Новости

10.10.2006 03:00
Рубрика: Общество

Провокацией единой жив человек?..

О чувстве личной неприязни

И "Вести недели", и "Времена" Владимира Познера вылили по ушату рассудительности на разогретую событиями последних дней тему "грузинского засилья". Отчасти пытался это сделать и Максим Шевченко в своей программе "Судите сами". Но все, что ему удалось, так это трансформировать антигрузинские эмоции в антиамериканские. Как и следовало ожидать, хрен редьки оказался не слаще.

И Владимир Соловьев попробовал пригасить ксенофобские страсти. Был он непривычно сдержан, политделикатен. Но его проблема в том, что он никогда не может удержаться от искушения потушить пожар керосином. И минувшим "Воскресным вечером" он позвал на дискуссию самого большого специалиста по национальному вопросу - Владимира Жириновского. А что такое Жириновский?

О сходстве несходного

Маятник, как это бывает в подобных случаях, уже качнулся к центру, по крайней мере, на ТВ. Но уроки пошедшего на спад политического кризиса могли бы извлечь и телевизионщики. К слову сказать, по обе стороны российско-грузинской границы.

На что более всего "завелись" в России? Я говорю о реакции не только госмужей, но и простых, не так уж и политизированных граждан. Люди "завелись" на спектакль, который поставил грузинский президент, с публичными "под телекамеры" арестами, с демонстративным окружением штаба российских войск. С последующим публичным освобождением кавказских пленников.

Что это было за освобождение?.. "Под телекамеры" граждан России провели в наручниках. Это все равно как провести человека на цепи. "По улицам людей водили как будто напоказ", - сказал бы известный дедушка-баснописец. Потом им зачитывали бумагу, их освобождали от наручников. И все это делалось на публику.

Два продукта пиара заспорили, надо ли пиариться

В иных случаях эстетические разногласия стоят больше политических и идеологических распрей. Они сущностнее. А эстетическое сходство способно свести на нет любые идейные разночтения. У Жириновского и Саакашвили риторика только по словам разная. Они оба - актеры, разве что выступающие на сцене в разных амплуа. Их образы восходят к герою фильма "Покаяние" Варламу Аравидзе. И художественная метода-то у них одна - провокация. Просто у президента возможностей ее использования поболее, чем у вице-спикера.

Жаль, конечно, что моя страна поддалась на провокацию грузинского Жириновского. Жаль, что наше ТВ не побрезговало ответить провокацией российского Саакашвили.

Игры разума, спущенные в унитаз

В тени грузинско-российского противостояния остался туалетный скандал в шахматном королевстве. Его со всеми подробностями показывал телеканал "НТВ+ Спорт". Два короля, Веселин Топалов и Владимир Крамник, решили наконец выяснить, кто из них круче, к вящему удовольствию всех подданных этого условного государства.

Проигрывая 1:3, Веселин применил теоретическую новинку, которая войдет в шахматные анналы как "Туалетный гамбит Топалова". Подробности и последствия ее известны. Топалов выиграл очко, приковав внимание общественности к писсуарам и унитазам, выбил соперника из колеи, но симпатии шахматной общественности оказались целиком на стороне Крамника, который сначала было поддался на провокацию, а затем сел за доску. Какой будет технический результат, трудно предсказать. Но он в этом матче уже победил. По крайней мере, морально.

А кто больше всех выглядел на телеэкране триумфатором, так это Кирсан Илюмжинов, президент ФИДЕ (и по совместительству президент Калмыкии). Он просто сиял от счастья, поскольку его детище и он сам оказались в центре внимания мировых СМИ. Каждый день по десять интервью, по двадцать пять новых заявок на аккредитацию... Какой пиар, несмотря на неаппетитные запахи! Чем-то он напоминал васюкинского любителя шахмат в момент вдохновенной речи гроссмейстера Остапа Бендера.

Были и еще в эти дни два столь же счастливых человека. Это блондинки Дарья Донцова, автор 80 романов, и Ксения Собчак. Они вышли к соловьевскому "Барьеру" попикироваться на предмет свободы слова и способов ее ограничения.

Вышло, правда, нечто другое. Два экологически чистых продукта пиара заспорили о том, надо ли им еще дальше пиариться или стоит остановиться в законодательном порядке? Это как если бы предмет массового потребления стал бы возражать против массового потребления себя. Колбаса в целлофане вскричала бы: "Ой, не сдирайте с меня мою красивую упаковку! Не то подам в суд или напишу открытое письмо президенту!"

...А вот что стало событием теленедели без опоры на костыль провокации, так это двухсерийная документальная лента Александра Иванкина о Франклине Рузвельте. В нем информация о прошлом Америки, которое может послужить информацией к размышлению о настоящем и будущем России.

Общество СМИ и соцсети Отношения России и Грузии Теленеделя с Юрием Богомоловым