Новости

27.10.2006 02:30
Рубрика: Культура

Джигарханян и Калягин поселились в доме престарелых

Став большим актером, Армен Джигарханян создал свой театр, который празднует в эти дни свое десятилетие. Но став наставником молодых, мэтр не прощается с актерской профессией.

 

ВГИК стал съемочной площадкой. В одном из его павильонов воссоздана комната дома престарелых, в которой "поселились" Армен Джигарханян и Александр Калягин. Джигарханян играет бывшего разведчика, Калягин - замминистра финансов.

- Идея заняться подобным проектом пришла мне в голову ровно год назад, когда я делал документальный фильм о юбилее Армена Джигарханяна, - рассказывает режиссер Григор Гярдушян. -Тогда я встречался со многими мэтрами советской комедии, в том числе с Олегом Табаковым, Марком Захаровым и Александром Калягиным. Я спросил Калягина: "30 лет назад вы с Джигарханяном снимались в картине "Здравствуйте, я ваша тетя!" Не хотели бы поработать вместе еще раз?" "Да с огромным удовольствием, - ответил он, - но вы, кроме историй о бандитах и ментах, ничего не снимаете... Сейчас неинтересно играть в кино". И все-таки я их уговорил.

По сюжету фильма двое стариков случайно завладевают кейсом с деньгами мафии. Вокруг них завязывается сложная интрига, в которой участвуют бандиты, ФСБ, МВД, Интерпол... Компанию старикам составляет веселая девчонка, которую играет звезда отечественной поп-музыки Глюк,оzа, то есть Наталья Ионова. Надеюсь, что фильм будет интересен разным поколениям зрителей.

-Тема стариков-друзей распространенная, была она и в кино, и в литературе, - говорит Джигарханян. - На подобную тему был фильм "Один шанс на двоих" с Бельмондо и Аленом Делоном...

Сценарий мне лично очень нравится, в нем есть вещи, о которых можно подумать.

Для меня счастье, что мы с Сан Санычем Калягиным снова работаем вместе. Мы снимались очень давно, в "Тетушке", а с тех пор как-то не приводилось...

- Вашим учителем был знаменитый Эфрос. Что это был за период в вашей жизни?

- Он был выдающимся режиссером. Тогда, как мне казалось, у него был лучший театр Москвы. Я имею в виду "Ленком", или, как он тогда назывался, Театр Ленинского комсомола. Он, конечно, был неадекватен тому, что он требовал.

- В смысле?

- Он требовал веселого оптимизма.

- Как личность?

- Как режиссер. В стране по случаю 50-летия советской власти готовилось большое мероприятие. Его спросил кто-то из партийных командующих, что он хочет поставить к этой дате. Он сказал, что хочет поставить булгаковского "Мольера" и "Три сестры" Чехова. И те решили, что он издевается. Это я имею в виду, когда говорю "неадекватный".

Эфросу в человеческом характере были интересны неординарность, сложность, надлом, нервность, ущемленность. Когда я впервые увидел спектакль Эфроса, я испугался, как в это войти, как соответствовать этому - и не потерять себя.

После ухода Эфроса из "Ленкома" жизнь в театре стала вялой и неинтересной. И несмотря на то, что мой личный быт стал налаживаться - из каморки театра переехал на дачу, а затем в общежитие на Бауманской, я чувствовал себя душевно плохо.

- А как вы встретились с Гончаровым?

- Как-то играли в выходной день на сцене Театра имени Маяковского. Гончаров увидел меня и предложил встретиться.

Я пришел на разговор с Андреем Александровичем. Долго ждал. Вошел в его кабинет, а он сказал: "Я вас слушаю". Я растерялся. Но мы договорились, что после гастролей я перехожу в Театр имени Маяковского. С Гончаровым я проработал 27 лет...

- Кто из партнеров по "Маяковке" был вам особенно близок?

- Многие. Гундарева, например. Она очень хорошая актриса. Ее уже забывают... Актерская профессия - скоропортящийся предмет. У актера нет ни вчера, ни завтра, есть только сегодня. Потом придет кто-то другой и займет твою нишу.

- Кто, на ваш взгляд, в театре главный?

- В театре главный не оппозиционер, а тот, который смеется. И тот, который плачет. Не случайно эмблема театра - маска с эмоциями.

- Ваша любимая роль в кино?

- Я думаю, что самое лучшее еще впереди.

- Что вам ближе - кино или театр?

- Не знаю, потому что в кино - одна жизнь. Но кино - уходит. Я иногда смотрю фильм и даже не узнаю себя. Это кто был? Какая это роль? Уходит из твоей жизни кино, а театр - пока ты живешь, живет с тобой. Сегодня у тебя желудок слабый, ты с этим желудком и играешь. Завтра у тебя зуб болит, ты с этим зубом и выходишь на сцену.

Одна женщина меня однажды ждала после спектакля, и я к ней вышел. Какое разочарование я прочел на ее лице. Она даже не смогла скрыть его. Дескать, я думала, что вы высокий, а вы, оказывается, маленький. Из этого - то ли было, то ли не было, то ли это правда, то ли неправда - из этого состоит жизнь.

- Театр меняется, сегодня он во многом другой, чем несколько десятилетий назад. Меняетесь ли вы вместе с ним?

- Я вам задам вопрос: зачатие меняется? Нет? Вот и все. Искусство - это то же самое. Я апеллирую в своих ролях, пьесах, фильмах к тому, что здесь болит (показывает на сердце), что отсюда дает мне знак. Оттуда происходит то, над чем мы потом плачем или смеемся как зритель.

- А вне сердца?

- Я вам могу показать и несколько других мест, одно сердце не выдержит. Есть поджелудочная железа, мозжечок. Сердце, извините за грубость, это рассуждение для фраера.

- Какие люди у вас вызывали восхищение?

- Многие, которые ерундой не занимаются, а живут. Левушка Толстой сказал, в чем смысл жизни - жить.

- Любимый ваш писатель?

- Их много - Чехов, Шекспир.

- Любимое занятие?

- Люблю дрова пилить на даче.

- А как поживает ваш любимый кот?

- Кот Фил недавно умер.

Культура Кино и ТВ Персона: Армен Джигарханян