Новости

10.11.2006 02:00
Рубрика: Общество

Медикаментозная недостаточность

Так, уже 46 процентов льготников отказались от социальных услуг. Другой не менее заметной проблемой является рост подделок лекарств, количество которых на российском рынке достигает критических отметок.

Как сообщают СМИ, на прошлой неделе член бюджетного Комитета Государственной Думы, депутат от "Единой России" Павел Воронин обратился с запросом на имя Генерального прокурора Юрия Чайки. В запросе отмечается, что реализация государственной программы ДЛО приводит к многочисленным проблемам для ее участников - российских граждан, имеющих право на лекарственное обеспечение, она также является неэффективной.

Тема ДЛО уже давно обсуждается средствами массовой информации и представителями общественных организаций. По информации Общества защиты прав потребителей "Общественный контроль", на получение бесплатных лекарств по программе ДЛО в 2005 году имели право 14,7 миллиона граждан. Однако реально получали медикаменты только 70 процентов, то есть каждый третий льготник не дождался обещанной ему по закону помощи от государства, хотя на реализацию программы ДЛО в 2005 году израсходовано 44 миллиарда рублей, при этом 40 процентов из них - в конце года.

К тому же большинство обратившихся в "Общественный контроль" льготников жалуются на то, что количество лекарственных препаратов, выдаваемых по бесплатным рецептам, резко сократилось, а некоторые лекарства вообще стали недоступны. По данным "Общественного контроля", это связано со значительным ростом цен на препараты, закупаемые в рамках ДЛО, а также неэффективными нормативами их распределения.

Экспертов "Общественного контроля" удивляет и возмущает парадокс, когда при серьезных бюджетных вливаниях количество средств, выделенных на каждого льготника, постоянно сокращается: в 2005 году на 1 участника ДЛО было потрачено 4,3 тысячи рублей (356 рублей в месяц), в 2006-м - уже 3,66 тысячи рублей (305 рублей в месяц). Если учесть, что лекарства внутри ДЛО постоянно дорожают (на 30-40 процентов в год, тогда как рост цен на лекарства на фармрынке - около 3 процентов), то приходится признать, что фактическое обеспечение льготника медикаментами стало еще хуже.

Такое расхождение стоимости лекарств по ДЛО и на фармрынке заставляет предположить, что цены, по которым эти лекарства закупаются, никак и никем не контролируются. Более того, как отмечено в депутатском запросе, по информации ОЗПП "Общественный контроль", лекарства закупаются не на конкурсной основе, которая так или иначе регулировала бы рост цен и ассортимент лекарств. При этом Общество защиты прав потребителей "Общественный контроль" сообщает о единственном механизме отбора перечня торговых наименований лекарственных средств - на основе методических указаний Росздравнадзора.

Получается замкнутый круг: чиновники создают удобную методику и сами же ее курируют. Эксперты "Общественного контроля" отмечают, что подобная практика создает условия для коррупции. Так, постоянная работа с дистрибьюторами - поставщиками лекарств, позволяет им "выкачивать" из государства проценты за товарный кредит на покупку лекарственных препаратов (это 25-30 процентов от себестоимости; сроки кредита от производителя дистрибьютору составляют не менее 180 дней и заведомо перекрывают сроки платежей из федерального бюджета за отпущенные медикаменты). В то время как прямые связи с производителями лекарств дали бы возможность значительно снизить закупочную цену.

Другим немаловажным моментом является факт снижения в объеме государственных закупок лекарств доли отечественных производителей. Так, если в 2005 году соотношение иностранных и российских препаратов составляло 50:50, то в нынешнем году оно составляет уже 85:15 в пользу западных компаний. При этом понятие "импортное" лекарство зачастую вовсе не означает "хорошее" или "эффективное". Ситуация с подделками медикаментов на российском рынке лекарств катастрофична, и говорится об этом не первый год. По некоторым оценкам, оборот теневого рынка медикаментов составляет около 300 миллионов долларов, а по количеству фальшивых лекарств Россия опережает Китай, Перу и Колумбию.

Примечательно, что глава Росздравнадзора Рамил Хабриев относительно количества фальшивых лекарств публично оперирует данными, имеющими существенное расхождение с оценками независимых экспертов. Так, по словам президента ТПП Евгения Примакова, который считает, что в России нет целостного подхода к оценке реального положения с фальсификацией лекарственных средств, количество поддельных лекарств на рынке, по отдельным сведениям, достигает 60 процентов. Руководство Росздравнадзора говорит только о 10 процентах. Месяцем позже, по сообщениям СМИ, в минсоцздраве при подготовке доклада на эту тему опять-таки со ссылкой на Росздравнадзор озвучили данные уже только о 3-4 процентах фальшивок. Создается впечатление, что кто-то упорно пытается задвинуть проблему в тень.

Странно выглядит и принцип отбора в ДЛО торговых наименований лекарственных средств. В соответствии с законодательством при осуществлении поставок лекарственных средств за счет федерального бюджета необходимо, чтобы вначале эксперты определили международные непатентованные наименования и лекарственные формы без указания конкретных торговых марок. И лишь затем в ходе открытого конкурса по ценовым критериям производится отбор конкретных торговых наименований и производителей.

Однако, по информации общества, принятая в ДЛО система действует с точностью до наоборот. В 2006 году Росздравнадзор направил фармпроизводителям письмо с просьбой представить ценовые предложения на поставку лекарств в рамках ДЛО, причем указанное письмо рассылалось производителям по определенному списку. Таким образом, была создана возможность проведения с производителями лекарственных средств предварительной работы по условиям их участия в программе, что явилось нарушением законодательства.

Ответы на эти и многие другие вопросы и хотят получить представители "Общественного контроля" и депутат Госдумы Воронин. Именно поэтому они и обратились в Генпрокуратуру с надеждой, что дело не окажется спущенным на тормозах.

Общество Здоровье Все о перечнях лекарств Реформа здравоохранения