Новости

21.12.2006 02:30
Рубрика: Общество

Школа открытого наблюдения

Текст: Петр Положевец (главный редактор "Учительской газеты")

А когда-то все было иначе. Помню, первого сентября в десятом классе у нас появился новый физик. Высокий, красивый, мощный, словно герой боевика. Говорили, что он каждый день в спортзале штангу и гири таскает. Мы его невзлюбили сразу: слишком явно демонстрировал свои хорошо накачанные бицепсы. Но гораздо серьезнее было другое: он к нам неуважительно относился. Мог парня, который у доски с трудом решал задачу, обозвать тупицей и дураком, а девочкам сказать, что вчера после дискотеки надо было меньше обниматься-целоваться в темных аллеях парка и тогда сегодня никаких проблем с законами и формулами не было бы.

Мы стойко терпели целую четверть. Жаловались классному руководителю - не помогло. И однажды я предложил ребятам устроить забастовку, уйти с урока. Перед физикой у нас было два урока украинской литературы - мы писали сочинение. За десять минут до окончания занятия все как один сдали тетради, дождались, пока учительница покинет класс, поставили на парты торчком портфели и сумки и отправились гулять на железнодорожный вокзал.

Когда вернулись в школу за портфелями, нас встретил директор. Он позвал меня в свой кабинет. Я был активистом, секретарем школьного комитета комсомола, шел на золотую медаль. Разговор был не из приятных: "Как ты мог? Ты нас всех подвел! Теперь тебе медали не видать! Еще и строгий выговор по комсомольской линии получишь". Я попытался сказать, что физик издевается над нами. Директор меня не слушал, попросил прийти в школу с родителями. Ребята ждали меня в коридоре. Мы посовещались и решили обратиться в родительский комитет.

Письмо писали долго, как казаки турецкому султану: вспомнили все обидные прозвища, грубые реплики, оскорбительные замечания, которыми награждал нас физик. Все расписались под посланием, и я отнес его Александре Ивановне Феровой, председателю родительского комитета. Потом эта история обсуждалась на педсовете и в конце концов перед самым новым годом физика убрали, а в классе появилась новая учительница.

И когда сегодня говорят о "карманных" родительских комитетах, что они, мол, занимаются только досугом школьников и никак не влияют на образовательный процесс, я вспоминаю свою школьную забастовку.

Школа всегда была закрытой системой. Большинство директоров не допускали родителей к управлению школой. Любые попытки вмешаться в образовательный процесс они пресекали на корню. Потому что в них виделась угроза авторитету директора или скрытое посягательство на его место. Или еще хуже: недоверие к власти. Ведь вся школьная жизнь четко определялась сверху: количество часов, тем, плановых мероприятий, педагогические технологии. Попытки открыть школу для общественности зачастую превращались в праздники из старого фильма "Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен".

Но времена переменились. Сегодня учитель перестал быть единственным ведущим в мире информации для своего ученика. Теперь учитель и ученик все чаще идут одной дорогой постижения знаний. Директору приходится становиться менеджером, знающим теорию управления, финансы, микроэкономику. Закрытая школа не может давать качественное образование, ей необходимо работать в партнерстве с родителями, общественностью. Нынешней школе как воздух нужна внешняя экспертиза ее деятельности.

Закон "Об образовании" хотя и акцентирует внимание на необходимости усиления общественной составляющей в управлении образовательными учреждениями, но не затрагивает механизмы формирования данных форм и их нормативно-правового регулирования, носит скорее декларативный характер. Поэтому регионы и стали разрабатывать свои собственные законы.

Управляющие советы начинают свою деятельность с утверждения программы развития школы. Они следят, чтобы выделенные государством деньги шли на создание необходимых для обучения условий. Таких условий всего четыре: обеспечение квалифицированными педагогами; современные средства обучения, позволяющие повысить производительность учебного труда и сэкономить детское время; уважительные по отношению к ребенку и безопасные условия пребывания в школе; наличие полноценной, развивающей среды общения со сверстниками. Именно управляющие советы устанавливают продолжительность учебной недели, время начала и окончания занятий. Они же решают, вводить, как для учеников, так и для учителей, единую форму или нет.

Многие школы теперь готовят публичные отчеты по итогам учебного и финансового года. Вначале эти отчеты заслушивает управляющий совет, а потом он уже представляет их общественности и учредителю. В них есть все: и результаты единого госэкзамена, и стоимость нового оборудования, и средний возраст педагогов, и их зарплата. Кстати, управляющие советы не только распределяют бюджетные средства, но, как правило, ищут дополнительные внебюджетные источники для развития образовательных учреждений.

В последнее время в некоторых регионах стали создавать так называемые группы общественных наблюдателей. Для участия в процедурах итоговой аттестации учащихся, в том числе и при проведении единого экзамена, при лицензировании и аттестации образовательных учреждений, для работы в медальных и конфликтных комиссиях. Эти группы не зависят ни от образовательных учреждений, ни от органов управления образованием.

Ефим Рачевский, директор образовательного комплекса "Царицыно", чья школа недавно была названа в Кремле на подведении итогов национального проекта "Образование" школой школ, как-то сказал мне: "Вы даже не представляете, как сильно отличается поколение тридцатилетних родителей от поколения сорокалетних. Те, кто постарше, заходят в кабинет директора, стучась, чуть приоткрыв дверь, спрашивая: "Можно?". А тридцатилетние входят смело, сразу протягивают визитку, они уже чувствуют себя партнерами школы, заказчиками..." Выросло поколение, которое считает: раз родители исправно платят налоги, значит, школа должна учить их детей качественно, и они готовы ей в этом помочь. Социологи утверждают, что таких родителей в стране все больше. Хотя надо честно признать, что для многих из них школа все еще остается камерой хранения. Они отдают туда на время ребенка и хотят, чтобы им его в целости и сохранности вернули в конце дня, а еще лучше - в конце четверти, учебного года или одиннадцатого класса.

Школа хочет, чтобы родители помогли ей справиться с материальными и организационными проблемами. Родители хотят, чтобы детям в школе было комфортно, чтобы они стремились туда, чтобы не приходилось нанимать репетиторов для поступления в вузы. С этими проблемами можно справиться. Но для этого надо научиться работать в режиме открытого диалога, стать партнерами.

Общество Образование Власть Работа власти Внутренняя политика Национальный проект "Образование"