Новости

26.10.2006 01:55
Рубрика: Культура

Олег Акулич: Я не настолько богат, чтобы работать в театре...

- Олег, а в настоящей жизни вы погоны носили?

- Конечно. Как все нормальные парни - мои сверстники: ровно два года. И хоть служил я в военном ансамбле песни и танца и до прапорщика не дослужился, но что такое "равняйсь", "смирно", знаю прекрасно.

- Вы еще и пели, и танцевали?

- Нет, но очень неплохо играл на трубе, из-за нее меня и взяли служить в нестроевую часть. Хотя никакого музыкального образования я не имел и не имею до сих пор. В селе Харик Иркутской области, где я родился, было четыре дома культуры. Директор одного из них - моя мама (отец - художник). Остаться в такой атмосфере в стороне от искусства было просто невозможно. Отец, правда, не отдал меня в музыкальную школу, сказав: "Захочет, сам научится". Что я и сделал, купив на первые заработанные деньги на БАМе пианино.

- Вы строили БАМ?

- На БАМ в город Усть-Кут пригласили моего отца художником-оформителем, мы поехали за ним. Мне тогда только 10 лет исполнилось, но до самой армии я в городе речников и жил.

- И чем занимались, раз смогли купить пианино?

- Практически тем же, чем и сейчас, только на уровне сельской самодеятельности. Я ходил в местную драмстудию. И очень хорошо помню свой первый спектакль "Два капитана" в народном театре, где я играл роль капитана Татаринова. Когда после 8-го класса оказался перед выбором кем быть - капитаном или артистом, я выбрал первое. Форма красивая, романтика. Но при этом меня все равно тянуло на сцену, и я выбрал некий компромисс. После каждого года учебы на реке Лене мы проходили практику. И я добросовестно ее отрабатывал. Но не по специальности, а в качестве музыканта-затейника - вел концерты на агиттеплоходах, которые забирались порой в такую глушь, где у людей даже телевизоров не было. Вот примерно в такую глушь - в город-порт Олекминск в Якутии - меня и распределили после окончания училища. Начальником причала. Я не стал никого обманывать и остался в Усть-Куте работать... грузчиком. Вот это был первый этап в моей жизненной копилке.

- А как стали артистом?

- После армейских гастролей и завершения военной службы я поступил в Иркутское театральное училище. Закончил его с красным дипломом и, как все отличники, имел право выбора. У меня было несколько предложений из разных городов, я остановился на Куйбышевском театре (ныне - Самарский). Работа в театре стала для меня одновременно и учебой; я и на ноги как артист встал, и вкус истинный к профессии почувствовал. Через три года получил приглашение в Минск в театр киноактера и там уже стал настоящим "многостаночником". Началась работа и на эстраде, и на телевидении. Кстати, именно с минской телевизионной передачи "Марсово поле", где я хохмил, исполняя различные офицерские роли, и состоялся мой переход в "Армейский магазин". Я регулярно начал сниматься в Москве.

- А почему вас понизили в звании: там офицер, здесь - прапорщик?

- Образ прапорщика я придумал еще в Минске, когда узнал, что некоторые офицеры стали обижаться на мои образы, высказывания. А прапорщик устроил и понравился всем. Меня до сих пор, хотя я уже давно не работаю в "Армейском магазине", гаишники на дорогах узнают именно как прапорщика. И всякий раз просят автограф вместо того, чтобы выписать штрафную квитанцию.

- И часто вы нарушаете правила?

- Каюсь, грешен и прошу прощения у всех инспекторов ГАИ, которых я своей ездой раздражаю. Иначе просто не могу. Мне часто приходится спешить. Терпеть не могу опаздывать или быть необязательным.

- Очень много работы?

- Хотелось бы больше, но в то же время грех жаловаться. Я уже не помню, когда находился в простое. Только в художественных фильмах и телесериалах мне удалось сыграть уже больше десятка главных ролей. Интенсивно снимаюсь. В частности, в очень интересной и смешной картине про солдата Чонкина. Надеюсь, что этот проект получится интереснее двух предыдущих. К тому же у меня лежит еще несколько сценариев, продолжаю играть в пьесах и антрепризах, выступаю с сольными концертами на эстраде.

- Не распыляетесь?

- Есть немного, вы не первый, кто об этом спрашивает. Если бы сконцентрировался на чем-то одном, наверняка бы уже давно вышел "в люди". Но, с другой стороны, подобная разноплановость помогает мне как человеку быть богаче духовно, а как артисту - техничнее и гибче. И это очень хороший способ освободиться от того прокрустова ложа, в которое я когда-то залег.

- Вы имеете в виду вашу ярко выраженную склонность к юмору?

- Именно. Я уже немного подустал юморить и с удовольствием бы сыграл что-нибудь лирическое или драматическое. И этот штамп, закрепившийся за мной не без помощи режиссеров, начинает мне мешать. Напрасно думают зрители, что тот или иной штамп - актерская ограниченность. Просто режиссерам так проще. Для чего лепить из артиста какой-то образ, когда проще взять человека, узнаваемого зрителями. Какой он есть, так пусть и играет, независимо от роли. Уже и у продюсеров формируется такой же взгляд, недавно я это испытал на себе.

Французским режиссером снимался сериал, где нужно было сыграть роль автора-исполнителя собственных песен, который отсидел в тюрьме, прошел через все тяжкие, а после стал знаменитым... Многих артистов пробовали - не пошло, а у меня получилось с первого раза. Режиссер аж прослезился во время одной из сцен, но когда отснятый материал увидел продюсер (фамилию не называю намеренно), он тут же запротестовал: "Не пойдет, Акулич работает на эстраде". И не пошло, независимо от всех аргументов режиссера. Не согласен категорически с таким подходом! Если артист профессионал, его профессионализм должен эксплуатироваться в полном объеме.

- Вы уже далеко не новичок в деле, которым занимаетесь. Почему до сих пор не имеете никакого звания?

- Из-за собственной бестолковости. Когда в Минске я работал в ансамбле песни и пляски Вооруженных сил Республики Беларусь, мне предложили подготовить документы на присвоение заслуженного артиста, я поленился. Не мое - ходить по инстанциям, собирать бумажки, подписи... Сейчас понимаю, что поступил так зря - звание не помешало бы. Если сегодня подобное предложение поступит, обязательно соглашусь.

- В каком театре вы сегодня служите, в каком городе живете?

- Я не работаю ни в каком театре. Театр забирает все время, а платит... А я не настолько богат. Я очень долго был человеком без определенного места жительства. Понимаю, звучит неблагозвучно, но де-факто именно так. Был, например, период в моей жизни, когда я жил в Минске, снимался в Москве, а на телевидении в Ханты-Мансийском автономном округе вел ежедневную музыкально-юмористическую программу "Соло на диване". Потом ее стали записывать на радио, и многие зрители были убеждены, что я родом из Ханты-Мансийска и там живу. Два года назад я наконец внес ясность в эту строку своей биографии и окончательно перебрался в Москву. Официально, правда, свои отношения с прекрасным городом еще не оформил, но в ближайшее время данный пробел обязательно ликвидирую.

Культура Кино и ТВ
Добавьте RG.RU 
в избранные источники