Новости

Сегодня "РГ" публикует федеральный перечень учебников, рекомендованных Министерством образования и науки РФ российским школам

Однако отечественная история знает примеры, когда именно вокруг школьных учебников разгорались самые ярые споры.

Несколько лет назад недовольство учебниками даже дошло до Госсовета, а с авторами некоторых учебников встречался президент Владимир Путин. Тогда одна из книг распрощалась с заветным "грифом". И стало ясно, что необходимо поставить надежный заслон "учебно-литературной" халтуре. Это не цензура - это редактура здравого смысла.

Вот уже два года, как экспертизу школьных учебников проводят по новым правилам Российская академия наук и Российская академия образования. Они проверяют школьные книжки "на предмет соответствия современным научным представлениям и на предмет соответствия возрастным и психологическим особенностям обучающихся".

В федеральном перечне на 2007/2008 учебный год - 1120 наименований. В списке для обычных общеобразовательных школ 963 издания, для школ с обучением на языках народов России - 87. Есть также учебники для коррекционных образовательных учреждений - их 70.

О том, как проходит экспертиза книг, претендующих на высокое звание "учебник", сколько и почему бракуется, говорили вчера на прессконференции в "РГ" представители министерства, академики, авторы учебников, учителя.

Итак, учебников с грифом стало меньше: в среднем учителю и ученику придется выбирать из пяти изданий по предмету. Вся литература поступала на экспертизу дважды. Первый раз без замечаний "пограничный" между издательством и школой досмотр прошли только около 20 процентов учебников, вторую проверку пережили 46-48 процентов.

Кроме двух уважаемых академий к экспертизе привлекаются и другие организации. Так, например, учебники по ОБЖ обязательно анализируют эксперты из Научно-исследовательского института МЧС, а учебники для начальной школы - ведущие педагогические университеты.

Исаак Калина, директор Департамента госполитики и нормативно-правового регулирования в сфере образования Минобрнауки РФ:

- Задача максимум - собрать книги, рукописи, которые хотят получить статус учебника. Подчеркну: нельзя любое написанное для школы произведение называть учебником. Таковым оно станет, лишь когда попадет в федеральный перечень. А до тех пор это претендент на звание учебника. Заявки от авторов и изданий, желающих отдать свои книги на экспертизу в этом 2007 году, в министерстве ждут до 1 марта. После этого все книги попадут в экспертные организации. Чиновники министерства никогда не вмешиваются в процедуру экспертизы и не высказывают своего мнения относительно содержания учебников. Мы лишь направляем экспертам мнения учителей, учеников, родителей про учебники, и оно учитывается при экспертизе.

Не получившие положительного заключения книги просто не включаются в перечень, и их вообще нельзя считать школьными учебниками для российской школы. Право выбора учебника из федерального перечня - право школы. Но - не учителя. Это право педагогического коллектива школы. В статье 55 Закона "Об образовании" об этом четко написано. Конечно же, в школе ни один нормальный учитель и ни один нормальный ученик не ограничиваются только учебниками. Существует масса методичек, пособий, которые приходят в школу без всякой экспертизы. К сожалению, у нас пока нет законодательной базы, чтобы проверку проходили и методические пособия, да это, если вдуматься, и физически неосуществимо. Но наступила пора, когда должна появиться сертификация издательств, которым государство доверяет издание литературы для школы да и детской литературы в целом. Потому что часть ошибок, которые эксперты находят в книгах, появляются в них уже на стадии печати. Так, в одном учебнике географии было написано, что население России - 14,2 миллиона человек, в то время когда нас с вами все-таки 142 миллиона. Причем пресловутая запятая "села" не туда уже после печати. В рукописи все было верно.

Александр Чубарьян, директор Института всеобщей истории РАН:

- "Ловля" конкретных ошибок - это наиболее простая часть работы. Сложнее выявить концептуальные заблуждения и при этом посчитаться с тем, что у автора может быть свой взгляд на то, как нужно описывать те или иные события в истории. Как тут быть? Я убежден, что нужен некий консенсус авторов учебников по освещению некоторых базовых вопросов.

Надо начинать работу над учебниками нового поколения. У нас все дети работают с Интернетом, почему бы не сделать электронные учебники?

Общая беда наших учебников в том, что методически они построены по-старому. К примеру, если говорить об учебниках истории, все они рассказывают о нашем политическом и экономическом прошлом. Там мало повседневной жизни. И человека. Существенный пробел - это история культуры. Она дается просто перечнем фамилий. А нужен учебник, где культура была бы частью жизни. Чтобы это не был какой-то изолированный параграф.

Вы не представляете, какие встречаются перекосы. Почему-то некоторые авторы решили, что русское освободительное движение XIX века - тема немодная и запретная. В одной из книг было написано, что декабристы - это первые террористы России. Изгоями учебных параграфов стали народники и анархисты.

Не выбрасывают же немцы из своих учебников Веймарскую республику из-за того, что из нее "вырос" Гитлер. Он был избран на демократической основе путем всеобщего голосования. И это тоже нужно объяснять.

Еще одно замечание. В учебниках по истории России почти нет Украины, Белоруссии, Кавказа. Их история подается только как часть истории Российской империи и Советского Союза. Историкам нужно выработать общий подход к освещению нашей общей истории. Это очень сложная вещь.

Было много замечаний по учебникам обществознания. Этот предмет в школе не продуман окончательно. Надо, чтобы был хороший учебник, в котором компактно давались представления об обществе, о конституции, основах права и экономики. Дети выходят из школы, вынуждены нанимать репетитора, чтобы поступить на экономический или юридический факультет. Потому что знаний по обществоведению в школе дается минимально.

Сергей Сидоренко, ученый секретарь Комиссии РАН по анализу и экспертизе учебной литературы:

- Наша комиссия проводит заседания регулярно - в среднем раз в месяц. Некоторые учебники поступали к нам на экспертизу по четыре раза. Все же уровень некоторых издательств, которые печатают учебную литературу, оставляет желать лучшего.

Так, детям предлагается, например, запомнить, что Михаил Шолохов получил Нобелевскую премию за роман "Судьба человека". Но, во-первых, это не роман, а повесть, а во-вторых, Нобелевскую премию Шолохов получил все-таки за "Тихий Дон". Много ошибок по математике. А вот поистине классическая по нелепости цитата: "Когда тело спит, душа выходит из него и ведет самостоятельную жизнь".

Михаил Рыжаков, директор Института содержания и методов обучения РАО:

- Раньше у нас были учебники по одному на каждый курс. И фактически один учебник на весь предмет. Этот учебник и по 15, и по 17, и по 20 изданий выдерживал. Он проходил все стадии - "пробного", "экспериментального", пока не становился "стабильным" и приходил в школу, как говорится, всерьез и надолго. У нас есть учебники-"долгожители", как, например учебник физики Перышкина.

Сегодня ситуация другая. После введения Закона "Об образовании" появилась огромная армия вариативных учебников. Их стали писать зачастую люди, которые в жизни не написали ни одного текста для ребенка. Прекрасные зачастую специалисты. Но просто многие не умели излагать свои мысли. Другие умели хорошо излагать, но... Третьи не умели ни того, ни другого, зато хотели стать известными авторами. Естественно, качество падало. Ситуация уже выправляется. Мы видим. Потому что таких учебников, которые были лет 5-7 назад, уже просто нет. Новые механизмы отбора работают.

Между прочим, на рынке учебной литературы в стране работают сегодня больше 95 издательств. Но издательств, чья литература вошла в федеральный перечень в качестве учебника, осталось 39. Хотя два года назад их было почти сто.

Последние новости