Новости

12.12.2006 05:00
Рубрика: Власть

Валерий Зорькин: Текст и Реальность

Текст: Валерий Зорькин (председатель Конституционного суда РФ)

Валерий Зорькин. Фото:"РГ".А можно еще раз осмыслить роль и место Конституционного Суда в жизни современной России. Здесь нельзя уйти от главного вопроса: адекватен ли правовой статус Конституционного Суда России сегодняшним реалиям?

Вопрос далеко не праздный. Тем более что в некоторых публикациях СМИ сообщается о проектах преобразования судебной системы в рамках возможной конституционной реформы по типу американо-советской системы. Речь идет о возвращении к единому Верховному (Высшему) Суду, где вопросами конституционного правосудия будет заниматься одна из судебных палат.

Конечно, такая модель возможна. Она действует в США, Канаде, Латинской Америке, Японии, Австралии, Швейцарии, скандинавских странах.

У нас в новой России за основу была взята так называемая австрийская модель, которая в настоящее время действует в большинстве государств Европы (Австрия, Германия, Испания, Италия, Польша, Португалия, Бельгия, Венгрия, Хорватия, Румыния) и в странах СНГ (кроме Туркмении).

По сути, в современной Европе Конституционный Суд стал таким же неотъемлемым атрибутом правового государства, как парламент или местное самоуправление.

Несмотря на все расхождения, а иногда даже контрасты, есть нечто, объединяющее все европейские страны, в которых имеет место феномен конституциализации и интернационализации основных прав и свобод: все нации восприняли идеалы права, которые, даже не будучи неизменными, тем не менее представляют собой совокупность идей и представлений, стоящих над фантазиями законодателей, и конституционное правосудие в этом пространстве остается одним из самых мощных способов сохранения status quo.

Причины феномена конституциализации и интернационализации основных прав и свобод были многократно проанализированы в европейских странах. Для России это явление относительно новое. Все более вовлекаясь в общемировые процессы во всех областях - будь то экономические связи, культурное взаимодействие или окружающая среда, мы оказываемся в водовороте различных явлений и процессов, которые не имеют национальных границ. Следовательно, мы должны использовать адекватные правовые инструменты, которые не ограничиваются национальным правовым полем.

Европейские стандарты прав и свобод человека меняют не только подход к конкретным правовым институтам - они меняют национальную правовую культуру. Это, конечно, требует длительного времени.

К великому сожалению, даже среди практикующих юристов нередки случаи проявления неприкрытого нигилизма по отношению к решениям Конституционного Суда и к связанности России Конвенцией и решениями Страсбургского Суда. В качестве примера приведу лишь одно из положений недавно защищенной диссертации: "Вступление России в Совет Европы и ратификацию Конвенции о защите прав человека и основных свобод можно оценить как шаги социально необоснованные, декларативные, преждевременные, т.е. как типичные проявления квазидемократической либеральной эйфории 90-х годов прошлого века".

Для преодоления таких явлений, очевидно, требуется коренная трансформация правосознания общества, в том числе практикующих юристов.

Сейчас Конституционный Суд России сталкивается с теми проблемами, с которыми конституционные суды европейских государств сталкивались лет 30 назад: прежде всего это проблема "конституциализации" сознания не только рядовых граждан, но и юристов, должностных лиц государства и даже судей других судов.

Главный критерий демократии - это не только наличие демократических институтов, таких как парламент, свободные выборы, независимые суды и независимые СМИ, но и, в конечном счете, реальная степень свободы в рамках права.

Свобода живет в сердцах людских; если она умирает в них, никакая конституция, никакой закон и никакой суд не в силах ее спасти. Поэтому можно утверждать, что соблюдение фундаментальных прав и свобод едва ли не в большей степени зависит от уровня правосознания народа, от укоренившихся традиций, образования и воспитания людей, нежели от наличия писаной конституции и международных деклараций.

Даже при наличии необходимых потенциальных инструментов защиты прав человека и гражданина - таких как закрепление этих прав непосредственно в конституциях, а также функционирование судебных органов, включая судебный контроль за действиями органов государственной власти и возможность судебной проверки конституционности законов - все же реальное воплощение такого рода актов в жизнь и адекватность правоприменительных, в том числе судебных решений на их основе, зависит, в конечном счете, от правосознания законодателей и правоприменителей.

А судьба свободы и демократии зависит от способности государства решить проблему социальных прав. На сегодняшний день социальные права по различным причинам, включая миграционные процессы, привлекают все большее внимание во всех странах мира. Известно, что демократические ценности становятся для граждан ценностями в собственном смысле слова, только начиная с определенного уровня благосостояния общества. Обездоленному народу не нужна демократия, это удел благополучных в экономическом и социальном смысле обществ. В этом смысле мы наблюдаем взаимозависимость в реализации гражданских и политических прав с одной стороны и экономических и социальных - с другой. Исходя из этого, проблему защиты социальных прав можно назвать одним из вызовов нашего времени.

Для России это проблема реализации принципа социального государства, провозглашенного в статье 7 Конституции и подразумевающего в качестве приоритетных направлений государственной политики гарантирование гражданам достойного уровня жизни, обеспечение работой, медицинской помощью, жильем и образованием. Можно ли с этих позиций назвать Россию социальным государством? С полной ответственностью можно заявить, что пока нет. По данным социологов, пятая часть населения нашей страны находится сейчас в зоне бедности, но даже те группы россиян, которые относят себя к средним слоям, вынуждены прилагать огромные усилия для сохранения более-менее приемлемого уровня жизни. Начиная с момента принятия Конституции России в 1993 году это направление государственной политики во многом оставалось лишь на бумаге. Государство в 90-е годы фактически ушло из тех сфер, где его участие жизненно необходимо. Однако такое игнорирование проблемы социальных прав или их непродуманное, поверхностное решение, такое как реформы по монетизации льгот в конце 2004 года, наказывают нестабильностью в обществе, ставят под угрозу существование важнейших государственных и демократических институтов. Как писал Фрэнсис Бэкон, "бедность и бесправие являются причиной общественных бедствий". Примеры такой нестабильности мы видим в том числе и вокруг России, в революциях бархатных и не очень.

И огромное количество обращений в Конституционный Суд, связанных с защитой социальных прав граждан, это подтверждает. Хотя мы, судьи, понимаем: несмотря на конституционное закрепление обязанности государства обеспечить реализацию экономических и социальных прав, такая реализация возможна лишь в меру экономических возможностей государства. Тем не менее, думаю, что можно и нужно принцип "социального государства" обеспечивать правовым путем, в том числе и с помощью законодательных ограничений на проведение таких социально-экономических реформ, которые нарушают конституционные права и свободы граждан.

Разрешая дела о соответствии Конституции законов и иных нормативных правовых актов, споры о компетенции между органами государственной власти, Конституционный Суд по существу является высшим органом судебной власти по вопросам конституционного права, т.е. в сфере судебной защиты конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечения верховенства и прямого действия Конституции на всей территории РФ.

Чем чаще законодательная и исполнительная власть своим нормативным регулированием вмешиваются в осуществление прав граждан, тем более оправданным является действие противовеса в виде судебной власти для защиты прав и свобод человека и гражданина в соответствии с общеевропейскими стандартами, выраженными в Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Конституция в соответствии с частью 1 ее статьи 15 имеет высшую юридическую силу, ей не могут противоречить законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации. В то же время согласно Конституции РФ основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения; права и свободы человека и гражданина в Российской Федерации признаются и гарантируются согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией (части 1 и 2 статьи 17); эти принципы и нормы, а также международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы; при этом международный договор имеет приоритет перед законом в случае их коллизии (часть 4 статьи 15).

Отсюда следует, что положения Конституции, закрепляющие конкретные права и свободы человека и гражданина, должны в соответствии с Конституцией толковаться Конституционным Судом согласно общепризнанным принципам и нормам международного права. В том числе, следовательно, - согласно общепризнанным стандартам в сфере основных прав и свобод, в том виде, как они выражены в Конвенции в ее истолковании Страсбургским Судом. По данному вопросу Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях выработал соответствующие правовые позиции и будет неуклонно придерживаться их в своей деятельности.

Можно привести множество примеров, когда решения Конституционного Суда основывались в том числе на положениях конвенций и договоров, ратифицированных Россией, а также на прецедентах Европейского Суда по правам человека.

Например, Постановлением Конституционного Суда РФ от 15 июня 2006 года N 6-П признаны не соответствующими Конституции ряд положений статей Закона РФ от 4 июля 1991 года "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" (в редакции статьи 12 Федерального закона "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации"), в силу которого не подлежали бесплатной приватизации (в пределах установленного законом общего срока действия норм о приватизации жилищного фонда) жилые помещения, предоставленные гражданам по договорам социального найма после 1 марта 2005 года.

В числе оснований такого решения лежат и правовые позиции, которых придерживается Европейский Суд по правам человека, отметивший, что в современном обществе обеспечение населения жильем является важнейшей социальной потребностью; решение жилищного вопроса не может быть целиком отдано на откуп рынку, неограниченное действие которого, особенно в ситуации трансформации экономики, способно создать опасность нежелательных социальных последствий, а потому отражает не только частный, но и публичный интерес (решение от 21 февраля 1986 года по делу James and Others).

Иногда можно слышать мнение (в том числе и известных юристов) о том, что, следуя международным стандартам, Россия ущемляет национальную правовую идентичность, а это ущемляет ее суверенитет и права россиян.

Я вижу ситуацию совсем в другом ракурсе: если бы Россия всегда соблюдала в своем национальном законодательстве взятые международные обязательства, это как раз и укрепляло бы ее суверенность и надежно защищало права и свободы граждан. Несоблюдение международных обязательств, взятых Россией в ратифицированных ею конвенциях и международных договорах, как раз и приводит к обратному, негативному эффекту и последствиям.

К сожалению, ряд положений уголовного, уголовно-процессуального, гражданского законодательства до сих пор не соответствуют международным стандартам.

Конституция России с ее базовыми ценностями с одной стороны признает верховенство, приоритет международного права над национальными законами. А с другой стороны, Конституция закрепляет суверенитет Российской Федерации, т.е. суверенитет России как государства, как Нации, соединенной с другими суверенными и равноправными Нациями в рамках ООН. На этом принципе основано и участие России в интегративных международных структурах.

При этом Конституция провозглашает суверенитет России как демократического и правового государства. Вне такого конституционного контекста демократии и господства права суверенитет России, равно как и других европейских государств, не может быть интерпретирован. Конституция не допускает, чтобы суверенитет государственной власти использовался вопреки принципам демократии и господства права.

Я всегда говорил и в очередной День Конституции еще раз скажу, что Конституция страны работает достаточно эффективно, возможные изменения - это вопрос политической воли. Хочет народ, законодатель, чтобы в стране была такая Конституция, значит, будет именно так, захочет изменить ее - это тоже возможно.

Неприемлемо только одно -чтобы изменения Конституции нарушили баланс суверенности и приоритета международного законодательства и, главное, баланс между гарантированными гражданам Конституцией правами и свободами и возможностью их реализации в реальной жизни.

Власть Позиция Власть Работа власти Госуправление Судебная власть Конституционный суд
Добавьте RG.RU 
в избранные источники