Новости

18.10.2006 03:30

Бомбы на руках

Боеприпасы, содержащие боевые отравляющие вещества, при их уничтожении, можно сказать, носят на руках

 

Ликвидация без огня

Химическое оружие последних поколений сумели создать только в США и СССР. Соответственно, именно перед нашими странами встала соломонова задача ликвидации поистине адского оружия самого массового поражения. В Соединенных Штатах решили, что лишь огонь способен уничтожить химическую заразу, поэтому абсолютно все виды своих ОВ стали сжигать.

Торопливость американцев в выборе технологии уничтожения химоружия в какой-то мере объяснялась тем, что боеголовки, содержащие ОВ, оказались у них не очень надежными контейнерами для длительного хранения боевой отравы. Пошли массовые протечки даже самых страшных отравляющих веществ - зарина, зомана, Vx. Так что торопливость была объяснима. И лишь потом выяснилось, что продукты сжигания химического оружия содержат соединения, опасные для всего живого не меньше, чем это самое химическое оружие. С той лишь разницей, что зарин, к примеру, убивает сразу, а различные диоксины, сопровождающие выхлоп из "химической печки" медленно, но верно. Однако процесс за океаном идет, остановить его не могут никакие экологи.

В нашей стране интенсивный поиск оптимальной и безопасной технологии уничтожения химоружия велся с конца восьмидесятых годов прошлого века. К 1995 году экспериментально были опробованы самые различные способы: химические, термические, электрохимические, биологические и другие.

Основными критериями отбора приоритетной технологии являлись: безопасность, экологическая чистота, техническое совершенство, ресурсоемкость, экономическая приемлемость, отработанность технологических процессов на реальных ОВ.

В итоге выбор пал на метод, разработанный специалистами ГосНИИОХТ - ведущего института промышленности, имевшего большой опыт работы с ОВ. Суть метода заключалась в двухстадийной технологии, основанной на химической детоксикации отравляющих веществ.

На первой стадии ОВ вступает в реакцию со специально разработанными реагентами, в результате чего боевое отравляющее вещество превращается в связанную реакционную массу, по своей токсичности сравнимую с обычными промышленными отходами какого-нибудь химического предприятия. На второй стадии полученная масса битумизируется и становится практически безвредной смолой, способной храниться в специальных контейнерах бесконечно долго без всякого вреда для окружающей среды.

Двухстадийная технология была успешно опробована на объекте УХО в поселке Горный Саратовской области, где произошло полное уничтожение находившихся там запасов иприта, люизита и их смесей. Сейчас на схожем объекте в Камбарке наращивается промышленное уничтожение люизита.

В Марадыкове, в Кировской области, впервые построено предприятие, на котором уничтожаются ОВ, находящиеся в авиабомбах и относящиеся к последнему поколению химического оружия. В первую очередь будут уничтожены все запасы бомб, содержащих самое смертоносное отравляющее вещество - Vx. Несмотря на свою страшную ядовитость, этот газ оказался очень чувствительным к разлагающему воздействию со стороны специальных реагентов, разработанных нашими учеными. При этом, что существенно, процесс детоксикации идет прямо в корпусе авиабомбы.

Как признают эксперты, в том числе международные, российская двухстадийная технология ликвидации таких сильнодействующих ОВ, как зарин, зоман и Vx, по своей безопасности и экологической чистоте превосходит принятую в США технологию термического разложения отравляющих веществ.

Однако этот безопасный процесс никому из журналистов еще не доводилось видеть воочию. И это вполне оправданно, так как стабильность процесса достигается не только выверенной технологией, но и тем, что случайных людей к нему и на пушечный выстрел не допускают. Поэтому-то никто из сторонних наблюдателей еще ни разу не прикасался к бомбе, содержащей полтонны отравляющего вещества, способного умертвить небольшой город в момент умерщвления самой бомбы.

Журналисты "Российской газеты" стали первыми!

К бомбе и обратно - через душ

Ну кто бы мог подумать, что химическое оружие - это прежде всего чистота? Стерильная, навязчивая, абсолютная.

Поселок Мирный, объект 1205. Вообще-то у объекта много названий: когда-то он был 555-м центральным авиационным складом боеприпасов, потом - центральной авиационной базой под тем же номером, позже его стали называть 38-м арсеналом ВВС. Собственно, арсенал остался. До сих пор здесь хранится более 17 процентов всех запасов химического оружия страны: немногим менее 7 тысяч тонн боеприпасов, начиненных зарином, зоманом, смесью иприта с люизитом и, наконец, самым смертоносным веществом из боевой фосфорорганической химии - Vx. Рядом с хранилищем построен завод, где начато уничтожение этого оружия.

Про завод можно написать, что он один из самых посещаемых прессой, и в то же время еще ни разу нога пишущего или снимающего коллеги не переступала порог его цеха. Во время официальной презентации объекта здесь работали десятки журналистов со всех уголков планеты: от Китая до США. Но процесс уничтожения первой бомбы гости могли наблюдать лишь в режиме телеконференции. Гражданские лица сидели в большом зале и по мониторам следили, как в боеприпас заливают реагент. Сама бомба физически находилась примерно в километре, и трудно было избавиться от впечатления ирреальности. Многим казалось, что на экране идет демонстрация заранее снятого кино.

Итак, мы первые, кому оказано высокое доверие войти на абсолютно закрытую территорию. Поход начинается, как уже было сказано, с душа. Возражения жестко пресекаются: "Положено - через душ, значит, надо выполнять". После помывки переодеваемся во все казенное, начиная с нижнего белья. Через несколько минут нас не отличить от персонала: сапоги, синяя униформа со стильными кепками того же цвета, через плечо - сумка с противогазом.

Похожей, но гораздо более жесткой процедуре помывки подвергается персонал, работающий в помещениях, где идет непосредственная детоксикация химоружия. После завершения смены весь персонал, облаченный в специальные защитные костюмы, проходит через так называемый "черный душ" - герметичное помещение, в котором сильные струи воды со специальным раствором очищают защитный костюм от любой пылинки, которая могла бы к нему прилипнуть во время работы. Таким образом, полностью исключается попадание любых частиц как абсолютно безвредных, так и тем более потенциально опасных из цеха детоксикации ОВ во внешние помещения. Вполне можно говорить, что на российских объектах по уничтожению химоружия чисто как в аптеке, и это не будет большим преувеличением.

Муха не пролетит

Театр начинается с вешалки, а объект УХО - со строжайшей охраны, о которой стоит сказать отдельно, так как без нее уничтожение боевых отравляющих веществ просто немыслимо.

Караульное помещение объекта в Марадыкове мало отличается от обычной армейской караулки какой-нибудь образцово-показательной части: уютное служебное помещение, разводящий, бодрствующая смена, отдыхающая смена. Начальник караула - офицер, старший лейтенант, разводящий - контрактник, часовые и караульные - солдаты срочной службы. Все, как везде, но... При ближайшем рассмотрении становится очевидным, что охрана объекта по своей организации не уступает охране ядерного арсенала. А техническое оборудование, которое здесь используется, не имеет ничего общего со стандартными армейскими средствами - оно намного круче и способно среагировать, как нам показалось, даже на несанкционированный пролет комара. Впрочем, тут уже начинаются секреты.

- Сколько у вас рубежей охраны? - спрашиваем начальника караула.

- Больше двух, - строгим голосом отвечает он.

- А это сколько?

- А это больше двух...

Прорывов террористов на объект, впрочем, еще не фиксировалось, а вот "психические атаки" приходится отражать регулярно. Время от времени вокруг охраны химических боеприпасов разгораются нешуточные страсти.

- Было много предложений, включая, мягко говоря, нестандартные, - рассказывает генерал-лейтенант Валерий Капашин, начальник Федерального управления по безопасному хранению и уничтожению химического оружия. - Нашлись горячие головы, которые даже требовали передать наши арсеналы на хранение казакам или МВД. Отстояли. Раньше, когда у Федерального управления в штате имелись лишь батальоны, - продолжает генерал, - было тяжело. Через день на ремень, люди падали с ног от усталости. Теперь у нас при каждом арсенале - полк. В полку есть батальон охраны и батальон ликвидации последствий аварии. Батальон охраны нормально несет службу, люди заступают через трое суток на четвертые, полноценно служат и отдыхают. Мои солдаты действительно отлично обучены, здесь полноценная боевая подготовка. И никто лучше нас с этой задачей не справится.

Водолаз на заводе-роботе

В кузов армейского "ЗИЛа" помещаются две 500-килограммовые авиационные бомбы, начиненные боевой химией. От арсенала до промышленной зоны рукой подать, всего несколько сотен метров. Бомбы везут со всеми мыслимыми предосторожностями. Система подвозных путей спроектирована по принципу одностороннего движения: машины, груженные боеприпасами, физически не могут встретиться на полосе движения. Причем если гражданский "отбойник" - это просто металлическая оградка, то военный - бетонные плиты.

Доставленную из арсенала бомбу на заводе извлекают из тары, то есть из деревянной обрешетки и помещают на поддон-накопитель. Теоретически здесь можно разместить до 46 авиабомб типа БАС-500, с уничтожения которых начата ликвидация арсенала в Мирном.

Для того чтобы попасть в цех уничтожения, синей униформы с противогазом на плече недостаточно. Надеваем специальные защитные костюмы: кто в армии служил, никогда не забудет не очень любимые резиновые ОЗК - общевойсковые защитные комплекты. Наши костюмы, правда, от ОЗК несколько отличаются, но незначительно. Называются они Л-1: легкий защитный костюм, предназначен он для защиты от радиоактивной пыли, химического и бактериологического воздействия.

Если честно, удовольствие ниже среднего: в противогазе, в куртке с капюшоном из прорезиненной ткани, аналогичных брюках с чулками и с двумя парами защитных перчаток чувствуешь себя заблудившимся в городе водолазом.

В памяти невольно всплывают характерные признаки боевых ОВ из числа имеющихся в арсенале. Итак, слабый фруктовый запах - это зарин, иприт пахнет чесноком, люизит напоминает аромат герани, зоман - камфоры. Ну, не боевая химия, а мечта кулинара. И лишь самый убийственный и современный Vx стоит особняком: издает резкий неприятный запах.

- Эти бомбы начинены Ви-Иксом, - хладнокровно говорит один из офицеров, кивая на "ЗИЛ", груженный боеприпасами. - Но знания запахов вам не пригодятся. Противогазы - надеть!

В полном снаряжении наконец-то можно рассмотреть бомбу с расстояния вытянутой руки. Этот боеприпас, изготовленный в конце 70-х, хорошо сохранился: ни следов ржавчины, ни механических повреждений, ни тем более каких-то протечек.

Конструктивно бомба, способная убить тысячи человек, то есть сравнимая по эффекту с ядерным зарядом, устроена довольно просто. По большому счету, это обычный металлический контейнер, созданный с учетом законов аэродинамики.

Vx - желто-коричневая маслянистая жидкость, она залита в один из отсеков бомбы. Самолет-носитель на околозвуковой скорости доставит сразу несколько таких полутонных контейнеров к объекту атаки. Взрыватель разрушает оболочку и...

Бомбы умирают тихо

И.о. гендиректора Государсвенного НИИ органической химии и технологии Владимир Кондратьев, зам. руководителя Федерального агентства по промышленности Виктор Холстов и начальник Федерального управлении по безопасному хранению и уничтожению химоружия генерал – лейтенант Калерий Капашин лично инспектируют самые ответственные участки объектов УХО.Процесс мирного уничтожения бомбы - зрелище, которое не противопоказано и слабонервным. Ничего жуткого, просто очень много проверок и относительно немного манипуляций с боевой частью. Вот авиабомбу руками при помощи талей очень осторожно перемещают на специальную тележку, вот боеприпас уже сверлят - на пробке делается "надрез", при помощи которого эту пробку в специальной камере выкрутят. И опять контроль, контроль и контроль.

- А если корпус случайно просверлят насквозь?

- Невозможно, - поясняют специалисты. - Глубину засверловки ограничивает специальное приспособление - кондуктор.

В каждом помещении стоят газоанализаторы, камеры видеонаблюдения. В целом цех по уничтожению оставляет странное впечатление. В каком-то смысле это, можно сказать, завод-робот, здесь мало людей. Но все важные операции все равно осуществляются при непосредственном участии высококвалифицированного персонала. Соответственно, нет и ощущения конвейера, с каждой бомбой здесь работают, так сказать, индивидуально. На первый взгляд, все происходит достаточно неторопливо. Специалисты объясняют это тем, что никакой самый совершенный автомат не заменит человека там, где предмет, с которым работаешь, надо буквально чувствовать.

- В основе всего лежит безопасность, безопасность и еще раз безопасность, - объясняет Вячеслав Мухидов, генеральный директор фирмы, создавшей технологическое оборудование для этого завода. - Спешить нельзя.

Но даже без спешки, гендиректор не сомневается в этом, график уничтожения химического оружия будет выдержан. Около семи тысяч тонн боеприпасов за шесть лет, по его убеждению, вполне реалистические цифры. Фирма Мухидова осуществляет запуск уже третьего объекта по уничтожению химического оружия, поэтому про боевые отравляющие вещества гендиректор знает все и за свои слова отвечает.

- В этой фирме я 35 лет, - продолжает Мухидов. - То есть со дня основания. Начинал рядовым конструктором. Мало кто знает, но наше предприятие, бывшее когда-то уникальным во многих отношениях, создавал в том числе и Юрий Лужков, он был нашим первым руководителем. Сейчас основной нашей задачей является уничтожение накопленных запасов химического оружия, - итожит директор.

После заливки реагента в чреве бомбы начинается реакция, которая должна за три месяца превратить боевую химию в безвредную массу, внешне напоминающую патоку. Пробку покрывают специальной краской, и бомбу отправляют на 45 минут в вакуумную камеру. Если есть протечки, краска поменяет цвет на красный.

Генерал-лейтенант Капашин показывает на клетку с белыми мышами.

- Мыши - наш биологический индикатор, который совершеннее любых газоанализаторов, - говорит генерал. - Как видите, грызуны ведут себя как ни в чем не бывало. Цех чист.

Смертельная доза Vx составляет 0,1 миллиграмма на килограмм живого веса. Так что если даже мыши выжили, то страхи напрасны. Краска на пробке тоже не изменила цвет, оставшись черной. Скоро на планете Земля станет на полтонны меньше боевых отравляющих веществ.

Весь процесс первичного уничтожения ОВ идет при комнатной температуре в условиях полной герметичности. Боевая отрава, стоит повторить, из чрева бомбы не извлекается, а вот взрывчатое вещество давно удалено. Так что опасность случайного взрыва или утечки отравляющих веществ при такой технологии отсутствует практически полностью.

Вместо послесловия

Россия приступила к промышленной ликвидации химоружия позже, чем США. И очень многие весьма солидные эксперты были уверены, что наша страна обязательно споткнется на этом сложнейшем и далеко не безопасном технологическом процессе. Почему-то считалось, что успешное уничтожение люизита с ипритом в Горном еще ни о чем не говорит. Подумаешь, справились с допотопными ОВ, которые применялись еще в Первую мировую войну. Вот когда дело дойдет до нервно-паралитических газов и боевой фосфорорганики, тогда посмотрим...

Дошло и до фосфорорганических, действительно, наиболее ядовитых ОВ. И тут-то выяснилось, что реагенты, разработанные специалистами ГосНИИОХТа, на практике полностью уничтожают все боевые отравляющие свойства Vx в три раза быстрее, чем показывали теоретические расчеты. Вот это действительно сенсация! Это по-настоящему научный прорыв, и люди, его совершившие, достойны самых высоких государственных наград и премий.

Факт ускоренной детоксикации химического оружия в Марадыкове засвидетельствовали и мы, журналисты "Российской газеты".

Русское оружие Объект по уничтожению химического оружия "Марадыковский" Уничтожение химического оружия
Добавьте RG.RU 
в избранные источники