Новости

Возвращение к "Тихому Дону" Шолохова начнется по окончании телеверсии

Сын достойно завершил последнее и главное дело своего отца, о котором тот мечтал, к которому тщательно готовился. "Свои" денег не дали. Итальянцы дали, но с такими условиями, при которых Сергей Бондарчук, со всей своей режиссерской и одновременно эпической одаренностью, все равно не смог бы снять ничего, кроме того, что мы видим. Одновременно греет душу патриотическая свеча: вернули, вернули! Вызволили последнее творение мастера из банковско-сейфового плена, озвучили экранизацию самого великого (для меня - несомненно!) русского романа ХХ века на русском языке и показали его российскому зрителю. Ура!

Хвалить экранизацию все-таки стоит за великолепную игру нескольких отечественных актеров. Ирина Скобцева - в роли матери Григория. Владимир Гостюхин с Петром Мелеховым, по-моему, угодил в десятку. Хороша и Наталья Андрейченко в роли Дарьи Мелеховой. А Елена Бондарчук, дочь режиссера, мне кажется, даже переиграла Зинаиду Кириенко, тоже прекрасно сыгравшую роль Натальи в киноверсии Сергея Герасимова. Впрочем, это субъективно. Ну да, очень постарался отличный актер Мюррей Абрахам, чтобы убедить нас (чего от него, кстати, не требовалось, потому что фильм заказывался не для нас), что он настоящий казачий отец Пантелей Прокофьевич Мелехов. Очень постарался. Но беда в том, что в прежней, канонической (теперь уже можно так сказать) киноверсии "Тихого Дона" Даниил Ильченко Пантелея играть не старался, а просто гениально сыграл.

Но главное, конечно, достоинство фильма в том, что Сергей Бондарчук при очевидно безнадежных заданных условиях сумел хоть как-то приблизить свое кино к реальному казачьему этносу. Ну какой, скажите на милость, англичанин Руперт Эверетт - Григорий Мелехов? Здесь даже не о сравнении с Петром Глебовым идет речь, а просто о здравом взгляде. На лошади он гарцует хорошо - англичанин все ж таки. Но не ходили так казаки, не носили так фуражек, а главное - не смотрели так! Но удалось же Бондарчуку хотя бы один-единственный раз заставить Руперта изобразить настоящий казачий прищур. Это когда он везет кататься барского сына перед тем, как его избить за Аксинью. "Премного вам благодарны, что не оставили жену, позаботились о ней!" Но, с другой стороны, стоил ли этот единственный миг героических усилий русского режиссера?

Не бывает на Дону ни густо аквамаринового неба, ни таких нежно итальянистых Аксиний, какую со всем старанием понравиться изобразила прекрасноокая и роскошнокудрая Дельфин Форест. Ей бы Лауру в "Дон Жуане" играть. А в русской классике - итальянку Джемму Розелли из тургеневских "Вешних вод", в крайнем случае - Панночку Гоголя. Но уж точно не Аксинью.

В настоящем-то романе, прежде чем Аксинья вышла за Степана, ее в шестнадцатилетнем возрасте связал конной треногой и изнасиловал в степи пьяный отец. В ту же ночь брат девушки насмерть отца забил. На глазах у дочери "вдвоем с матерью били его часа полтора". Потом Степан зверски избивал молодую жену за то, что "порченая". На такое начало love story даже Сергей Герасимов не решился. Слово "инцест" в стране Советов было под запретом куда более строгим, чем просто слово "секс". Хотя сейчас, например, для американцев именно такая love story была бы самой подходящей. Но обязательно с ролью психоаналитика, а где его у kazak ов взять?

Показанное во второй серии казачье конное наступление - это не казачья "лава". Это просто конное наступление. Перед казачьей "лавой" не мог устоять никто. Остановить лавину нельзя, от нее можно или убежать, или в ней погибнуть. Казачьи "лавы" даже во Второй мировой использовали как психический прием тотального ужаса и устрашения.

Простите за кровожадность, но Руперт так нежно рубит своего австрияка, что хочется пальчиком протереть уголок глаза. Он так грациозно бросает казачью пику, что вспоминается балет. Как вспоминался он и когда Руперт-Мелехов бежит рядом с конем, посадив на него раненого Степана.

Впрочем, посмотрим дальше.

Но уже понятно кое-что. Этот фильм - история нашей современной национальной вины. Перед Бондарчуком. Перед автором "Тихого Дона". Перед нашими зрителями. Это история о том, как зачем-то все решительно изнасиловали всех. Заказчики - Бондарчука. Бондарчук - совершенно не готовых для предложенных им ролей иностранных актеров. Наши актеры - самих себя, заставляя произносить родные речи на английском языке. "Farewell, Grigori!" ("Прощай, Григорий!"). Кому и зачем было нужно это групповое самоистязание - вот основной трагический вопрос разворачивающейся на телеэкране, наверное, самой странной в мировом кинематографе киноэпопеи.

Но все-таки не будем несправедливы. Финалом показа будет как минимум два положительных результата. Во-первых, мы еще раз устыдимся того, что еще совсем недавно делали со своей страной и своим киноискусством. Во-вторых, "Тихий Дон" начнут перечитывать. Это уж такой закон. Кстати, не исключено, что массовому зрителю фильм понравится. Но вот когда роман прочитают...

Может быть, тогда-то и начнется настоящий-то разговор?

Отклики читателей:

- Переключить на другую программу мне хотелось после 15 минут просмотра...

- Позор Российскому кинематографу...

- Гриша, кажется, все время пребывает в состоянии полудремы...

Последние новости