Новости

24.10.2006 04:01
Рубрика: Экономика

Счет налогов

Дискуссия о замене НДС налогом с продаж должна идти с расчетом конкретных цифр потерь и выгод

При втором же взгляде на ситуацию становится очевидным, что имеется возможность предметно поговорить о замене НДС. Ведь если называются какие-либо цифры (с любой степенью приблизительности), то должны существовать данные, позволяющие получить названные цифры. Иными словами, в распоряжении замминистра финансов должны находиться расчеты, свидетельствующие об объемах сбора НДС, потерях при уклонении от налогообложения, а также суммах возврата НДС налогоплательщикам, в том числе, возврата, правомерность которого находится под вопросом. Аналогичного рода данные (объем предполагаемого к сбору налога и возможные пути уклонения от налогообложения) должны существовать и в отношении нового налога. Сопоставление данных первой и второй группы - единственный способ получения вывода о "сотнях миллиардов рублей" потерь.

Смысл предметного разговора - при условии наличия указанных данных - в способах устранения уклонения от налогообложения. Действующие механизмы уклонения (включая как допускаемую законом оптимизацию налогообложения, так и откровенно мошеннические способы ухода от уплаты налога) известны. Предусмотреть варианты препятствования уходу налогообложения технически не составляет труда. Тем более когда речь идет о налоге с оборота.

Причем речь может идти об одном из двух вариантов налога с оборота. Первый вариант - аналог ранее существовавших налога на пользователей автодорог и налога на содержание жилищного фонда. Уплата налога производилась независимо от категории покупателей. Второй вариант - аналог ранее существовавшего налога с продаж. Уплата налога производилась при продаже товара населению (для целей данного налога в соответствии с законом учитывались определенные способы оплаты, но такой нюанс имеет факультативный характер). По существу налогами с продаж являются все названные налоги, поскольку налогом облагалась продаваемая продукция (равно как оказанные услуги и выполненные работы). Собственно "налог с продаж" был при этом по своей сути "налогом с розничных продаж".

Сергей Шаталов, говоря о нежелательности налога с продаж, не уточняет, о каком варианте налога с продаж он ведет речь. Если подразумевается второй вариант, то российская действительность подтверждает: по части выбора покупателя налогоплательщики оказались исключительно изворотливыми. Магазины сразу же начали продавать облагаемые налогом товары только юридическим лицам. Даже если такую практику учесть и попытаться обложить налогом любые продажи за наличный расчет, то следствие предсказуемо: наличная выручка магазинов внезапно сократится, все товары будут продаваться по безналичному расчету конторе "сизифов труд", а уже эта контора, не платящая никаких налогов, в лице неустановленного директора начнет нанимать продавцов и будет продавать товары населению. Борьба с уклонением от уплаты такого налога будет нелегкой, а смысл налога именно в этом виде сомнителен.

Но ведь имеется и иной опыт. Налог на пользователей автодорог и налог на содержание жилищного фонда если и имели какие-то недостатки, то только в связи с предоставлением различных льгот в налогообложении. Разумеется, наличие льготы - повод попытаться льготой воспользоваться. Что многие успешно осуществляли. В принципе же такой вариант налога с продаж - наименее затратный в плане администрирования и наиболее эффективный в смысле сбора налога. Было бы интересно узнать, относятся ли существующие у Сергея Шаталова данные, позволяющие делать предположения о миллиардах потерь, вот к такому способу исчисления налога с продаж. Потому что здесь само по себе обнаружение потерь вызывает вопросы: когда налог формулируется как безвычетный, а льготы минимальны (если вообще существуют) и жестко определены, потери могут трактоваться "по умолчанию" только как результат неудовлетворительной работы налоговых органов. Любые иные трактовки нуждаются в разъяснениях.

Между тем руководитель Экспертного управления президента РФ Аркадий Дворкович выразил готовность учитывать точку зрения Сергея Шаталова. Аркадий Дворкович хотя и находит смысл в замене НДС налогом с продаж, считает, что изменение системы налогового администрирования может привести к издержкам. Очевидно, такое заявление также следует рассматривать в русле дискуссии о целесообразности замены НДС безвычетным оборотным налогом. И если руководитель экспертов говорит о возможности издержек, то отсюда не может не следовать наличия произведенных экспертами расчетов. Эти расчеты должны показывать текущие затраты на администрирование НДС и предполагаемые регулярные (ежегодные) затраты на администрирование налога с продаж. Кроме того, в расчетах должен быть предусмотрен комплекс мероприятий, связанных с введением нового налога, на основании чего определяется размер разовых затрат в связи с заменой налога. Такого рода расчеты могут быть произведены с достаточной долей приблизительности, поскольку разговор о замене ведется достаточно общий, а скрупулезные подсчеты сами по себе требуют как минимум затрат времени. Но только при наличии этих расчетов утверждения об издержках на администрирование имеют смысл.

Отсутствие хотя бы ориентировочных расчетов позволяет предполагать что угодно - от возможных издержек на администрирование до возможных сверхприбылей за счет экономии на администрировании при смене налогов. Ведь проблемы администрирования НДС заключаются в возвратности налога - в двухстороннем движении налога от налогоплательщика государству и от государства налогоплательщику. Не имея цифр, конкретизирующих расходы на администрирование НДС, можно предположить, что основная часть расходов приходится на контроль за обоснованностью возврата и правильностью исчисления возвращаемой государством налогоплательщику суммы налога. Проверка исчисления суммы налога - применительно только к начислению налога налогоплательщиком - это обычное арифметическое действие умножения суммы выручки на налоговую ставку. Администрирование НДС и администрирование налога с продаж, безусловно, означают наличие "арифметической" составляющей. Но при налоге с продаж не будет необходимости в бдительном выискивании подозрительных операций, связанных с возвратом налогоплательщику заявляемой им суммы. То есть сама процедура администрирования значительно упростится. При упрощении же процедуры логично вести разговор об уменьшении расходов. Как же можно прийти к выводу о росте издержек, если само администрирование сокращено?!

Утверждения о потерях бюджета и увеличении издержек на администрирование (иными словами, об экономической нецелесообразности замены налога) имеют смысл только при оперировании конкретными цифрами. В противном случае можно говорить сколь угодно долго, но это будет разговор ни о чем.

Экономика Финансы Налоги Правительство Минфин Налоговая реформа