20idei_media20
    22.11.2006 04:00
    Рубрика:

    Конституционный суд поддержал заключенного в его споре с третьей властью

    Можно ли, находясь в заключении, жаловаться на закон, если считаешь, что он нарушает твои права? Такое вполне возможно. Это доказал заключенный Владимир Слюсарь. Определение Конституционного суда по его жалобе публикует сегодня "Российская газета".

    Слюсарь обратился в высшую судебную инстанцию страны с жалобой на вторую и третью части статьи 399 Уголовно-процессуального кодекса. По этим нормам в суд, который рассматривает вопрос об исполнении приговора, приглашается представитель учреждения, где отбывает наказание гражданин.

    По мнению Владимира Николаевича, именно эти положения закона позволили судье Люблинского районного суда Москвы провести заседание об его условно-досрочном освобождении без присутствия самого Слюсаря. При этом ему отказали в заявленном ходатайстве - присутствовать лично. А значит, ограничили его конституционные права.

    На жалобу заключенного Конституционный суд ответил так. Во-первых, он подчеркнул, что предоставляемая сторонам процесса возможность довести до суда свою позицию лично - это одна из необходимых гарантий судебной защиты и честного процесса. Причем совершенно не важно, о ком идет речь - подозреваемом, обвиняемом, подсудимом или осужденном.

    Во-вторых, человека, если он того не желает сам, нельзя лишить возможности участвовать в деле. То есть заявлять отводы, давать объяснения, да и просто присутствовать при решении своей судьбы.

    Суд еще раз подчеркнул, что такую правовую позицию он высказывал уже неоднократно в своих решениях. Он подчеркивал, что при принятии решений, которые связаны с ограничением свободы и личной неприкосновенности, суд просто обязан обеспечить одинаковые гарантии защиты прав личности. Поэтому нормы статьи, с которой спорит Слюсарь, по мнению Конституционного суда, не могут толковаться как допускающие для кого-нибудь пониженный уровень гарантий прав на свободу.

    Заключенный, в отношении которого суд решает, можно его выпустить досрочно или оставить отбывать наказание, в процессе решения своей судьбы не посторонний.

    По Конституции (статья 50) осужденный может просить о помиловании, смягчении наказания, в том числе и о досрочном освобождении. По закону о досрочном освобождении может ходатайствовать администрация зоны, но может просить и сам заключенный (статья 397, п. 4). Причем если заключенный просился на волю самостоятельно, то администрация зоны должна дать суду характеристику и свои соображения, стоит ли человека отпускать раньше времени.

    Судья, решая такой вопрос, не просто соглашается с заявлением зэка или бумагой на освобождение от администрации. Суд принимает "мотивированное решение исходя из анализа всего комплекса вопросов". А если заключенный не участвует в процессе, то не видит материалов о себе, не отвечает ни на какие вопросы, не опровергает доводы администрации зоны, если он с ними не согласен. Какой тут конституционный принцип равноправия сторон?

    Для таких судей, на которых жалуется Владимир Слюсарь, Конституционный суд разъяснил, что вторая и третья части статьи 399 УПК по своему конституционно-правовому смыслу не допускают возможность проведения судебного заседания в отсутствие человека. И если заключенный сам попросил обеспечить его участие в процессе, то отказать ему нельзя.

    Поделиться: