Новости

21.02.2007 03:00
Рубрика: В мире

Все часы поставлены на полночь

Французы изучают обещания кандидатов в президенты

Два часа в прямом эфире женщине с королевской фамилией, а именно так переводится Руаяль с французского языка, пришлось отвечать на вопросы 100 специально отобранных психологами телезрителей.

На этот раз Сеголен решила не провоцировать публику и вместо традиционного для социалистов ярко-красного костюма пришла в одежде строгих черно-белых цветов. Руаяль пришлось рассуждать о весьма приземленных вещах. И в частности, объяснять, откуда социалисты намерены взять кругленькую сумму от 7 до 10 миллиардов евро, в которые эксперты оценили стоимость предвыборных обещаний, розданных левыми.

Эти обещания, как предположила французская пресса, уже привели к отставке одной из ключевых фигур в предвыборной кампании социалистов - Эрика Бессона, отвечавшего за экономический блок в "президентском пакте", который несколько дней назад Руаяль с легким сердцем предложила избирателям.

Миллион, миллион алых роз

Тяжелая, похожая на дверь сейфа, входная дверь с трудом распахнулась, открыв доступ к полотняному шатру, разбитому во дворе старинного особняка. В этой импровизированной палатке расположен предбанник штаб-квартиры социалистической партии. Чернокожий француз в бейсболке, чьи движения напоминали куклу на шарнирах, внимательно осматривал входящих. Слева от него Сеголен Руаяль в красном костюме с огромного телеэкрана, наверное, минимум в сотый раз пламенно излагала основные положения президентской программы.

Кресла с ярко-красными стегаными подстилками стильно смотрелись на фоне бесчисленного количества искусственных роз, свисавших с потолка. Невольно возникало впечатление, что находишься в уютном баре Латинского квартала Парижа. И возникало желание позвать где-то застрявшего официанта.

Сразу оговорюсь - моя собеседница в резиденции социалистов сразу попросила не называть ее имени. "Я просто сотрудник избирательного штаба Руаяль", - добавила она. Подобная осторожность в условиях предвыборной кампании вполне объяснима. В условиях жесткой политической борьбы любое неосторожное слово может дорого обойтись кандидатам. И хотя, как говорят французские политологи, разговоры о внешней политике не приводят к победе на президентских выборах, но могут серьезно испортить политику имидж.

Объективность в "квадрате"

Каждое слово претендентов на высший пост в государстве буквально на лету подхватывают СМИ. На их объективность в освещении кампании по выборам главы государства претендентам на Елисейский дворец рассчитывать не приходится. Уколы наносятся из-за "угла" с присущими французам изяществом и даже шармом. Но внешне все выглядит максимально взвешенно и респектабельно.

Газета "Фигаро", которая традиционно поддерживает правых, на первой полосе дает большую фотографию кандидата от левых. На ней Сеголен Руаяль излагает свою программу избирателям. Но стык в стык со снимком кандидата от социалистов газета размещает рекламу, на которой изображена девушка в красном платье, схожем по цвету с одеждой Сеголен, фривольным выражением лица и весьма нелепыми детскими часами на руке. Аналогии очевидны, но формально придраться не к чему.

Предвыборная программа Руаяль призвана опровергнуть мнение тех политологов, которые утверждают: социалисты занимают традиционно более критичную позицию к Москве, чем представители правых. Сеголен не предлагает готовых рецептов - она лишь формулирует общие принципы, которых намерена придерживаться во внешней политике, говорят ее сторонники. В отношении России это - "уважение к большой стране, диалог по поводу кризисов и желание обсуждать с Москвой вопрос о соблюдении прав человека". Интересуюсь, встречались ли официальные российские представители с Руаяль после того, как ее выдвинули кандидатом в президенты. "Нет", - коротко отрезает моя собеседница в штабе социалистов. Мне кажется, что ее голос звучит несколько раздосадованно.

Ответом на вопрос, готова ли Франция к тому, что ее возглавит женщина, становится снисходительная улыбка. Спрашиваю, на кого похожа по характеру госпожа Руаяль? Предлагаю на выбор - жесткую и решительную экс-премьера Великобритании Маргарет Тэтчер, умеющую соблюдать баланс интересов канцлера Германии Ангелу Меркель, или бывшую сверхпопулярной у простого народа супругу главы Аргентины Эву Перрон. Реакция следует незамедлительно: "Мадам Руаяль ни на кого не похожа и остается мадам Руаяль".

Расизм под столом

Вопрос о том, в каких переменах нуждается Франция, стоит куда шире, чем оценка президентских программ основных кандидатов. За последние несколько лет на смену разговорам о традиционном экономическом кризисе пришло понимание, что страна находится в кризисе системном, охватывающем прежде всего такие базисные для французов вещи, как чувство национальной гордости и возможность Франции оставаться европейским лидером. Этот кризис затронул и другую основу основ государства - способность Франции создавать единую нацию - французов. Но об этом кризисе государственного устройства не принято говорить вслух.

"Закон земли", по которому любой ребенок, родившийся на территории Франции, автоматически становится ее гражданином, привел к появлению весьма многочисленной прослойки детей иммигрантов, имеющих французский паспорт, но далеких от той многовековой культуры, которой всегда гордилось французское общество. Произошло то, что известный французский политолог Николя Баверез назвал "созданием внутри Франции корпораций и гетто". Причем иногда возникает впечатление, что в одном из таких импровизированных "гетто" по сути оказались коренные жители Франции.

Государственные служащие в этой стране не имеют права выражать свою позицию по политическим и национальным вопросам. Это то, что здесь называют "правом сдержанности". Поэтому в полицейском участке департамента Эссона нам охотно рассказывали о тактике, которую применяла молодежь во время так называемых бунтов в предместьях. Но стоило поднять вопрос о национальном составе преступных группировок, как сразу возникала неловкая пауза. Мне тут же дали понять: такой статистики нет.

Однако, по мнению социолога Франсуа Дюбе, расистские настроения во французском обществе безусловно существуют. Минимум 15 процентов населения голосуют за ультраправых и еще более значительный процент разделяет их взгляды, но не демонстрирует этого публично. Однако ярко выраженная антирасистская идеология государства, где существование расовой неприязни считается обстоятельством, усугубляющим преступление, приводит к тому, что национальные проблемы загоняются в "подполье". Это так называемый "расизм под столом". Все знают о существовании такого явления, но мало кто решается обсуждать его вслух.

Саркози выпускает пар

Первым слегка приоткрыл крышку "национального котла" глава МВД Николя Саркози. Он предложил для разрешения проблем предместий ввести термин "позитивная дискриминация". Но, как выяснилось, эту идею далеко неоднозначно воспринимает не только политическая элита, но и сами выходцы из иммигрантских семей. В одной из ассоциаций Марселя, которая ведет работу в трудных кварталах этого приморского города, мне объяснили: такие инициативы Саркози не меняют ментальность жителей Франции. А те сегодня "смотрят не на личности, а на происхождение".

Некоторые французские политологи были еще более категоричными: применение на практике "позитивной дискриминации", а проще квотирования при приеме на работу или получении социальных благ может привести к гражданской войне. Так что сегодня, по словам вице-президента Национальной ассамблеи Руди Сальза, прежде всего стоит вопрос об увеличении затрат на обустройство учебных заведений и создание рабочих мест в проблемных районах.

Впрочем, главные кандидаты на пост президента Франции понимают: от позиции выходцев из иммигрантских семей зависит многое. И активно флиртуют с этой категорией избирателей. Так, Саркози назначил на пост своего пресс-секретаря француженку алжирского происхождения Рашиду Дати. Ответный ход сделала Руаяль - ее советником стала также девушка из семьи алжирских иммигрантов Наджат Вало-Белкасем.

Большой секрет маленькой кампании

Все часы поставлены на полночь - так звучит во Франции поговорка, смысл которой можно перевести как "начать все с нуля". Многие мои собеседники с горечью признавали: их страна потеряла "имперские амбиции". Ей не хватает экономической мощи и политического влияния, чтобы отстоять то место под европейским солнцем, которое она хотела бы занимать. Вернуть себе влияние через работу в НАТО предлагает Николя Саркози. Евроинтеграция и ратификация европейской конституции - так видит решение проблемы кандидат от центристов Франсуа Байру, идущий в предвыборной гонке на третьем месте. За сохранение голлистских акцентов во внешней политике выступает Сеголен Руаяль. Но если Саркози предлагает плавные изменения, то Руаяль - резкий скачок.

По сравнению с 2002 годом существенно изменились приоритеты французов. Если раньше их в первую очередь волновала безопасность, то сегодня - безработица, снижение покупательной способности, уровень образования.

Вопросы иммиграции, как говорят социологи, откатились на шестое-седьмое место, а внешней политики - на пятнадцатое. Каждый день газеты публикуют рейтинги кандидатов, а первые полосы отведены предвыборным митингам основных претендентов на Елисейский дворец. И как то ли в шутку, то ли всерьез признался один из моих парижских собеседников, "он проголосует за того, кто ему больше пообещает". "И кто же это будет?" - поинтересовался я. "Секрет", - хитро посмотрев на меня, ответил мой французский знакомый многозначительно. Я понял - эту тайну до дня выборов он не выдаст никому.

В мире Европа Франция
Добавьте RG.RU 
в избранные источники