Новости

03.11.2006 00:00
Рубрика: Общество

Препон много, препона - одна

Текст: Марина Королева ("ЭХО Москвы" - специально для "Российской газеты")

"Не ставьте препонов на нашем пути, не получится!"

И тут становится понятно, что вовсе не солидарность с участниками акции, остановила здесь прохожих - дело в том, что они увидели на большом плакате неточность. Что это такое, в самом деле, "не ставьте препонов"?!

Слово "препоны" в современной речи мы встречаем, как правило, во множественном числе. Многие современные словари - например, Словарь ударений, - даже нужным не считают сообщать нам о числе единственном, потому что оно нам попросту не требуется. Вот почему мы до поры до времени не задумываемся над тем, как выглядит число единственное. Одна препона? Один препон? До тех пор, пока слово "препоны" не произносим в родительном множественного: нет чего? - препон? Препонов?..

Нет, нет и еще раз нет! Конечно, нет препон. Она - "препона". Одна препона. Именно так выглядит единственное число. Это существительное женского рода, "препона".

Если кто вдруг не знает, "препона" - это препятствие, помеха, преграда, затруднение. Как выражается Словарь Даля, "обстоятельства, противные делу". От старого глагола "препинать" - то есть останавливать, задерживать в движении. Мы и сейчас можем сказать: "Они препинаются" - то есть спорят, делают друг другу наперекор. Отсюда же известные вам "знаки препинания" (точка, запятая, тире).

Итак, препон может быть много. Препона может быть одна. Но лучше никому никогда не ставить препон.

Поп и папа

"Жил-был поп, толоконный лоб. Пошел поп по базару..." - эти строчки из пушкинской "Сказки о попе и работнике его Балде" каждый из нас знает с детства. А в детстве, как известно, всё или почти всё принимается как данность. Ну, поп, православный священник, объясняют нам. В самом этом слове "поп" у Пушкина слышится нечто презрительное. И действительно, слово трудно признать нейтральным. Оно содержит явно уничижительный смысл. Но как же похоже на "папу"! Вот интересно, а "поп", то есть православный священник, и Папа Римский - связаны ли они исторически?

Для начала - о презрительном оттенке значения слова "поп". Как свидетельствуют этимологические словари, когда-то, в XI веке (а именно тогда слово "поп" появилось в древнерусском языке) ничего подобного не наблюдалось. "Поп" (или "попинъ") были обычными синонимами к словам "иерей, священник".

В современном русском языке слово "поп" оценивается как просторечное, более того, вы можете серьезно обидеть им священника, если он услышит, как вы называете его "попом".

Теперь о том, насколько связаны - и связаны ли вообще - слова "поп" и "папа". Всё, что нам нужно сделать, это заглянуть в этимологические словари. Увы, мнения расходятся. Кто-то возводит слово "поп" к позднегреческому "папас" (что значит "священник"), а в новогреческом "паппас" - это "папа римский"...

По этой версии, "поп" и "папа" - от одного предка. Но другие языковеды предлагают вести происхождение "попа" от древневерхненемецкого pfaffo (это тоже "священник"). Почти так же выглядит это слово в современном немецком: рfaffe. Предполагают, что в романо-германские языки это слово пришло из латыни: papas - "наставник". Позже в католической церкви и вообще на Западе это слово получило значение "папа римский".

И все-таки Историко-этимологический словарь Черных настаивает на греческом происхождении "попа" - об этом говорит, в частности, тот факт, что слово "попадья" пришло в славянские языки из позднегреческого.

Ясно одно: наш "поп" и "папа римский", да простит мне церковь эту вольность, - ближайшие родственники. В данном случае я говорю только о языке!