красочка заплакала. Ну-ка посмотри". Стенограммы надо было делать всех конкурсных уроков. Отличный педагогический бестселлер получился бы!

    Прошли те времена, когда ради того, чтобы попасть на финал Всероссийского конкурса "Учитель года" в Москву, победители из глубинки продавали свое имущество. До продажи домов дело, правда, не дошло, но корову в девяносто пятом году учителю физкультуры из села Александровка Тамбовской области Михаилу Федорову пришлось продать. Не нашлось денег на билет до столицы.

    Но то была совсем другая эпоха. "Живых" денег тогда учителя по полгода не видели. Местные управления образования были бедны как церковные мыши. Теперь на финал конкурса едут со ста тысячами рублей в кармане, полученными от президента. За качественную и эффективную работу.

    На первый конкурс "Учитель года" в Москву собрались 19 педагогов. Максимальное количество участников было в позапрошлом году - восемьдесят. В нынешнем финале, который открылся 23 сентября в Челябинске, участвуют всего лишь пятьдесят четыре педагога.

    В прошлом году конкурс стал совершеннолетним: ему стукнуло шестнадцать. И вместе с совершеннолетием пришли проблемы. В мае Федеральное агентство по образованию утвердило "Порядок проведения конкурса "Учитель года России-2006". Никаких особых новшеств в этом документе не было. За исключением пункта, в котором говорилось, что в конкурсе могут принимать участие педагогические работники, "победившие на конкурсном отборе в рамках приоритетного национального проекта "Образование".

    В августе у пятнадцати региональных победителей конкурса "Учитель года" не приняли документы для участия во Всероссийском финале. Отчасти это случилось потому, что положение о конкурсе принимали тогда, когда в большинстве регионов уже прошли свои состязания и определились победители, а выдвижение лучших учителей на президентскую премию еще не начиналось. Позже победители конкурса подали заявки на присуждение президентской премии и получили ее. Правда, не все подали и не все получили. Так, пятнадцать человек по разным причинам и оказались за бортом конкурса. Где-то победитель, которому жюри единогласно отдало первенство, проработал в школе только два года, а президентскую премию, оказывается, может получить тот, у кого педагогический стаж не менее трех лет.

    Где-то победителю намекнули: у тебя уже и так достаточно призов и наград. А где-то, как в Чувашии, конкурс проходит раз в два года. Когда в республике конкурс не проводится, на Всероссийский финал едет педагог, занявший в предыдущем году второе место. Увы, президентской премии в этом году он не получил. Министерские чиновники предложили регионам, не вписавшимся в новую схему, заменить своих конкурсантов. В двух регионах на это пошли, оправдываясь тем, что они могут посылать на финал кого захотят, необязательно того, кто занял первое место в местном конкурсе, мол, в региональных положениях нигде эта норма не зафиксирована.

    Если это и в самом деле так, то зачем проводить региональный конкурс, устраивать праздничную церемонию награждения победителей, называть кого-то "Учителем года" своего региона, а на финал, где определяется "Учитель года России", отправлять совсем другого?..

    Каюсь. Я тоже виноват, что эти пятнадцать талантливых ярких педагогов не попали в Челябинск. У меня не хватило на последнем заседании оргкомитета, членом которого я тоже являюсь, аргументов, чтобы убедить своих коллег позволить в этом году побороться за "Хрустального пеликана" и тем, кто не получил президентскую премию. "Вы представляете себе, что будет, если "Учителем года России" станет не обладатель президентской премии?! - сказал один высокопоставленный чиновник министерства образования и науки. - Это же политический вопрос". Мне же кажется, что ничего страшного не случилось бы. Наоборот, учителя еще больше поверили бы, что национальный проект - это не формальность. И не парадная акция. Хотя сценарий финала конкурса в Челябинске наводит именно на эти грустные мысли. Впервые за всю историю "Учителя года" не будет назван победитель. А только звездная "пятерка". Потом председатель Большого жюри ректор МГУ Виктор Садовничий передаст министру образования и науки конверт с именем "Учителя года-2006". Этот конверт Андрей Фурсенко вскроет 22 ноября в Кремле, когда будут подводить итоги нацпроекта "Образование". С пиаровской стороны красиво. С этической не очень. Похоже на неуважение к тем сотням людей, которые работают на конкурсе в Челябинске: к предметному и детскому жюри, зрителям и самим участникам. Легко представить, каким будет эмоциональное состояние пятерых учителей, которые почти два месяца не будут знать: кто же из них все-таки завоевал "Хрустального пеликана"? Педагоги становятся заложниками игры, правила которой не они придумали.

    Стиль фьюжн нынче популярен не только в кулинарии и одежде. В образовании тоже. Смешали по политическим мотивам два педагогических явления: творческий конкурс "Учитель года" и президентскую поддержку эффективно работающих учителей. Надо ждать следующего шага: поглощения национальным проектом конкурса "Учитель года". Не уверен, что это даст положительные результаты. В системе образования вообще ничего - ни реформы, ни новшества, ни эксперименты - не дают с ходу эффекта. Результат всегда отдаленный, отсроченный. Как положительный, так и отрицательный.

    Шестнадцать лет вырабатывались правила, критерии, стандарты для "Учителя года". Конкурс не раз критиковали. Заслуженные и знаковые люди. Например, Александр Солженицын. За то, что он якобы превращается в шоу, а учителю негоже участвовать в любом шоу, это его унижает, разрушает его высокую миссию. Но конкурс никогда и не был шоу. Это было честное состязание равных по знаниям, интеллекту, культуре профессионалов, умеющих работать не только эффективно, но и эффектно. Конкурс создал команду, активную сердцевину педагогического сообщества, реальных экспертов. Их уже сотни. Мне кажется, что каждый из них доказал свою профессиональную состоятельность. Тогда почему бы не сделать так, чтобы победитель регионального конкурса "Учитель года" автоматически получал президентскую премию? Допускаю, что если регионы начнут не просто отбирать лучших учителей на президентскую премию согласно спущенной квоте, а по-настоящему рейтинговать их, может получиться и так, что региональный "учитель года" окажется не на первом месте в этом рейтинге. Напрашивается мысль, что может существовать и второй всероссийский конкурс - на лучшего учителя, получившего президентскую поддержку.