Новости

21.02.2007 03:10
Рубрика: Власть

Буква и дух противоречия

Нужен ли стране закон об оппозиции?

О том, нужен ли стране закон об оппозиции, спорят заместитель председателя Комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Владимир ГРУЗДЕВ ("Единая Россия") и руководитель фракции "Справедливая Россия - "Родина" Александр БАБАКОВ.

Российская газета | Возможность осуществления оппозиционной деятельности предусмотрена Конституцией. Эта возможность гарантирована и законами "О политических партиях", "Об общественных объединениях", "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях". Зачем еще нужен специальный закон об оппозиции?

Александр Бабаков | Наша задача в данном случае - не поправлять Конституцию, а реагировать на ненормальную ситуацию, которая сложилась в российской политической жизни. Речь идет о деятельности оппозиционных фракций в Госдуме, региональных законодательных собраниях.

РГ | Вы считаете, парламентская оппозиция повсеместно подвергается дискриминации?

Бабаков | Да, конечно.

РГ | В чем вы ощущаете неравенство?

Бабаков | Ну вот смотрите. Два поста первых вице-спикеров и пять из восьми постов вице-спикеров закреплены за "Единой Россией". Восемь из одиннадцати мест в Совете Государственной Думы - за "Единой Россией". Все двадцать девять руководителей комитетов - из этой же партии. Двадцать четыре из тридцати одного поста первых заместителей председателей комитетов тоже отданы "Единой России".

Владимир Груздев | Побойтесь бога. По партийным спискам "Единая Россия" взяла в Госдуме 130 мандатов. Остальные 179 - это одномандатники, перешедшие во фракцию "Единая Россия".

Вот вы начали говорить о распределении должностей. Да, из восьми вице-спикеров пятеро представляют "Единую Россию", имеющую в Госдуме 311 голосов, а трое вице-спикеров представляют иные партии. Если до конца следовать принципу пропорционального представительства, то по должностям вице-спикеров "Единая Россия" даже недобирает.

Бабаков | А почему на посты председателей комитетов не прошел ни один депутат от оппозиции?

Груздев | Все председатели комитетов - настоящие профессионалы. Плигин - профессионал. Крашенинников - профессионал. А у вас, если мне память не изменяет, был лишь единственный выдвиженец - генерал Варенников. Вы его предлагали, кажется, в Комитет по делам ветеранов.

РГ | Место и роль политических партий в нижней палате определяются прежде всего результатами выборов, а затем думским регламентом, пакетными соглашениями... Спорить тут не о чем. В чем, кроме удовлетворения "портфельных" амбиций, оппозиция чувствует себя ущемленной?

Бабаков | В доступе к средствам массовой информации. Это сегодня для нас самая болезненная тема. Я недавно вернулся из Коми. Так вот, отсутствие на тамошнем телевидении не только "Справедливой России", но и многих других партий - это не просто факт, это вопиющий факт. Вообще мой визит сопровождался очень интересными вещами. Я, например, поехал в лицей на встречу с учениками, преподавателями. Но днем лицей закрыли. Было рекомендовано закрыть. Тем не менее преподаватели пришли, ученики пришли, родители пришли. Мы пообщались. И таких примеров масса. Вспомним недавние выборы мэра Самары. Георгий Лиманский, представлявший "Единую Россию", имел 108 минут эфирного времени, а все остальные кандидаты вместе взятые - 3 минуты. Нет, формальное право на публичные выступления оппозиция, конечно, имеет. А в реальности все происходит иначе. Поэтому мы считаем: нужны законодательные гарантии.

Груздев | Александр Михайлович, вы говорите о фактическом состоянии дел. Но ваш законопроект тут ничего изменить не способен. Почему этот документ был однажды уже возвращен вам? Потому что вы в нем предусматриваете гарантии обеспечения не менее 20 процентов эфирного времени в государственных СМИ, то есть в тех теле- и радиокомпаниях, которые получают бюджетную поддержку. Но такой документ должен быть согласован с правительством. Ведь потребуются дополнительные бюджетные расходы. Сколько в Республике Коми, где вы только что побывали, государственных теле- и радиокомпаний? Наверное, одна: ГТРК Коми - и все. Все остальные - частные. И если руководитель частного телеканала исходя из собственных политических убеждений или по чьему-то негласному указанию запрещает упоминать в эфире фамилию, допустим, Бабакова, никаким законом вы его к этому не принудите. Если же иметь в виду федеральные средства массовой информации, в том числе подконтрольные государству, то ваши претензии к ним разделить не могу. Я, например, встречаюсь в телеэфире со многими лидерами оппозиции. Я вижу на телеэкранах и Никиту Белых, и Григория Явлинского, хотя их партии не представлены в парламенте. Вам не хватает информационных ресурсов? Так создавайте их. Где ваша партийная газета?

Бабаков | При чем тут газета? Мы ставим вопрос о законодательных гарантиях.

Груздев | Ни в одной стране мира, кроме Англии, нет закона об оппозиции. Но в Англии особое государственное устройство - конституционная монархия. Наличие оппозиции там является важнейшим атрибутом власти. Есть правительство Ее Величества Королевы и есть оппозиция Ее Величеству Королеве. У этой оппозиции свой статус, права, возможности. Это один из основополагающих политических институтов. В Англии предусмотрено даже создание теневого кабинета. Избирателям заранее известно, кто и какой министерский пост займет в случае прихода оппозиции к власти. Более того, глава теневого правительства получает зарплату из государственного бюджета. Но Россия - не Англия. У нас совершенно другой принцип государственного устройства. Но у нас нет и конституционных препятствий для осуществления оппозиционной деятельности. Не понимаю, почему для вас эта тема настолько болезненна.

Бабаков | А вот мы посмотрим после парламентских выборов, когда ваша партия окажется в меньшинстве... Посмотрим, как вы будете реагировать на поведение парламентского большинства. Впрочем, я надеюсь, партия парламентского большинства окажется более толерантной к своим думским коллегам из других партий, чем нынешняя "Единая Россия". Я понимаю, вы мне сейчас оппонируете как член "Единой России". Но если бы мы убрали микрофон, то, я уверен, поговорили бы на эту тему более откровенно. Вот сейчас идет формирование нового состава Центральной избирательной комиссии. Кандидат от нашей фракции тоже имеется. Но мы прекрасно понимаем, что...

Груздев | Да я могу даже под микрофон сказать: из пяти человек, представляющих в ЦИКе Совет Федерации, большинство составят члены вашей партии "Справедливая Россия".

Бабаков | Но мы посмотрим и на "пятерку" от Госдумы. И увидим, кто в ней окажется.

Груздев | Еще раз хочу сказать: не надо сравнивать Россию с Великобританией. Там исполнительная власть формируется парламентским большинством. У нас - президентом. Между прочим, закон о выборах президента дает больше возможностей кандидатам, чем нынешнее законодательство по выборам в Госдуму. А "Единая Россия" при переходе на новую избирательную систему - по партийным спискам - больше потеряет, чем приобретет. Потому что не будет одномандатников. Мы даже подготовили поправки к закону о выборах, где снижаем минимальное количество региональных списков со 100 до 86.

Бабаков | А знаете, почему вы это делаете?

Груздев | Мы это делаем для того, чтобы у вас, как у людей, не имеющих так называемых "паровозов", была возможность избираться.

Бабаков | Вы это делаете для своих "паровозов".

Груздев | Александр Михайлович, я как депутат-одномандатник, избранный от Москвы по Чертановскому округу, понимаю, что лично мои возможности пройти в Госдуму при новой избирательной системе, несомненно, снижаются. Это касается и любого депутата-одномандатника. Но для сохранения политической стабильности, продолжения взятого курса требуются сильные политические партии. Поэтому мы увеличили их пороговую численность с 10 до 50 тысяч. А сегодня о чем говорим? О том, что партию, представленную более чем в половине регионов, насчитывающую как минимум 50 тысяч человек, можно, наверное, освободить от сбора подписей или внесения залога. Фактически мы создаем условия для оппозиции. Хотя, уж признайтесь, "Справедливая Россия" с ее думской фракцией "Родина" оппозицией в общем-то не является. Ваш лидер в Совете Федерации - какой он оппозиционер, если руководимая им верхняя палата отклонила всего, кажется, два закона?

Бабаков | А вы посмотрите, как голосовала партия "Родина", представленная в Госдуме одноименной фракцией. Отказывая "Справедливой России" в оппозиционности, вы и ваши однопартийцы почему-то обращаете внимание лишь на то, как ведет себя Сергей Миронов. И не желаете замечать оппозиционный настрой фракции "Родина".

Груздев | Да нет, нам известны все ваши законопроекты. Как правило, они носят популистский, пиаровский характер. А голосуете вы чаще всего в согласии с большинством.

Бабаков | Да, по многим вопросам мы поддерживаем парламентское большинство. Мы не считаем, что оппозиция должна отвергать любые разумные инициативы только потому, что ей это вроде бы на роду написано - спорить с властью. Нет, мы нормальные, вменяемые люди. Хотя с чем-то и несогласные. Например, с отменой графы "против всех".

Груздев | Давайте вернемся к вашему законопроекту. Там написано: "Под оппозиционной деятельностью понимаются целенаправленные конструктивные политические действия политических партий, депутатских объединений, депутатских объединений законодательных собраний регионов, которые противопоставляют действиям правительства РФ (подчеркиваю - правительства!), иных федеральных органов исполнительной власти, а также депутатских объединений в Государственной Думе, не являющихся оппозиционными (парламентского большинства), свои политические программы, предложения, методы принятия и реализация политических решений". То есть проявлением оппозиционности вы считаете попытки конструктивно оспаривать решения правительства. Так?

Бабаков | Так.

Груздев | Конструктивно спорить с правительством - это что, привилегия оппозиции, да еще возведенная в закон? А другие партии, например, наша, они, что же, не могут себе позволить критиковать исполнительную власть, в том числе и действия кабинета министров?

Бабаков | Вот вам простой пример - бюджет-2007. Мы критиковали его. Потому что считаем недопустимым, чтобы профицит в таком объеме был направлен не на развитие экономики, не на решение социальных вопросов, а в Стабфонд.

Груздев | Конструктивно голосуя против принятия бюджета, вы тем самым выступаете против индексации пенсий, против трансфертов регионам на дорожное строительство, против повышения заработных плат военнослужащим, милиционерам, работникам бюджетных сфер.

Бабаков | Да не выступаем мы против этого, давайте уйдем от спекуляций.

Груздев | Я вот хочу вас спросить: в рамках той формулировки, которую вы предлагаете, как будет выглядеть КПРФ? Если "Справедливая Россия" - это конструктивная оппозиция, то КПРФ - какая?

Бабаков | Этот вопрос лучше задать самим коммунистам.

Груздев | У них свой проект такого же закона. Должен заметить, это уже третья попытка предоставить оппозиции какой-то особый статус. Первая была предпринята, кажется, в 1996 году. В ту пору Гос-дума была прокоммунистической. И дальше президента этот проект, понятно, не пошел - Борис Ельцин наложил на него вето. После этого были еще две попытки. И тоже безуспешные. Потому что проект не был одобрен правительством.

Бабаков | Ну естественно. Ведь этот проект был инициирован оппозицией. Так всегда происходит. В свое время мы предложили выплачивать за рождение ребенка 60 тысяч рублей. И получили отрицательное заключение правительства. А когда через полгода президент поручил правительству рассмотреть возможность выплаты 250 тысяч рублей, деньги тут же нашлись. Решения правительства, как и большинство принимаемых законов, зависят от рекомендаций "Единой России". Все прочие инициативы по формальным причинам не находят поддержки: мол, что-то не просчитано, не проработано... Что ж, иногда, наверное, так и бывает. Но выбирать из всего набора законопроектов только те, которые либо рекомендованы, либо инициированы "Единой Россией", - это дискриминация.

Груздев | Никакой дискриминации. Я могу вам сказать, что точно так же был получен отрицательный отзыв на законопроект, внесенный моим коллегой по фракции Павлом Ворониным. Этот законопроект тоже предусматривал выплату пособия на ребенка - кажется, 220 тысяч рублей.

Бабаков | И о чем это говорит?

Груздев | По-моему, только об одном - о том, что правительство пытается сформировать нормальную конкурентную борьбу в рамках законотворческого процесса.

Бабаков | Это вы сейчас с кем разговариваете?

Груздев | С Александром Михайловичем Бабаковым.

Бабаков | Ну-ну... Министры приходили к нам на совещание. Мы обсуждали с ними проект бюджета. Не все, правда, пришли. Многие не нашли для этого времени.

Груздев | И все равно многие приходят.

Бабаков | Конечно. Приходят, обсуждают. И говорят, что нет у нас возможности для развития национальной экономики.

Груздев | Александр Михайлович, давайте так. Вы голосовали за кандидатуру действующего премьер-министра?

Бабаков | Да, разумеется.

Груздев | Значит, вы соглашались с его кадровой политикой?

Бабаков | Нет. Мы соглашались только с тем, что он обещал на заседании фракции. Если же о кадровой политике, то даже "Единая Россия" дозрела до понимания, что пора поставить вопрос о Зурабове. И вы ставили этот вопрос. Правда, почему-то не кардинально, почему-то давали ему какие-то сроки на исправление.

Груздев | Вот у вас в законопроекте есть такое понятие, как право оппозиционных партий на встречи с председателем правительства. Наш премьер - он что, отказывается от встречи с вами как с руководителем фракции? Его только законом можно обязать делать это?

Бабаков | Он с фракцией пока не встречался.

Груздев | А на заседаниях правительства вы бываете?

Бабаков | Там бывают наши депутаты.

Груздев | Как часто?

Бабаков | Я хочу сказать о другом. Я не помню, чтобы председатель Государственной Думы хоть раз посетил заседание фракции. Или кто-нибудь из вице-спикеров. Я уж не говорю о регулярных встречах с председателем правительства.

Груздев | Как раз это вы и говорите. У вас там даже сказано: не реже двух раз в год. Зачем такая регламентация? Что, есть проблемы?

Бабаков | К нам впервые пришел Кудрин. Впервые за три года!

Груздев | Александр Михайлович, в Госдуме регулярно проводится "правительственный час". Приходят министры. Отчитываются, отвечают на вопросы. Вот как раз в этот момент, когда мы с вами беседуем, идет "правительственный час", выступает министр промышленности и энергетики. Какой такой специальный закон нужен вам, чтобы министр пришел и отчитался? Какие особые права надо закрепить за оппозицией? Кстати, я вашу фракцию не считаю парламентской оппозицией. Я назвал бы ее фракцией меньшинства.

Бабаков | Можно назвать как угодно, но мы - оппозиционная партия. И оппозиционная фракция в Госдуме.

Груздев | Я так не думаю.

Бабаков | Ну поднимите стенограммы, посмотрите, как голосовала наша фракция.

РГ | Александр Михайлович, почему вы говорите только о парламентской оппозиции? Положение внепарламентской оппозиции вас не интересует?

Бабаков | Хотелось бы, конечно, расширить законопроект. Но мы решили начать с парламентской оппозиции.

Груздев | Ваш законопроект называется "О правовых гарантиях оппозиционной деятельности в Российской Федерации". Но никакой иной оппозиции, кроме парламентской, он не предполагает.

РГ | Выходит, содержание этого документа не простирается дальше стен Госдумы?

Груздев | Фактически да. Так, некие изменения в регламент. Плюс три строчки о предоставлении доступа к средствам массовой информации. И несколько слов о регулярности встреч с председателем правительства.

РГ | А внепарламентская оппозиция не нуждается в правовых гарантиях? Вопрос к вам, Александр Михайлович.

Бабаков | Вопрос актуальный. Но хочу пояснить, как я понимаю оппозицию. Я понимаю ее как часть политической системы. Есть власть. И есть оппозиция. Это части единого целого. Поэтому я имею в виду именно ту оппозицию, которая не только конструктивна, но и проникнута ответственностью перед обществом, способствует его консолидации. Если же мы сталкиваемся с попытками разрушения политической и общественной системы, с огульной критикой власти, то я не могу воспринимать такую оппозицию как конструктивную и способствующую развитию страны. Вот "Справедливая Россия" - это конструктивная оппозиция. Нигилизма у нас нет. Есть просто свое видение некоторых проблем. И свои подходы к их решению. И мы хотим быть услышанными.

Груздев | Пожалуйста! Нет никаких препятствий ни для конструктивной, ни для какой иной оппозиции. Регистрируйтесь. Выступайте в средствах массовой информации. Вот я вчера ехал по городу - все заборы обклеены плакатами "Справедливой России". Какой еще закон вам для этого нужен? Я только что говорил, что наша партия создала возможности для развития оппозиции.

Бабаков | Облагодетельствовали нас. То-то я смотрю...

Груздев | Добьетесь серьезного успеха в парламентской кампании - будете на равных с нами сражаться за руководящие посты в Госдуме.

Бабаков | В успехе мы уверены.

Груздев | А мы уверены, что как минимум подтвердим свой прежний результат.

Власть Работа власти Внутренняя политика Партии "Единая Россия" Партии "Справедливая Россия"
Добавьте RG.RU 
в избранные источники