Новости

11.10.2006 02:30

Синдром воробья

Страх перед уничтожением химического оружия рассеивается реальностью

Впервые обсуждение государственной программы уничтожения запасов отравляющих веществ, актуальных для жителей Зауралья, проходило не в стиле митинга или в атмосфере подспудного недоверия. Для конструктивного разговора в одном зале собрались военные, ученые, экологи, представители контролирующих служб и общественных организаций. Как подытожил в заключительном слове помощник начальника Федерального управления по безопасному хранению и уничтожению химического оружия полковник Александр Еремкин: "Программа публичного освещения результатов исследования окружающей среды важна. Она уже действует на других объектах. Необходимо, чтобы и население Щучанского района реально знало, что происходит на самом деле в зоне защитных мероприятий вокруг объекта УХО".

Разговор за "круглым столом" продолжался четыре часа. Здесь мы представляем только самые пиковые моменты выступлений.

Владимир Чупис Владимир Чупис, ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ГОСУДАРСТВЕННОГО НИИ ПРОМЫШЛЕННОЙ ЭКОЛОГИИ МПР РОССИИ:

- Проблема обеспечения безопасности всегда многопланова. Но я бы выделил два аспекта, особо влияющих на отношение населения к осуществлению программы по уничтожению химического оружия, - это знания и доверие. Знания складываются из данных, получаемых после создания сложных систем контроля и мониторинга на территории. А доверие - из серьезного отношения всех участников программы УХО к психологическому фактору населения.

Я хочу привести пример, который многое разъясняет. Он может быть немного смешной и наивный, но тем не менее подобные события приводят к необходимости вести серьезную научную работу. Это произошло четыре года назад в районе поселка Горный, где работал завод по уничтожению химического оружия. Глава поселка вышел покормить кур. Он их не кормил лет пятнадцать. И тут ему пришло в голову, что воробьев в округе мало. Раньше, во времена юности председателя, воробьи быстрее кур налетали на корм. Этим наблюдением он поделился со своими односельчанами, и все тут же решили: воробьев, действительно, мало. Вывод - они отравились химией.

Было написано письмо президенту, что завод довел до того, что воробьев в округе не стало. Пришлось создать научную группу, провести фундаментальные исследования, и выяснилось: объект УХО - не при чем. Воробьи - существа стайные, их ареал обитания сместился. Серьезный подход к наивному наблюдению вызвал успокоение в умах, и население стало адекватно воспринимать ситуацию.

Психогенный фактор - это очень серьезная вещь, мнительных людей он может довести даже до нервного заболевания. Во многих странах, где существуют потенциально опасные объекты, действуют серьезные программы адаптации: населению объясняют каждый технический шаг, доводят все данные исследования окружающей среды. И в Щучьем в этом направлении необходимо серьезное приложение наших усилий: работа с населением, разъяснение того, как работает этот объект, какие системы контроля используются, какие меры безопасности предпринимаются.

У химического оружия есть одна очень интересная особенность: оно чрезвычайно опасно в плане боевого применения, в обычной жизни это просто химические вещества высокого класса опасности. С ними можно работать, соблюдая определенные технологии. В нашей стране, где действуют и химические комбинаты, и атомные производства, до сих пор не было предприятий, где бы применялись такие жесткие меры по управлению качеством проводимых работ, как на объектах УХО. Вот такая система безопасности в РФ реализуется впервые.

На самом деле работой промышленного объекта по уничтожению химоружия управляют государство и общество - это надо очень четко понимать. Все рычаги влияния на этот процесс как раз находятся в руках Ростехнадзора, Росгидромета, Роспотребнадзора, ФМБА России и многих других органов, которые со всех точек зрения исследуют деятельность объектов по уничтожению химического оружия.

Есть еще один аспект, который мы обязаны учитывать. Дело в том, что химические анализы сами по себе определяют концентрацию веществ в объектах окружающей среды, но всегда возникает вопрос: как влияют такие вещества, даже в мизерных количествах, на организм человека?

И этот фактор мы стараемся учесть при проведении мониторинга окружающей среды Щучанского района.

Подобной системы пока нет в мире, но в течение последних десяти лет мы ее разрабатываем, исследуя пока простейшие биообъекты. Для этого в составе наших центров имеются специальные лаборатории биомониторинга и биотестирования. В них на простейших биообъектах - бактерии, амебы, инфузории - проводим анализы с использованием тех соединений, которые могут возникнуть при химическом разложении отравляющих веществ. Если нет реакции, то можно быть уверенным, что среда пригодна для обитания, что здесь можно вести хозяйственную деятельность, сеять и жать, выращивать коров и ничего плохого не произойдет.

Когда контроль по химическим показателям совмещается с биологическим анализом, это дает стопроцентную гарантию того, что любые, даже мельчайшие химические вещества будут обнаружены. Это достижение мирового класса. Аналогов таких систем мониторинга и контроля, какие действуют в зоне объектов уничтожения химического оружия, в мире нет. И это сейчас считается вершиной в экологии.

Валерий Демидюк Валерий Демидюк, ЗАМЕСТИТЕЛЬ ГЕНЕРАЛЬНОГО ДИРЕКТОРА ГОСУДАРСТВЕННОГО НИИ ОРГАНИЧЕСКОЙ ХИМИИ И ТЕХНОЛОГИИ:

- Изначально возникало очень много вопросов по поводу надежности технологий, которые будут использоваться на объектах по уничтожению химического оружия. Все прекрасно понимают, что избавиться от этих огромных запасов необходимо, но как избавиться, чтобы не навредить себе?

Еще в начале прошлого века, когда впервые применили химическое оружие, поняли, что долго хранить его невозможно: очень агрессивные газы быстро корродировали емкости, в которых находились. Тогда уничтожали отравляющие вещества не промышленным способом, а кустарным. Выходили в поле, выкапывали яму, наполняли дегазаторами и выпускали в них хлор или другие газы, на этом заканчивалось уничтожение. Перелом наступил в августе 1969 года, когда конгресс США запретил военным затопить в Атлантическом океане 28 тысяч тонн отравляющих веществ. Примерно в то же время в СССР решили начать разработку промышленных методов уничтожения ХО. Создание технологий уничтожения химического оружия было поручено Государственному научно-исследовательскому институту органической химии и технологии.

В 1980-м году военными специалистами был создан комплекс, который предназначался для уничтожения аварийных боеприпасов с отравляющими веществами. В течение семи лет на нем было уничтожено пять тонн отравляющих веществ. Этот опыт позволил затем перейти к созданию первого в стране объекта по уничтожению химического оружия. Такой завод был построен в 1989 году в городе Чапаевске (тогда - Куйбышевская область). Для запуска производства оставалось сделать один шаг, но из-за социальных протестов населения проект пришлось закрыть. Недоучли упомянутый уже психогенный фактор.

Перед началом строительства нынешних объектов УХО к проблеме подошли более тщательно. В 1995 году прошел конкурс, посвященный выбору технологий по уничтожению фосфорорганических отравляющих веществ и боеприпасов, начиненных ими. Тех самых, что хранятся на объекте в Щучьем. На него было представлено 29 технологий уничтожения. Государственная комиссия, в которой состоял и я, пришла к выводу, что экспериментировать в такой серьезной области нельзя и рассматривать необходимо только технологии, которые были апробированы на отравляющих веществах. В итоге была выбрана базовая двухстадийная технология, которая и будет использоваться на объекте в Щучьем.

В течение первой стадии отравляющее вещество "эвакуируют" из снаряда, разлагая химическим путем. Освобожденный от отравляющего вещества боеприпас в это время тоже проходит обработку, проводится внутренняя дегазация. Вторая стадия для химической начинки - битумирование обезвреженной реакционной массы. А очищенный боеприпас уходит на переплавку.

Полученные битумные массы будут храниться в капсулах на специальном временном полигоне, расположенном на территории объекта. Степень опасности химических веществ после обработки снизилась до минимального уровня, но битумные массы все равно будут изолировать в капсулы. Только потому, что проживающее рядом население панически боится отходов.

Во время работы объекта по уничтожению химического оружия в поселке Горном система контроля производственной безопасности на предприятии состояла из шестидесяти семи автоматических приборов и девяноста постов отбора проб. Пока шла переработка отравляющих веществ, специалисты взяли свыше ста тысяч проб для анализа на наличие отравляющих веществ. И не было зафиксировано ни одного случая превышения допустимых норм.

Зоя Неволина Зоя Неволина, ЗАМЕСТИТЕЛЬ РУКОВОДИТЕЛЯ УПРАВЛЕНИЯ РОСПРИРОДНАДЗОРА ПО КУРГАНСКОЙ ОБЛАСТИ:

- Если говорить об общественном контроле, то он действует давно. По нашему требованию в воинской части, расположенной близ Щучьего, был построен небольшой лабораторный корпус. И здесь, на небольших партиях прошла промышленная отработка того технологического процесса, который сегодня нам предлагается. Мы осуществляли контроль за ходом уничтожения отравляющих веществ, и можно сказать с уверенностью, что эта технология сбоев не дала, и никаких внештатных ситуаций не произошло. Естественно, не было зарегистрировано никаких выбросов в окружающую среду. Потому сейчас к технологии у нас есть доверие.

Такое доверие надо завоевать. Когда начиналось строительство, то отношение к вопросам экологии настораживало. Начинали строить без получения положительного заключения экспертизы, затем что-то исправляли, это были бесконечные штрафы, остановки стройки, что тоже вызывало опасения. На сегодня можно точно сказать, что все объекты строятся по проектам, имеющим положительное заключение экспертизы, военные очень внимательно относятся к нашим требованиям и проекты не вызывают наших опасений.

Татьяна Шингаренко Татьяна Шингаренко, РУКОВОДИТЕЛЬ РЕГИОНАЛЬНОГО ЦЕНТРА МОНИТОРИНГА ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ И КОНТРОЛЯ В ЗОНЕ ЗАЩИТНЫХ МЕРОПРИЯТИЙ ОБЪЕКТА УХО В ЩУЧАНСКОМ РАЙОНЕ:

- Зона защитных мероприятий в Щучанском районе на сегодня включает 750 квадратных километров, где расположено 20 населенных пунктов. Не так давно она была примерно на треть меньше (430 кв. км), но областные власти и общественность нашли взаимопонимание с федеральными властями, убедив, что для обеспечения экологической безопасности необходимо уже сейчас включить территории вокруг строящегося объекта по уничтожению химического оружия. На этой территории сейчас и ведется планомерный мониторинг состояния окружающей среды.

Чтобы охватить всю зону защитных мероприятий, рассчитана математическая модель тотального контроля. Пункты контроля концентрируются вокруг трех потенциально опасных объектов: арсенала по хранению оружия, объекта по уничтожению и железной дороги между объектами, по которой будут транспортироваться боеприпасы. Эта модель была разработана сотрудниками Курганского государственного университета, и минувшим летом прошла привязку на местности с закладкой координат спутниковой связи.

Летом же мы провели исследование почвы и воды в 14 водоемах, находящихся недалеко от объекта по хранению химического оружия. Результаты анализа проб однозначно показали, что объект хранения на природную среду Щучанского района влияния не оказывает. Те загрязнения, которые были выявлены, являются последствием обычной человеческой деятельности. И мы можем ответственно сказать, что окружающая среда в Щучанском районе не вызывает беспокойства, а по многим показателям даже лучше, чем в других районах. Пока такие данные воспринимаются с недоверием, потому что не содержат в себе сенсацию, но чем чаще будут до населения доходить результаты наших исследований, тем меньше будет возникать сомнений.

Константин Иванов Константин Иванов, ГЛАВНЫЙ ТЕХНОЛОГ ФЕДЕРАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ ПО БЕЗОПАСНОМУ ХРАНЕНИЮ И УНИЧТОЖЕНИЮ ХО:

- В соответствии с постановлением правительства РФ от 5 февраля 2001 года N 87 Федеральное управление по безопасному хранению и уничтожению химического оружия несет ответственность за хранение, перевозку отравляющих веществ и создание объектов по уничтожению этого оружия. Проблема находится в сфере постоянного внимания президента России, правительства РФ и государственной комиссии по химическому разоружению.

Не вся система безопасности была изначально создана. К примеру, до 2001 года только два объекта по хранению ХО отвечали по оснащению техническими средствами охраны тем требованиям, что предъявляются к объектам первой категории опасности. На сегодня все семь объектов по хранению и уничтожению оружия, в том числе в городе Щучьем, обеспечены современными системами охраны. Для современных условий это очень актуально.

Проводится целый комплекс работ, направленных и на обеспечение безопасности как арсеналов, где хранятся боеприпасы с отравляющими веществами, так и предприятий, где химическое оружие будет уничтожаться. Помимо создания систем защиты, проведения регламентных работ по отслеживанию безопасного состояния боеприпасов, регулярно проводятся учения по подготовке команд быстрого реагирования. Их взаимодействия с подразделениями министерства обороны, МЧС, МВД и ФСБ России.

Таким образом, создана система, обеспечивающая безопасное хранение запасов химического оружия, что имеются в стране. Она позволяет своевременно выявлять аварийные боеприпасы, проводить их герметизацию, а также проводить штатное уничтожение. Сейчас сроки хранения химических боеприпасов, изготовленных в середине прошлого века, истекают, аварийные боеприпасы появляются чаще. Потому очень остро встает вопрос о своевременном уничтожении химического оружия уже в промышленных масштабах.

Подчеркну, что несмотря на детальную проверку технологий, которые используются на объектах по уничтожению оружия, на огромное внимание к строительным проектам, каждое открывающееся предприятие УХО начинает масштабную работу не сразу. Оно проходит еще и так называемый тестовый период. На первом этапе осуществляется комплексное апробирование работы на реальных средах - отравляющих веществах. Постепенно технологии отрабатываются, мощности наращиваются до выхода на проектные показатели. В настоящее время завершается выход на проектные мощности завода в Камбарке, там уничтожено уже более 1300 тонн отравляющих веществ. А на объекте в Марадыковском, открывшемся в сентябре, как раз завершается на реальных средах комплексное апробирование технологического оборудования.

Самый главный фактор безупречной работы завода - это люди, поэтому существуют очень жесткие меры отбора для работы на объекте. Если сотрудник объекта два раза пришел на рабочее место после выпивки - его увольняют, независимо от уровня квалификации этого специалиста. Потому что допустить на работу с отравляющими веществами человека, который не способен быть сдержанным, нельзя.

Более всего радует, что системы защиты от попадания отравляющих веществ в окружающую среду ни на одном объекте не дали ни одного сбоя. К примеру, эффективность функционирования систем по очистке от газовых выбросов на заводе в Горном составляла 99,99 процента.

При такой чистоте выбросов в программе все равно уделяется огромное внимание созданию системы мониторинга за состоянием окружающей среды, - как на территории объекта, так и в зоне защитных мероприятий.

Подготовила Светлана Добрынина

Наша справка

В соответствии с федеральной целевой программой "Уничтожение запасов химического оружия в Российской Федерации", утвержденной в марте 1996 года и уточненной в октябре 2005 года постановлениями правительства Российской Федерации, установлено четыре срока ликвидации химического оружия. Первый этап уже выполнен - уничтожено 400 тонн. Сейчас осуществляется выполнение второго этапа, где планируется уничтожить 20 процентов запасов химического оружия. Срок завершения данного этапа - 29 апреля 2007 года. Третий этап, к которому Россия должна избавиться от 45 процентов запасов, - в 2009 году. И полное уничтожение планируется закончить в 2012 году.

Досье

В декабре 2002 года введен в эксплуатацию объект по УХО в поселке Горный Саратовской области. На этом объекте в конце 2005 года завершено уничтожение всех запасов ОВ - 1143 тонны. В настоящее время функционирует объект в Камбарке, на нем уничтожено уже более 1300 тонн. В сентябре начал работу объект в Марадыковском. Следующим планируется ввести в эксплуатацию объект в Леонидовке, далее - в Почепе и в Щучьем в 2008 году. Самым последним объектом будет завод в Кизнере, который планируется ввести в эксплуатацию в 2009 году. Работа всех объектов по уничтожению боевых отравляющих веществ завершается в 2012 году.

Русское оружие Общество Экология Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Курганская область Курган Объект по уничтожению химического оружия в Камбарке Объект по уничтожению химического оружия в Щучье Объект по уничтожению химического оружия "Марадыковский" Уничтожение химического оружия
Добавьте RG.RU 
в избранные источники