Новости

24.01.2007 03:00
Рубрика: Общество

Власть во власти языка

Само это сочетание слов - "Год русского языка" - звучит столь сладостной музыкой для уха автора еженедельной колонки "РГ" "Говорим по-русски" и ведущей одноименной программы на радио "Эхо Москвы", так завораживает, так много обещает, что самое простое - поддаться обаянию этого названия и сказать себе: вот оно, свершилось, дело сделано. 

И вот здесь приходит пора вопросов. Как известно, инициатором проведения Года выступило министерство иностранных дел. Означает ли это, что все мероприятия в рамках Года русского языка пройдут только и исключительно за рубежом? Фестивали русского языка в разных странах мира, международные форумы русистов, семинары, "круглые столы", курсы повышения квалификации для педагогов-русистов, методические семинары, олимпиады по русскому языку... Спору нет, все это нужные и важные дела. Во многих странах, особенно на пространстве бывшего Советского Союза, таких семинаров и олимпиад ждали годами.

Не получится ли так, что Россия с ее 145 миллионами говорящих по-русски не заметит того, как прошел Год русского языка в мире? Иными словами, не пройдет ли он мимо них - то есть мимо нас с вами?..

А нужен ли нам с вами здесь, в России, Год русского языка? И надо ли нам ждать президентских указов, чтобы любить, холить и лелеять то, что каждый из нас получил по праву рождения? То, что объединяет даже тех, кого и объединить-то, кажется, никакими силами невозможно, - наш язык?

Не знаю, как вы, а я готова ответить на свой же вопрос: нет, ждать - не нужно. С другой стороны, я приветствую любое напоминание о том, как важно сохранить, не испортить, а по возможности развить и передать по наследству хороший русский язык. И если это напоминание на таком высоком уровне, как указ президента, - тем лучше, тем весомее. Лишним оно уж точно не будет.

Уверена, так думают в России многие - от школьных учителей и вузовских преподавателей до губернаторов. "Уверена" - неточно сказано. Я это просто знаю, потому что многие из них как раз и не ждали, когда власти обратят на них свое высокое внимание. Делали, что могли и как умели.

Хорошо говорить становится престижно – не менее, чем хорошо одеваться

Как и что может сделать один учитель русского языка в каком-нибудь маленьком городке или поселке, да еще всеми брошенный (даже страной великого русского языка, которому он продолжает учить детей), где-нибудь в Таджикистане, Киргизии, Грузии, Эстонии, это я поняла, когда вместе с другими членами жюри читала учительские эссе, присланные на Пушкинский конкурс. Если кто не знает, его каждый год, вот уже шесть лет проводит "Российская газета". После чего каждую осень в Москву на несколько дней приезжают 50 учителей из разных стран СНГ - это награда победителям.

А вот что могут сделать власти... Я всегда склонялась к тому, что ничего, кроме, разве что, официально-дежурных мероприятий. Что-нибудь вроде "однодневки культурной речи". Оно и понятно: многие свои колонки и рубрики я писала, отталкиваясь от того, что слышала и читала в речи чиновников и депутатов. "Неприкасаемость" вместо "неприкосновенности", "статут" вместо "статуса", все эти "звОнят", "отклЮчат", "бронИрованный" - моя коллекция все эти годы пополнялась стремительно.

И это бы еще ничего: в конце концов, не могут же все депутаты и руководители ведомств быть выпускниками филологических факультетов! Но каким языком пишут они законы, циркуляры, приказы?! Вот где царство канцелярита во всей его красе, когда до сути могут добраться одни лишь посвященные, а обычный человек закончит чтение на третьей строке, потому что запутается в придаточных предложениях и непонятных терминах... А поскольку слово "канцелярит" ввел в оборот еще К.И. Чуковский и с тех пор много воды утекло, вывод напрашивается сам собой: канцелярит бессмертен. Так?

Да не хочется мне так думать! Как не хочется верить и в то, что представители властей предержащих не в состоянии запомнить 200-300 спорных слов с правильными ударениями.

Кстати, с последней проблемой, на мой взгляд, люди публичные потихоньку справляются. Хорошо говорить становится престижно - не менее, чем хорошо одеваться. Так что я, к своей радости, все чаще отмечаю: а вот это слово ("обеспЕчение", например, или "дОгмат") многие произносят правильно. Возможно, помогли книжечки карманного формата "Давайте говорить правильно!", которые в обиходе окрестили "Словариками бюрократа" (их выпустили в свое время лингвисты Санкт-Петербургского государственного университета). Да и мы, журналисты, надеюсь, не напрасно теряли время, обращая внимание наших читателей, слушателей и зрителей не только на то, ЧТО сказать, ЧТО написать, ЧТО выразить, но и КАК...

И, наконец, в последние годы у нас появились соратники (именно так, не побоюсь этого слова) в рядах... губернаторов. В Ивановской области прежний губернатор Владимир Тихонов еще несколько лет назад создал совет по русскому языку (при главе администрации, то есть при себе самом). Это совещательный орган, который готовит предложения по поддержке, распространению и сохранению чистоты русского языка. Обычно подобные инициативы ничего, кроме усмешек, у граждан не вызывают - мол, нечем заняться губернатору, так вот он за русский язык принялся, разве мало других проблем? Кроме того, об инициативах этих поначалу громко заявляют, а потом быстро забывают. Здесь вышло иначе. Ивановский совет по русскому языку живет и здравствует. Не так давно его приняли в члены Российского общества преподавателей русского языка и литературы (РОПРЯЛ), президент которого - академик РАО Людмила Вербицкая.

Следом и ульяновский губернатор решил искоренять безграмотность областных чиновников: Сергей Морозов намерен экзаменовать их на знание русского языка. Это не просто намерение - перед Новым годом губернатор распорядился включить в конкурс на госслужбу оценку уровня грамотности. Для Морозова этот опыт - не первый. Оказывается, еще будучи мэром Димитровграда в 2001-2004 годах, он начал бороться с безграмотностью чиновников, но тогда, как сам он выражается, ему "не хватило влиятельности и ресурса". Главное - сам Сергей Морозов тоже готов сдавать тест на грамотность (рассчитывает получить не меньше "четверки"!).

И тут у меня снова возникает вопрос: а если кто-то не пройдет тест? Вопрос не праздный, учитывая упомянутый самим же Морозовым "ресурс". Представьте себе ситуацию, при которой неугодного сотрудника ловят на грамматической ошибке - и указывают на дверь (мол, русский плохо знает). Вполне российская история... Губернатор Ульяновской области спешит успокоить: увольнять не будут. В случае "неуда" чиновника заставят пройти программу переподготовки с привлечением учителей русского языка.

Но опасность злоупотреблений "на ниве грамотности" сохраняется - в том случае если инициатива Морозова разойдется по России (а он рассчитывает на это, поскольку рассказывал о ней на декабрьском заседании Госсовета). Не в Ульяновской, так в другой области возникнет у кого-нибудь соблазн прижать неугодных, указав на недостаточную грамотность...

Есть вопросы, есть. И все-таки, по мне, лучше тесты по русскому языку для чиновников, чем документы, тысячами выходящие сейчас из-под их пера: где русские буквы иногда складываются в русские слова, но очень редко - в осмысленные русские предложения.

И пусть будет Год русского языка. А еще лучше - чтобы он никогда не заканчивался.

Общество Образование Колонка Марины Королёвой
Добавьте RG.RU 
в избранные источники