Новости

15.12.2006 04:45
Рубрика: Власть

Невозвратность собственности

Приватизация, ее ход и итоги на протяжении последних пятнадцати лет постоянно находятся в центре внимания политиков, журналистов, экономистов и простых людей. И, казалось бы, в общественном сознании уже прочно утвердилось мнение о неприятии гражданами России итогов приватизации, негативном отношении к частной собственности и ее нелегитимности в глазах населения.

 

В связи с этим большой интерес представляет работа коллектива сотрудников ИСПИ РАН под руководством члена-корреспондента Вилена Иванова "Приватизация - национализация: российские альтернативы". Комплексное исследование, основанное на анализе всероссийского социологического опроса и опроса экспертов из числа представителей органов государственного и муниципального управления, правоохранительных структур, ученых, журналистов и бизнеса, привело во многом к неожиданным результатам.

Оказалось, что значительная часть россиян имеет частную собственность и почувствовала вкус обладания ею. Результаты экономических преобразований последнего времени оцениваются как полезные для развития экономики и общества в целом. Свыше пятой части опрошенных лично выиграли от приватизации. Большинство населения очень осторожно относится к идее пересмотра итогов приватизации и нового передела собственности и опасается их. Тех, кто считает частного собственника эффективным, существенно больше, чем сторонников огосударствленной экономики.

Сегодня мы предлагаем читателю результат организованного "РГ" обсуждения этой оригинальной работы.

Вилен Иванов, профессор, член-корреспондент Российской Академии наук:

- В условиях России приватизация стала главным инструментом изменения общества. Поэтому то, что произошло в результате приватизации, требует глубокого осмысления. Мы должны ответить на вопрос, что же решила приватизация. И чего она не решила. А также как исправить те ошибки, которые были допущены в ходе самой приватизации.

В связи с этим и было проведено репрезентативное социологическое исследование. Мы считаем, что нельзя реформировать что-либо без учета мнения масс. Без учета их социальных ожиданий. Последние же 15 лет народу все время что-то навязывали. И люди надеялись, что в результате приватизации мы действительно получим эффективного собственника.

Проанализировав то, что говорят граждане и как они оценивают проведенную приватизацию, мы выделили три основных аспекта. Первый - это оценка приватизации с точки зрения законности. Второй аспект - с точки зрения целесообразности, в том числе исторической. И третий аспект - с точки зрения морали.

В итоге получилась достаточно ясная картина. С позиции законности, ситуация выглядит следующим образом. 60 процентов опрошенных считают, что приватизация собственности в нашей стране осуществлялась в основном с нарушением закона. Мы, как эксперты, можем добавить, что не столько с нарушением закона, сколько в отсутствие законодательной базы. Иными словами, правовая система была несовершенной, так как создавалась спонтанно, в порядке "латания дыр".

С позиции целесообразности ситуация оценивается следующим образом: 33 процента считают, что приватизация государственной собственности была полезна для общества, хотя и носила болезненный характер. Еще 11 процентов оценивают приватизацию как "безусловно полезную". При этом 22 процента граждан России считают, что приватизация и переход к рыночной экономике были лично выгодны им и членам их семей. То есть приватизация принесла определенный, так сказать, ощутимый материальный достаток для довольно большого количества людей. А 37 процентов говорят, что приватизация была, безусловно, вредна для общества.

Иными словами, мы можем констатировать разброс мнений. И он сам по себе весьма показателен. Определенная часть людей втянулась в систему частнособственнических отношений. Они почувствовали, что в ней человек может в какой-то степени себя раскрыть, может решить свои собственные проблемы.

С позиции же справедливости приватизация выглядит таким образом: 59 процентов респондентов считают, что акционирование государственных предприятий не соответствует понятию справедливости. 60 процентов россиян считают, что существующие в стране законы не давали возможности для осуществления справедливой приватизации собственности.

В то же время массовый пересмотр итогов приватизации, по мнению опрошенных, нанесет серьезный ущерб имиджу России, подорвет отношения между бизнесом и властью, разрушит неокрепший институт частной собственности.

Владимир Жириновский, вице-спикер Госдумы РФ:

- Собственность - это самое главное в жизни любого человека. Он уже рождается собственником своей жизни. У него свои родители, у него есть какое-то свое место жительства - от какого-то там места в бараке до шикарного дома. Начинается все с того, что ребенок чувствует - это его. И сразу у него проявляются природные инстинкты. Еще ничего не понимая, он уже не хочет делиться. Человек в первую очередь - животное, у которого сильнее всего развит именно инстинкт самосохранения. Всем нам нужно какое-то жилище, какое-то питание.

Желая сделать человека социальной единицей, мы его начинаем воспитывать. Понятие ведь такое даже есть - воспитание нового человека, начисто лишенного чувства собственности. Особенно это характерно для России. Царский режим из-за этого и рухнул. Абсолютное большинство населения не были собственниками. Они не царя ненавидели, а живущего рядом помещика с шикарным особняком. 300 лет они его ненавидели. Не потому, что у него был дом, а потому, что у них собственности не было. Большевиков народ поддержал именно потому, что каждый из бедняков тоже хотел стать помещиком. А большевики им этого не позволили. В этом и была их главная ошибка.

Кроме того, необходимо учитывать и еще одну особенность человеческой психологии - если мы завтра всем дадим по пятикомнатной квартире и "мерседесу", то послезавтра они потребуют двухэтажные коттеджи и "роллс-ройсы". Человек всегда будет хотеть большего. Поговорим, к примеру, о любви. Любовь как раз и требует материального достатка. Никогда рая в шалаше не будет. На два дня, на одну ночь. И сбегут оттуда.

Проблема собственности, на мой взгляд, была главной во всех общественных движениях. Главной движущей силой всех революций и переворотов. Сегодня мы имеем несколько этапов передела собственности. Сначала разобрали всю государственную или общественную собственность. Потом пошла вторая волна. Кто не успел, пробует отобрать у тех, кто сегодня является владельцами. Придумывают самые хитрые варианты и отбирают, но под видом справедливости.

Это только для России характерно постоянно заглядывать в чужой кошелек. Причем идея социального равенства развивается лишь в одном направлении - чтобы не было богатых. Чтобы не было собственников. Все одинаково. В одной казарме, в одном бараке. Хотя каждый из нас этого не хочет. Когда мужчин зовут на сборы, почему им тяжело? В казарму загнали. Солдатская столовая, одна и та же пища. Если бы их поселили рядом в гостиницу в подмосковном городке и они питались бы в ресторане, большинство с радостью отправлялись бы на такие военные сборы.

Героями нашего времени стали жулики. И у людей создается впечатление, что собственники все свои капиталы украли, незаконно захватили. То есть опять формируется отрицательное отношение к собственности. А хороший вот этот, который получает 15 тысяч и живет в однокомнатной квартире. Ходит, как Акакий Акакиевич, в одном сюртуке, в одной шинели, в какую-то фирму. Вот это получается как бы идеал общества. А все остальное вызывает ненависть.

Авторами исследования приводится цифра - 20 процентов опрошенных выиграли от преобразований. Это уже хорошо. Значит, эти 20 процентов почувствовали, что они действительно свободны. У них сняты ограничения передвижения по стране, по миру, они могут заниматься любой формой деятельности. Это величайшее достижение. И все же опять возникает озлобление у значительной части населения - свобода есть, а материальные ресурсы запаздывают. Ведь абсолютное большинство людей сегодня живет очень бедно. Нам надо культивировать понятие собственника и помогать людям зарабатывать деньги.

Борис Надеждин, член Федерального политсовета "Союза правых сил":

- Я хочу выразить большую благодарность авторам исследования. Первый раз в жизни держу в руках настолько подробное, проработанное исследование по теме, которую очень многие политические силы всуе используют для разного рода спекуляций, обмана народа и резких, совершенно бессмысленных реплик по поводу того, что нужно было раздавать так, а что не так.

Вопроса о том, проводить или не проводить либерализацию и приватизацию, на самом деле не существовало. Возможно, кто-то забыл ситуацию, в которой находилась советская страна в тот период. Обстановку в магазинах с очередями за хлебом. В результате быстро и масштабно проведенной либерализации цен и приватизации в первую очередь того, что сейчас называют малым бизнесом, магазинов, баз, ресторанов, кафе, в стране с голоду никто не умер. Выбора просто не было.

Совершенно очевидно, что приватизация - это многоплановый процесс. И построить его следовало так, чтобы он показался привлекательным практически всем слоям населения. Иначе бы приватизация не получилась. В итоге практически все слои населения от приватизации действительно что-то получили. Почему раздали ваучеры? При всех иных моделях приватизации преимущества получали только работники и руководство трудовых коллективов. Но в стране в те годы около 60 процентов населения относились к категориям пенсионеров, военных, учителей, врачей, а также тех, кто просто нигде не работал. Ваучер был единственным способом уравнять права всех граждан России.

Еще один важный вопрос: почему приватизация стала возможна с точки зрения советской элиты? Если авторы приватизации не дали бы какого-то куска государственной собственности бюрократии и директорскому корпусу, ничего бы не получилось. Все было бы саботировано. Надо отдать себе отчет, что в 1990-1991 годах каждое отраслевое министерство, по сути, уже представляло собой хозяйствующую и де-факто приватизированную конструкцию. Я в этот период работал как раз в органах приватизации Московской области. И, когда объявили приватизацию, мы стали выяснять: а что мы можем приватизировать? Так вот: то, что называется средний бизнес, всевозможные, к примеру, мособлстройматериалы, какие-то базы... - все давно уже были на аренде с правом выкупа.

Напомню, что аренда с правом выкупа была узаконена в конце

80-х годов. Так что к началу приватизации практически все уже было де-факто приватизировано руководством этих предприятий. В полном соответствии с законами, принятыми Михаилом Горбачевым в 1986-1987 годах. Нам же оставалось заниматься какими-то отдельными объектами. Совершенно очевидно, что в этой ситуации, когда процесс приватизации пытается учесть интересы и бюджетников, и трудовых коллективов, и бюрократии, которая де-факто этим уже владеет, как ни устраивайте этот процесс, конечно же, в итоге в выигрыше окажутся те люди, которые являются частью государственной бюрократии. Или их родственники. Мы старались как можно больше собственности раздать коллективам. Ни одного рабочего не заставляли продавать свои акции. И все же результат в большинстве случаев оказался одинаковым - большую часть собственности присвоили именно руководители предприятий.

Теперь я покритикую авторов исследования. Когда вы задаете вопрос об отношении к частной собственности в абстрактной форме, требуется некая фокус-группа. Дело в том, что у людей принципиально разное отношение к частной собственности в зависимости от того, своя она или чужая. Поясню на примере. Когда принимали Земельный кодекс, было проведено исследование. В нем было много вопросов, но остановлюсь я только на двух. Вопрос номер один: как вы относитесь к тому, чтобы земля могла быть в частной собственности? Ответ: негатив 70-80 процентов. Позитив 20-30 процентов. Второй вопрос: а лично вы хотели бы иметь в частной собственности кусочек земли? На этот раз цифры абсолютно обратные. Примерно 70-80 процентов, конечно же, хотели бы стать собственниками земли. Когда люди отвечают на вопрос о частной собственности абстрактной, они, как правило, имеют в виду чужую собственность, а не свою. Поэтому негатива в любом случае будет больше. Так построен вопрос.

А то, что неуважение к чужой собственности является главной проблемой России, это факт. И все же в исследовании есть и позитивные моменты. Они для меня как для либерала суперпозитивны. Из исследования однозначно следуют два вывода. Во-первых, и у российского народа, и у экспертов нет никакого сомнения в том, что с точки зрения экономической эффективности частная собственность лучше государственной. Есть, правда, сомнения, что собственность роздана справедливо.

И, во-вторых, исследование выявило сверхважное для меня открытие. Я думал, что дела обстоят хуже. Никакого сомнения опять же ни у экспертов, ни у населения нет в том, что масштабный пересмотр результатов приватизации явился бы для страны катастрофой. Я понимаю, что практически все хотели бы как-то что-то чуть-чуть пересмотреть. Я не об этом. Всем абсолютно ясно, что недопустимо все отнять и снова разделить.

И нужно как-то так договориться, чтобы не сажать в тюрьму предпринимателей, разбогатевших в предыдущий период. Надо ведь понимать, что если вы зададите новый стандарт, то следующее поколение сделает с вами то же самое. Эту цепочку нужно где-то прервать.

Олег Шеин, заместитель председателя Комитета Госдумы по труду и социальной политике:

- Что сегодня вызывает наибольшее беспокойство - это тот хватательный рефлекс, который демонстрирует наша бюрократия, воспринимающая всю государственную и муниципальную собственность как лично свою. Особенное беспокойство вызывает переход к приватизации объектов жизнеобеспечения. То есть водоканалов или, к примеру, газораспределительных сетей. Там, где есть монополия и где по-любому ни о какой конкуренции речи быть не может.

С подобной проблемой уже столкнулись в Латинской Америке. Там новый частник порой просто вырубает те водоводы, которые ему коммерчески неинтересны. Мы что, хотим повторения подобной ситуации? Вряд ли.

Если мы говорим о государственной собственности, то необходима прозрачность перед обществом. В том числе тех же самых водоканалов или коммунэнерго, которые у нас подчас стали собственностью мэров городов. Там денег разворовывается просто тьма.

Общество, я думаю, поддерживает восстановление государственных позиций в таких сферах, как производство спиртосодержащих продуктов, фармацевтика или производство стратегического сырья. Это не означает, что в этих областях экономики все должно быть национализировано и там не должно быть частного бизнеса. Но частичный пересмотр итогов приватизации, на мой взгляд, необходим.

Игорь Яковенко, профессор, главный научный сотрудник Института социологии РАН:

- Понятно, что в разговор политиков вмешиваются политические интересы, страсти. Я же хочу начать с комплимента. Это очень толково сконструированное исследование. Прозвучала мысль о том, что идеально было бы сделать так, чтобы все стали собственниками. Я утверждаю, что нет, такого общества и быть не может, в котором все были бы собственниками. Владимир Вольфович в начале разговора говорил о ситуации, при которой всем дадут по 5-комнатной квартире и "мерседесу". Так вот, через неделю процентов десять эти квартиры и "мерседесы" пропьют, а другие их купят и будут обладать 3-5 квартирами и 5 "мерседесами".

Собственность - это бремя. При этом не все готовы нести это бремя. В этом смысле мир распределяется на тех, кто готов взять на себя собственность, и на тех, кто не готов. Я много раз наблюдал, что бедный, получая случайно довольно большую сумму, впадает в страх, начинает покупать какие-то глупости. Есть люди, которые ориентированы на то, чтобы богатеть, на то, чтобы вкладывать свой капитал в новое производство. А есть люди, которые просто боятся денег.

Я убежден, что главная стратегическая проблема российского общества - легитимация института частной собственности. Изменение не в правовом аспекте, а именно в сознании людей. Пока, на мой взгляд, этой легитимации не произошло. Что для этого необходимо сделать? Я считаю, что одним из шагов должна стать добровольная реституция. Не в смысле вернуть все дореволюционным собственникам. Они, к примеру, могли бы получить какие-то ценные бумаги. Важен символический жест. Это совсем по-другому осветило бы период и 1917-го, и 1991 годов.

Дело в том, что собственность является социальным базисом автономной личности. Это принципиально важно. Второе. История человечества включает в себя в том числе и момент накопления: знаний, идей, технологий и имущества. А такого рода накопление невозможно без частной собственности. И третье. Для того чтобы возникло уважение к общественной собственности или собственности другого человека, надо, чтобы у меня возникла моя обязательная нетленная частная собственность. Помните - "неси с работы каждый гвоздь, ты здесь хозяин, а не гость". Поскольку нет ничего твоего, то неизбежно проявляется психология раба, который все потащит, все пропьет.

Теперь о проблеме справедливости. Дело в том, что это понятие только в обыденном смысле представляется самоочевидным. Вы помните, наверное, что в России были общины. Так вот, землю можно было делить по двум принципам. По числу работников в семье. Три работника - значит, тебе три доли. Или по числу едоков. И каждый раз передел происходил либо по одному, либо по другому принципу. Вот вам яркий пример российской справедливости, которая все время множится. В конкретной ситуации человек выбирает для себя тот принцип, который ему выгоднее.

Как историк, я склоняюсь к убеждению, что других результатов реформ в России, если учитывать состояние сознания общества, расклад политических сил, а также всю сумму социальных, культурных и политических факторов, по большому счету быть не могло. Общество просто не было готово к приватизации. Тогда ведь большинство людей вообще ничего не понимали. В отличие от сегодняшнего дня, когда у нас уже есть достаточно опыта и знаний.

Олег Морозов, первый заместитель председателя Госдумы РФ:

- Результаты проведенного социологического исследования интересны и в научном отношении, и с точки зрения политической практики. Они дают целостное представление о социальном самочувствии россиян в условиях кардинальной социально-экономической трансформации российского общества, их отношении к базовому институту современного общества - частной собственности, к приватизации, современной экономической политике, а также возможности национализации и деприватизации крупной промышленности.

Как показывают результаты исследования, большинство россиян признают политическую и экономическую необходимость и легитимность осуществленной в стране приватизации, считают ее в целом полезной для общества и государства, но не принимают ее душой и сердцем, поскольку методы приватизации считают незаконными, а формы ее проведения - несправедливыми. В тех случаях, когда собственность получена незаконно, на основе рейдерских захватов, итоги приватизации, по мнению более чем половины россиян, должны быть пересмотрены. За пересмотр ваучерной приватизации выступает треть россиян, а залоговых аукционов и малой приватизации - незначительное меньшинство.

Эксперты также отмечают, что большинство населения выступает против масштабной национализации. Несмотря на все издержки и ошибки приватизации, ее главным политическим и социальным итогом эксперты считают то, что Россия стала более свободной, цивилизованной и конкурентоспособной страной. Ликвидирован дефицит товаров, повысилась ответственность людей за свою судьбу, усилилась их независимость от государства. Производитель сориентировался на запросы потребителя, в результате чего качество товаров и услуг улучшилось. Вместе с тем, по данным исследования, в стране усилилось социальное расслоение, отмечается рост преступности и коррупции, выросли цены.

Полученный срез характеризует ощущение и самооценку населением своей жизни. Однако при описании реальности эта грань не единственная. Более полную картину динамики благосостояния и уровня жизни населения можно было бы получить с помощью объективных показателей статистики. В последние пять лет наметилась и сохраняется тенденция к преодолению социально-экономического кризиса. Россия все более уверенно утверждается на международной арене. Совершенно очевидно, что социальные процессы также развиваются в позитивном направлении. Это создает в стране очень благоприятный психологический фон. Государство в целом живет уверенно и стабильно, люди рассчитывают на свое благополучное будущее. Этим нынешние годы разительно отличаются от 90-х.

Современная экономическая история показывает, что трансформация форм собственности в большинстве стран с рыночной экономикой происходит постоянно и эволюционно. В развитых странах растет доля акционерной формы собственности при постепенном снижении доли государства, единоличных и семейных форм частной собственности. Под воздействием рынка и государственной политики отраслевая и внутриотраслевая структура собственности постоянно изменяется. Идет поиск оптимального баланса между государственным регулированием отдельных отраслей, например, оборонно-промышленного комплекса, и действием свободного рынка.

Во многих странах процессы национализации и приватизации имеют особое законодательное обеспечение. Так, в ФРГ, в земле Бавария действует закон об изъятии земельных участков, четко определяющий цель, причины, предмет и порядок изъятия, а также принципы компенсаций и возмещения ущерба владельцам.

Говоря о нормативной базе этих процессов в Российской Федерации, необходимо отметить, что статья 35 Конституции РФ определяет: право частной собственности охраняется законом и никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения. Согласно статье 235 Гражданского кодекса РФ принудительное изъятие у собственников имущества не допускается, кроме четко определенных законом случаев. Статья 306 Гражданского кодекса РФ определяет, что в случае принятия закона, прекращающего право собственности, убытки, причиненные собственнику в результате принятия этого акта, в том числе стоимость имущества, возмещаются государством.

Однако ограничиться формулированием принципов национализации и приватизации нельзя. Необходимо законодательно определить порядок и условия осуществления этих процессов. Как показали конфликты, связанные с изъятием земельных участков под муниципальное и дорожное строительство, а также с расселением домов, подлежащих сносу, законодательное обеспечение в этой сфере несовершенно.

В Государственной Думе второго и третьего созыва представителями разных фракций были разработаны и внесены 12 законопроектов о национализации. Большинство из них имели рамочный характер и устанавливали общие принципы и порядок проведения национализации в стране. Эти законопроекты страдали серьезными недостатками и были отклонены Думой или отозваны авторами. В 2003 году правительство подготовило законопроект "Об обращении имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц, в собственность Российской Федерации (национализации)", но и он был отозван для доработки.

Совершенно очевидно, что необходимо законодательно на федеральном, региональном и местном уровнях создать дополнительные гарантии защиты прав собственника, в особенности права на жилье. Все - и государство, и предприниматели, и граждане - нуждаются в четких и понятных "правилах игры" в таких деликатных областях, как приватизация и национализация.

Владимир Плигин, председатель Комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству:

- Одним из ключевых вопросов экономического развития России является вопрос о роли, проблемах и защите собственности. Историческая практика многих государств доказала, что сторонником и защитником государства может быть только человек, обладающий правом собственности, тогда он по-настоящему ответственен за свою семью, работу и страну. От прав к ответственности - это основной вектор политического развития России на ближайшую перспективу.

В данном случае частная собственность интересует нас как категория политического мышления. Сегодня, соглашаясь на свободу собственности, люди демонстрируют свое неприятие прошлого. В обществе, недавно вышедшем из состояния несвободы, частная собственность становится для многих целью, к которой стоит стремиться. Однако на фоне левых ценностей идеи центристские в состоянии выглядеть более контрастно, отчетливее демонстрировать разницу подходов. Утверждается, что левые идеи и ценности исторически в менталитете наших людей, но я бы назвал это утверждение довольно спорным.

Многовековые традиции российского предпринимательства говорят о другом. Общество способно развиваться, и за последние десятилетия свобода слова и частная собственность прочно заняли свое место в мировоззрении наших граждан. Исследования показывают, что 55 процентов граждан страны считают, что переход к рыночной экономике был необходим. Общество смогло перестроиться и изменить свое отношение к предпринимательству.

Независимо от идеологии все российские политические силы демонстрируют свою приверженность идеям укрепления государства. Однако проблемы скрыты в деталях. В целом ряде случаев левые предлагают экономический расцвет государства через политику всевозможных дотаций и компенсаций, отказывая людям в самостоятельности, совершенно не заботясь, в каких условиях будет вынуждена работать экономически активная часть населения, которая в состоянии создавать прибавочный продукт. Представляется, что таким образом демонстрируется развитие технологии управления, которую правильнее было бы назвать "технологией милостыни".

Развитие такой "технологии милостыни" пагубно для страны, поскольку оно порождает внутреннюю скованность, безынициативность, ведет вследствие развивающейся социальной апатии к отказу от ответственности и перекладыванию ее на государство, усиливает роль государства, а точнее, бюрократическую составляющую власти, представляет возможность манипуляции гражданами.

Такое положение дел выгодно в первую очередь недобросовестным политикам, строящим свою предвыборную кампанию на недорогих обещаниях помочь материально. Представляется, что социальная справедливость и равенство не есть уравниловка в доходах и государственных дотациях. Смысл этих категорий - в справедливости закона, в равенстве возможностей для реализации, в свободе выбора. Вот это и должно обеспечить государство, в котором власть помнит, что она нанята на работу обществом, и действует в его интересах.

При этом совершенно очевидно, что нет никакого противоречия в строительстве сильного государства и развитии демократии. Более того, это составляющие здорового единого государственного организма. Кто сказал, что "правая" экономика, ставящая одной из своих задач развитие бизнеса, частной собственности, асоциальна и непатриотична? Ведь именно развивающийся бизнес может и должен брать на себя определенную социальную нагрузку.

В интересах выживания страны очень важно остановить процесс передела собственности и тем более недопустимо, чтобы к этому процессу подключалась административная машина. Ее функция - ввести четкие правила работы собственников, настроив налоговое и антимонопольное законодательство. Частная собственность должна оберегаться как один из важнейших институтов эффективного функционирования государства и общества.

Власть Работа власти Госуправление Общество Соцсфера Социология Экономика Бизнес Законодательная власть Госдума Наука и образование РАН