Новости

10.10.2006 03:00
Рубрика: В мире

Санитарный кордон устоял

Избиратели в Европе боятся не мусульман, а иммигрантов вообще

Жан-Ив Камю, ведущий эксперт Парижского института международных и стратегических отношений

Российская газета| Каково значение результатов бельгийских выборов для Европы?

Жан-Ив Камю| Они довольно интересны, потому что за неделю до этого прошли другие выборы - в Австрии. И на них крайне правые потерпели поражение. То что "Влаамс беланг" ("Фламандский интерес") не сумел расширить свое влияние после воскресного голосования в Бельгии, показывает (это, по-моему, самое важное), что рост популярности крайне правых вовсе не неизбежен.

РГ| Крайне правые не выиграли, но и не проиграли. Существует некий статус-кво?

Камю| Крайне правые чуть отступили, в частности в Антверпене, а в малых и средних городах им удалось набрать чуть больше, чем раньше. Но они не смогли достичь своей цели - завоевать мэрию Антверпена. Однако главное то, что в Бельгии и в частности в Антверпене в ходе выборов устоял "санитарный кордон". Так называют соглашение между различными демократическими партиями об отказе входить в любые органы власти с "Влаамс беланг". Это не позволит радикалам прийти к власти.

РГ| Рост влияния крайне правых в Европе, наверное, имеет основания. Иммигрантов становится все больше, особенно нелегальных. Можно ли говорить о крайне правых как о реакции самозащиты?

Камю| Исследования показывают, что существует несколько причин, по которым люди голосуют за подобные партии. Это, кстати, относится и к французскому Национальному фронту. Прежде всего из-за недоверия к правящему политическому классу. Во Фландрии, кстати, это первая причина, по которой голосуют за крайне правых. А затем уже идет действительное неприятие иммиграции. Наконец третий фактор - это враждебность по отношению к евростроительству.

РГ| Сегодняшняя иммиграция - это часто иммиграция из мусульманских стран. А убийство режиссера Тео ван Гога или угрозы расправиться с французским преподавателем философии Робером Редекером, опубликовавшим в "Фигаро" резкое антимусульманское письмо и находящимся после этого под защитой полиции, - все это усиливает враждебное отношение к мусульманским иммигрантам. Разве нет?

Камю| Действительно, в Европе развиваются сегодня антимусульманские настроения, особенно после терактов 11 сентября 2001 г. Но если взять, например, случай в Голландии, то убийство Тео ван Гога не привело к успеху крайне правых на муниципальных выборах прошлого года. Наоборот, крайне правые силы, сконцентрированные вокруг Пима Фортейна, полностью раздробились.

В конце октября в Голландии предстоят парламентские выборы, и, похоже, что крайне правые на них потерпят поражение. Так что прямой зависимости между страхом перед исламом и голосованием за крайне правых нет.

Почему? Потому что избиратели выражают свое неприятие иммиграции, а не неприятие ислама. Причина, по которой около 16 процентов французских избирателей отдали свои голоса за Жан-Мари Ле Пена в первом туре президентских выборов 2007 года - это враждебность по отношению к иммиграции. А мусульманин, живущий рядом, иммигрант или нет - это избирателям было все равно.

Есть одна вещь, которую в Западной Европе плохо понимают. Крайне правые часто в первых рядах манифестаций, но в парламентах их практически нет. Можно сказать, что сегодня в Европе происходит политический поворот вправо. Но в парламентах он не находит отражения. И этот разрыв между настроениями избирателей и реальным раскладом политических сил грозит потрясениями политическим структурам Европы.

В мире Европа Бельгия