20idei_media20
    26.01.2007 04:00
    Рубрика:

    Присяжные заседатели стали "костью в горле" по нескольким громким процессам

    Присяжные заседатели: благо или "кость в горле"?

    На этой неделе Мособлсуд приступил к отбору новой коллегии присяжных для судебного процесса по уголовному делу о подрыве летом 2005 года поезда Грозный - Москва.

     

    Предыдущая коллегия была распущена судом 1 декабря уже на стадии оглашения вердикта. Ходатайство заявил прокурор - по его словам, члены коллегии общались с адвокатами обвиняемых и потерпевших. Между тем присяжные, которые были распущены судом, заявили, что решение о роспуске было принято под надуманным предлогом, и они большинством голосов (9 против 3) оправдали подсудимых. Подрыв поезда Грозный-Москва был осуществлен 12 июня 2005 года на участке Узуново-Боготищево в 153 км от Москвы. Пострадали 9 пассажиров, среди которых - четверо детей. Материальный ущерб составил около 7 млн. рублей.

    Это был уже не первый раз, когда институт присяжных преподносил нашей судебной системе сюрпризы. 2006 год оказался богат на них: дело Ульмана, дело об убийстве таджикской девочки в Питере, дело Хлебникова, целая цепочка оправданий в судах присяжных на Кавказе и под занавес - отсрочка решения вопроса о запрете на смертную казнь в России еще на три года.

    Дело Ульмана

    В третий раз в начале ноября Северо-Кавказский окружной военный суд в Ростове-на-Дону начал рассматривать дело спецназовцев, которыми командовал Эдуард Ульман. Напомним, что их обвиняют в убийстве шестерых чеченцев. Оба предыдущих раза обвиняемые ссылались на приказ, полученный от начальства (которое факта приказа не отрицало), и дважды присяжные офицеров оправдывали. Дело пришлось пропустить через Конституционный суд: родственники потерпевших хотели, чтобы дело рассматривали трое профессиональных судей. Конституционные судьи удовлетворили их просьбу.

    Результат: плачевный. Правоохранительные органы не знают, как убедить присяжных, не скрывающих своей враждебности к позиции обвинения, и не понимают, как добиться объективного рассмотрения дела.

    Дело Хуршеды Султоновой

    История девятилетней таджикской девочки, зарезанной в питерской подворотне, прогремела на всю страну. Даже те, кто об этом узнал не сразу, уж точно стали очевидцами еще более громкой общественной реакции на приговор, вынесенный горсудом Питера в конце марта. Меньше шума вызвало оправдание присяжными обвиняемых в убийстве вьетнамского студента (вердикт был вынесен в октябре, оправданы 14 человек). (В "РГ" по этому делу был опубликован материал публициста Леонида Никитинского.) Вина обвиняемых, подвергнутых суду присяжных, вызывала существенные вопросы.

    Результат: присяжные, обратив внимание на недоработки следствия, отказались принять выводы правоохранительных органов на веру, истолковали сомнения в пользу обвиняемых (Роман Казаков получил пять с половиной лет, остальные шестеро - от полутора до трех лет).

    Дело Магомеда Салихова

    Магомед Салихов - последний обвиняемый по делу о взрыве жилого дома в Буйнакске в 1999 году. Тогда под развалинами дома погибли 64 человека, 106 были ранены. В начале ноября присяжные в Верховном суде Дагестана полностью оправдали этого человека (он сидел за рулем "КамАЗа", доставившего в Буйнакск взрывчатку, но утверждает, что о характере груза ничего не ведал - "сначала арбузы вез, а потом - краску"). Салихов стал последним, потому что Верховный суд Дагестана уже успел рассмотреть дела еще семерых обвиняемых. При этом двое получили пожизненные сроки, один - 24 года, двое - по 9 лет, еще двое после получения незначительных сроков попали под амнистию.

    Результат этого и аналогичных процессов: Госдума с облегчением вспомнила, что списки присяжных готовят органы местного самоуправления, а раз таких в Чечне пока нет, то можно отложить введение там судов присяжных до 2010 года. Заодно решили и проблему смертной казни (Россия обещала Европе, что после введения судов присяжных во всех регионах ратифицирует Шестой протокол Европейской конвенции по правам человека и тогда мораторий на смертную казнь станет законом).