Новости

27.12.2006 02:30
Рубрика: Общество

Аппетит на лекарства

Фармакологи советуют его снизить

Фото: Андрей Оглезнев.Российская газета | Салават Шейхович, сейчас всем уже очевидно, что программа дополнительного лекарственного обеспечения дала сбои. Огромные бюджетные деньги, отпущенные на так называемое ДЛО, россияне «проели» уже к середине года. В Хабаровском крае средняя стоимость льготного рецепта выросла почти в два раза, по сравнению с началом года. Аналогичная ситуация по всей стране. Почему это произошло?

Салават Сулейманов | Во-первых, думаю, нам надо было сразу определиться с вопросом: бесплатными для льготников должны быть все лекарства или только те, что необходимы по жизненным показаниям? То есть мы лечим бесплатно все подряд либо мы лечим только что-то? Второй вопрос: а чем мы лечим?

РГ | Разве никто не давал никаких пояснений?

Сулейманов | Начальники разных уровней нам объясняли, мол, пациенты получат эти препараты бесплатно в поликлинике, а потом придут в стационар со своими лекарствами и начнут лечиться. Но, простите, в стационаре, их должны и так лечить бесплатно. А когда в ноябре этого года появился новый сокращенный федеральный перечень льготных лекарств, нам, наоборот, сказали, что из него исключены препараты, которые применяются только в условиях стационара.

РГ | Насколько, по вашему мнению, оправданы частые изменения перечня, которые раздражают как льготников, так и врачей?

Сулейманов | Списки должны меняться, поскольку фарминдустрия не стоит на месте, появляются новые, более эффективные препараты. Однако списки не должны меняться так часто и так быстро. Период утверждения и вступления в силу последнего нового списка был всего три месяца назад. Но ведь информирование докторов и особенно фельдшерского звена, которое находится на периферии, где нет ни библиотек, ни интернета, требует немало времени. Поэтому нет ничего удивительного в том, что новый список утвердили, а в глубинке как назначали препараты предыдущего списка, так и продолжают назначать.

Недоумевают региональные специалисты и по поводу того, что изменения в списки не сопровождаются разъяснениями. Если посмотреть новый перечень, там можно увидеть препараты, у которых тоже нет эффективности. В общем, мы бы хотели понять механизм формирования списков. И не вообще, а по конкретным позициям, т.е. на каком основании такой-то препарат оказался там. Это, конечно, необходимо, не всем, а профессионалам, которые учат других, консультируют, являются экспертами. То есть массе специалистов России нужны материалы, на основании которых они будут объяснять остальным. Таких материалов не существует! Раз мы говорим, что живем в эпоху формирования доказательных принципов медицины, то давайте доказывать. Каждое принятое решение должно быть основано на доказательствах.

РГ | Назовите для примера не­эффективный препарат, который оказался в числе льготных лекарств.

Сулейманов | В список, например, был включен корвалол, как сердечно-сосудистое средство, у которого, по сути, нет заявленного эффекта. Но дело даже не в этом, а в том, что на препарат, который закупается в очень больших количествах, потрачены деньги. Может быть, стоило сэкономить эти средства и потратить их на препарат, который действительно обладает выраженным клиническим эффектом? А люди, которые просто привыкли к корвалолу, могли бы его купить и сами, это достаточно дешевый препарат.

Все, что связано с ДЛО, очень интересует общество. Ведь на эту программу тратятся огромные бюджетные деньги, то есть деньги населения, которые собрали в виде налогов. Обществу очень бы хотелось, чтобы эти деньги тратились на действительно высокоэффективные лекарства, без которых люди прожить не могут.

РГ | Сейчас врачам нередко предъявляют претензии, что они чуть ли не под диктовку льготников выписывают им самые дорогие лекарства. Что скажете на этот счет?

Сулейманов | Врач выписывает рецепт в соответствии со стандартом на амбулаторно-поликлиническое лечение. Правда, пока некоторые врачи из глубинки даже не слышали про эти стандарты. Но дело не только в этом. Сегодня врач выписывает лекарство по международному непатентованному названию. То есть он выписывает не конкретный препарат, а, по сути, его химическую субстанцию, которая никак не может сказаться на цене рецепта. Поэтому такие претензии — никак не к врачу. Нельзя предъявлять подобные обвинения и провизору. Мол, он выдает льготнику наиболее дорогие препараты. Аптека отпускает льготникам только те препараты, которые ей поставила для этих целей так называемая уполномоченная фармацевтическая компания.

РГ | Салават Шейхович, многие граждане сами «назначают» себе лекарства. Это рискованно?

Сулейманов | Читая лекции врачам, я постоянно привожу слова первого клинического фармаколога России академика Вотчала: «У постели больного надо думать не о том, что еще можно назначить, а о том, без чего можно обойтись». Ибо любое лекарство потенциально опасно. Поэтому прежде чем назначить пациенту тот или иной препарат, врач должен сто раз подумать.

В России есть еще одна серьезная проблема, о которой надо просто кричать, — отсутствие системы сбора информации о побочных действиях лекарств. В США от побочных действий лекарств ежегодно погибают до 200 тысяч человек. Но там ведется такая статистика, а в России не ведется. У нас попадают на регистрацию только те случаи, которые утаить невозможно. Например, отек Квинке и другие тяжелые аллергические реакции. Все остальные лекарственные осложнения никем не отслеживаются.

В законе РФ «О лекарствах» написано, что при выявлении случаев побочных эффектов необходимо об этом информировать. Но это положение закона, увы, не работает. Спросите рядового врача, кого и как он должен проинформировать, выявив побочное действие? Ответ не услышите. Хотя Минздрав РФ еще в 1997 году издал приказ о создании Российского центра по побочному действию лекарств и о создании таких центров в регионах, но до сих пор ничего этого нет. Поэтому в нашей стране о побочных действиях лекарств и врачи, и простые обыватели знают гораздо меньше, чем в той же Америке.

РГ | Неудивительно, что многие ходят в аптеку, как в прод­маг, и едят лекарства чуть не вприкуску с борщом.

Сулейманов | Если бы наши граждане должным образом относились к собственному здоровью, они бы не ходили покупать лекарства без рецепта врача. Ибо о лекарствах они ничего не знают. В медицинском институте учат шесть лет, но и этих знаний недостаточно. А тут — соседка посоветовала, и человек идет в аптеку, покупает лекарство и смело пьет. Разве можно так рисковать своим здоровьем?!

Возьмем, к примеру, известный всем анальгин. Во всем мире он запрещен либо введены ограничения на его применение, а в России — один из самых раскупаемых препаратов! Московские специалисты докладывали на одной из конференций, что каждый десятый больной, который находится на хроническом гемодиализе, то есть на так называемой искусственной почке, — это человек, неправильно применявший нестероидные противовоспалительные препараты типа анальгина. Доказано, что такие препараты — мощнейшие токсические агенты для почек.

Почему-то без всякой опаски люди пьют и такие препараты, как аскофен и цитрамон. Они отличаются от простого аспирина тем, что в них еще есть парацетамол и кофеин. Поэтому если пить аспирин с чаем, то эффект будет не хуже, чем от аскофена. Более того, сочетание: ацетилсалициловая кислота (аспирин) плюс парацетамол — более токсично, нежели действие каждого препарата в отдельности. Такое сочетание вызывает так называемую анальгетическую нефропатию — из-за этих анальгетиков нарушается функция почек. Это описано во всех учебниках по клинической фармакологии.

РГ | Салават Шейхович, многие граждане любят читать «ЗОЖ» и по рецепту этой газеты сейчас пьют перекись водорода. Она якобы помогает чуть ли не при всех болезнях. Что вы на это скажете?

Сулейманов | Перекись водорода — это активнейший разрушитель биологических тканей. Достаточно вспомнить, что в парикмахерских с помощью перекиси из брюнеток делают блондинок. В организме человека постоянно вырабатывается перекись в результате жизнедеятельности микроорганизмов. Поэтому наш организм, чтобы бороться с этой перекисью, вырабатывает специальный мощный фермент каталазу, который нейтрализует перекись, поскольку та организму не нужна. Потому сколько бы вы ни пили перекись, в организме она мгновенно нейтрализуется. Однако есть люди, у которых мало вырабатывается каталазы, поэтому у них в полости рта постоянно образуются незаживающие язвочки. И представьте, что будет, если такой человек выпьет перекись?!

РГ | Вернемся к лекарствам. Перед очередной эпидемией гриппа как грамотно бороться с инфекцией?

Сулейманов | Нельзя сбивать не очень высокую температуру. Ибо при такой температуре в организме повышается выработка интерферона, который обеспечивает противовирусную защиту. Ведь мудрее природы ничего нет. Безусловно, когда температура выходит за пределы допустимого, ее надо снижать. Но даже в таких случаях не надо спешить глотать таблетки. Есть народные способы снижения температуры. Например, выпить чай с малиной, чтобы активизировать потоотделение.А главный совет, который относится к любым болезням, будет такой. Если вас что-то беспокоит, нельзя каждый день пить лекарства только потому, что они помогают. Надо найти причину болезни и бороться с ней, а не с ее симптомами.

Общество Здоровье Филиалы РГ Дальний Восток ДФО Хабаровский край Хабаровск Все о перечнях лекарств Лучшие интервью Реформа здравоохранения Реформа льготных выплат
Добавьте RG.RU 
в избранные источники