Новости

24.10.2006 03:30
Рубрика: Экономика

На каждую хартию есть свой Штокман

Россия меняет энергетические приоритеты

"Безудержная российская экономическая экспансия" - так, напомним, западная пресса отнеслась к российскому демаршу по Штокмановскому месторождению. Напомним, 9 октября "Газпром" принял решение о том, что самое крупное в мире Штокмановское месторождение газа с запасами в 3,7 миллиарда кубометров российская компания будет разрабатывать самостоятельно. Кроме того, газ будет поставляться в Европу, это равносильно отказу от сложной технологии его сжижения и транспортировки в США.

Освоение Штокмановского месторождения оценивается в 20-25 миллиардов долларов. Первоначально предполагалось привлечь к его освоению ряд западных компаний и передать им 49 процентов акций проекта. В "короткий список" претендентов вошли пять компаний: Statoil (Норвегия), Total (Франция), Chevron (США), Hydro (Норвегия), ConocoPhillips (США). Потенциальные партнеры в обмен на газ предлагали инвестиции. "Газпром" интересовали их активы.

Но иностранные компании не смогли предоставить активы, соответствующие по объему и качеству запасам Штокмановского месторождения, как заявил глава "Газпрома". Поэтому было решено осваивать Штокман без западных капиталов. Участие западных компаний может быть сведено к сервисным услугам, которые предоставляются за деньги. Например, бурение скважин, сооружение заводов по сжижению газа, продажа газа на рынках третьих стран.

А проект по сжижению газа с самого начала оценивался экспертами как "сомнительный", и не только из-за его длительности и технической сложности. Скажем, американский конгресс своими непредвиденными решениями то и дело вносит элементы нестабильности в американо-российские отношения, в том числе экономические, и нельзя исключать, что поставки российского сжиженного газа будут расценены как "угроза национальной безопасности США".

Поэтому в будущем штокмановский газ пойдет по морскому трубопроводу в Германию - примерно 50 миллиардов кубометров. А уж Германия будет решать, как его использовать: самой ли потреблять или перепродавать европейским партнерам. Этот вариант оставил вне игры ряд американских, английских, норвежских и других западных компаний. Забеспокоились и традиционные покупатели российского газа в некоторых странах Европы, которые открыто и скрыто противились выходу "Газпрома" на своих конечных потребителей российского газа: газораспределительные муниципальные и частные компании. И это вопреки официальной политике либерализации рынков Европейского союза. Тут тоже главная проблема - прибыли. Газовые монополисты делали огромные деньги на перепродаже российского газа своим младшим партнерам. Тем не менее, по неофициальной информации из "Газпрома", российская компания уже в 2007 году намерена начать работать с рядом европейских муниципальных компаний, хотя приоритет, как и прежде, будет отдаваться крупным покупателям газа.

Параллельно событиям вокруг Штокмана началась переоценка соглашений по проектам СРП на Сахалине. В 1994 году иностранные компании получили супервыгодные условия добычи сахалинской нефти. В самом деле: СРП оставляет России лишь 15 процентов прибыли. Но только после того, как инвестор окупит все свои вложения. Если принять во внимание, что месяц назад "Сахалин энерджи" попыталась вдвое увеличить стоимость проекта, то значит, Россия даже свою небольшую долю прибыли сможет получить только в отдаленном будущем.

Когда же Россия, пытаясь изменить ситуацию, инициировала вхождение в проект "Газпром", то встретила категорический отказ иностранцев. Поэтому и появилось предложение: заморозить, по крайней мере на время, проект "Сахалин-2". "Замораживают" же свои нефтяные месторождения США.

Поворот в планах освоения Штокмана и фактическая ревизия соглашений по СРП повергли в недоумение иностранных инвесторов. В качестве ответа Германия и Франция решили создать энергоальянс внутри ЕС без участия третьих стран, то есть России. А официальный представитель Еврокомиссии Ферран Тарраделлас Эспуни заявил, что в случае попыток расширения активов "Газпрома" на европейском рынке российский концерн должен удовлетворять требования ЕС в области антимонопольного законодательства: "Основным приоритетом будет оставаться обеспечение конкуренции на внутреннем рынке Евросоюза". Председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Дуран Баррозу пошел еще дальше и предложил "потребовать от России ратифицировать "Энергетическую хартию", чтобы заставить Россию предоставить в пользование третьим странам нефтяные и газовые трубопроводы.

Да, на Западе вошло в моду опираться на терминологию "энергетической безопасности". В Европе одобрили упомянутую "Энергетическую хартию". Россия ее подписала, но не стала ратифицировать, на что последовало обвинение в намерении использовать свою "энергетическую мощь" в политических целях. С таким же успехом можно было бы обвинить, например, Францию в использовании "парфюмерной мощи".

По мнению зарубежных аналитиков, российские власти опасались, что США, чтобы добиться от России уступок по какой-либо проблеме, в последний момент откажутся от импорта штокмановского газа и сохранят объемы импорта сжиженного газа из Норвегии и Канады, своих главных поставщиков. Прецедент есть: это отказ США подписать протокол о вступлении России в ВТО в канун саммита "большой восьмерки" в Петербурге, хотя все было фактически согласовано. Озабочена Россия и активным противодействием американцев сооружению Североевропейского газопровода. Потому, возможно, и состоялся пересмотр документов по участию американского бизнеса в "Сахалине-2", а также переориентация штокмановского газа именно на Европу. Важно и то, что в сибирско-дальневосточных нефтегазовых проектах преобладает американский и японский бизнес, а российская сторона, возможно, намерена увеличить там присутствие не только своего, но и европейского бизнеса.

Пытаясь добиться изменения позиции России, на Западе говорят о том, что "Газпрому" не хватит средств, чтобы в одиночку освоить Штокмановское месторождение. Однако источник финансирования как "Газпрома", так и западных компаний один - банки. Западные банкиры охотно ссужают третью мировую компанию - "Газпром". О том, что он вернет деньги и выплатит проценты, подразумевается само собой. Например, на днях в рамках обсуждения стратегии "Газпрома" в сфере энергетики рассматривался вопрос о досрочном погашении кредитов, которые получила российская компания при участии "Дойчебанка". Это лишний раз подтверждает резервы "Газпрома" как получателя кредитов.

И последний штрих: французская компания Total заявила, что желает войти в проект по освоению Штокмановского месторождения "на партнерских условиях", хотя сразу после заявления главы "Газпрома" Алексея Миллера отказалась от этого. Но, как видим, политический ажиотаж спадает быстро, а интересы бизнеса заставляют принять новые правила игры, введенные Москвой и еще раз продекларированные на встрече главы российского государства с лидерами Евросоюза.

   комментарий

Константин Симонов, генеральный директор Центра политической конъюнктуры России, автор книги "Энергетическая сверхдержава":

- Глубинный смысл произошедших событий вокруг Штокмановского месторождения в том, что Россия четко объяснила, на каких принципах могут работать иностранные компании в нашей стране. Всем стало ясно, что дело не в деньгах: нигде в мире крупные сделки в сфере ТЭК не базируются только на финансовых договоренностях. Ценность нефтегазовых запасов растет. "Газпром" был готов допустить иностранные компании к разработке месторождения, но на двух условиях. Первое - у них не будет контрольного пакета. И второе - компании предоставляют "Газпрому" сбытовые активы, то есть то, что нельзя купить на рынке. После того как второе условие не было выполнено, и последовал отказ. Что касается переориентации поставок газа, то предложение, сделанное Россией Германии, это приглашение к стратегическому сотрудничеству. Но я не думаю, что проект по созданию завода по производству сжиженного газа в США закрыт. России необходим выход на это рынок, и решение в этой сфере скорее носит тактический характер. Важно отметить и то, что переговоры по Штокману окончательно не закрыты, это гибкий процесс. И ничто не мешает иностранным компаниям в будущем предложить "Газпрому" то, что ему интересно.

Экономика Макроэкономика