Новости

06.03.2007 02:59
Рубрика: Общество

Усовещательный путь

В Москве начал работу XI Всемирный Русский Народный Собор

"Уважаемые соборяне! У нас будет в 14.30 обед, поэтому просьба оторваться от буфета и собраться в зале", - блюдет протокольное время председательствующий. Но дело не в буфете. Кто видел зал церковных соборов в храме Христа Спасителя, тот знает, что, весьма модерновый архитектурно, он разомкнут, к нему присоединяется огромное открытое ожерелье фойе, отделенное только акустически, а фактически соединенное с ним. И как только закончилось первое, возглавляемое Патриархом заседание, народ с удовольствием разбрелся и не столько в миниатюрный и постный буфет, сколько по многочисленным группам, обсуждающим свои новости. Верховный муфтий России Талгат Таджуддин говорит с летчиком-космонавтом Павлом Поповичем, известный священник о. Димитрий Смирнов благословляет первого вице-спикера Любовь Слиску.

- Я не первый раз на Соборе, - рассказывает корреспонденту "РГ" актриса Ирина Скобцева. - Здесь для меня обозначается перспектива на нашу общую дальнейшую жизнь и мое собственное существование.

Лицо Собора - это, конечно же, Святейший Патриарх, наверное, единственный в современной России (кроме Александра Солженицына - в письменном варианте) практикующий русскую речь с тем тоном и с той лексикой, которая как бы "пропустила" и советскую власть, и все модное современное и слушание которой по эстетике иногда сравнимо с консерваторским концертом. Обязательно пассионарный и публицистически заточенный владыка Кирилл, митрополит Смоленский и Калининградский, чья речь, наоборот, всегда пестрит наимодными терминами типа "вызов времени" и апеллирует, часто обличительно, к модным настроениям. Писатель Валерий Ганичев, один из идеологических и организационных мастодонтов Собора, множество священников, ветеранов Великой Отечественной войны, женщин в кафтанчиках а-ля рус и с косами а-ля Тимошенко, которые еще несколько лет назад могли кому-то показаться ряжеными с карнавала маргиналов, а сегодня вполне нормально смотрятся, потому что "традиция" входит в моду (точнее, вводится в том числе и самим Собором).

Главная тема на сегодняшнем Соборе - "Богатство и бедность: исторические вызовы России".

- Тема, конечно, не случайная, она подсказана реальной жизнью общества, - объясняет корреспонденту "РГ" епископ Ставропольский и Владикавказский Феофан. - Сегодня бедность в России подходит к критической массе, а разрыв между богатыми и бедными становится опасным.

На Соборе же, по мнению владыки Феофана, возникает возможность осмыслить эти проблемы "на нейтральной платформе".

- Когда встречаются политические фигуры, особенно накануне или во время выборов, включаются вопросы политических выгод. А здесь возможна консолидация. Задача Собора - пробудить внимание к этой проблеме всех слоев общества и сделать реальные шаги к ее решению - на законодательном и исполнительном уровне. Наши слова обращены также и к богатым людям, к российским олигархам - мы все должны понять, что разрыв между богатыми и бедными ведет к неизбежной пропасти для всех.

По мнению Патриарха, для искоренения бедности сегодня в России необходимо строить этически ориентированную экономику и отладить систему социальной ответственности.

Отметив, что в России постепенно уходят в прошлое годы, когда экономическая нестабильность могла угрожать самому существованию государства, он подчеркивает, что десятки миллионов россиян остаются за чертой бедности, и подвергает критике пропаганду культа обогащения как главной цели жизни человека, который сегодня проповедуется "с академических кафедр, политических трибун, телеэкранов, с газетных и журнальных страниц". Однако бедность тоже может стать сильным искушением для людей - "озлобить, ввергнуть в глубинное отчаяние и даже толкнуть на преступный путь".

Путь, который предлагает церковь, по меткому выражению священника Димитрия Смирнова, можно было бы назвать "усовещательный путь" - путь совести.

Стыдно, по мнению митрополита Калининградского и Смоленского Кирилла, сегодня наблюдать, как богатые россияне рассеивают огромные деньги на сомнительные с моральной точки зрения удовольствия, и слушать потом глупые объяснения. Мода на порок, на мотовство, безнравственное использование богатства разрастается, подчеркивает митрополит Кирилл. Между тем как, по его мнению, в России надо заводить "моду на правильную жизнь".

Он предложил также отказаться от взгляда на российскую Сибирь и Дальний Восток как на кладовую - кладовка - самое неудобное и темное место в доме, - а обживать ее.

Примерно в такой же тональности мы думаем и говорим об этих проблемах на наших кухнях - не как эксперты, а как люди, переживающие за свою страну. Но что важно: на Соборе разговор ни разу не доходил до невроза революционной свергательности всего и вся.

- К сожалению, писателям сегодня не спешат давать слово в первую очередь, - сетует писатель Юрий Поляков. - И я видел, как Валентин Распутин довольно рано ушел, это ошибка, такого человека стоит слушать прежде всего.

Сам Юрий Поляков участвует во всех Соборах, начиная с первого, "полуподпольного", собравшегося в одном из кинотеатров Москвы, и прошел "сквозь строй" крайне неодобрительного отношения к форуму со стороны СМИ. Сейчас, особенно после того как на Собор приезжал президент, он, по мнению Полякова, превратился во влиятельную дискуссионную площадку. Хотя у этого тоже есть свои издержки: "Когда движение становится массовым, в нем всегда появляются люди, увлеченные не сутью идеи, а ее массовостью".

А суть идеи, по мнению Полякова, в том, что Собор - это "сопротивление" патриотически настроенных людей.

- Сейчас, правда, все патриоты, а вот когда я в 1992 году написал в одной из газет, что нас ждет патриотический бум, меня посчитали за ненормального, - вспоминает он.

Сенсации вроде всколыхнувшего в прошлом году общественность всех толков разговора о правах человека и либеральных ценностях на этот раз не последовало. Но зато можно было услышать епископа Русской православной церкви за рубежом Марка, обратившегося ко всем со словом о "другом богатстве" - о том, что русский православный человек должен только "в Бога богатеть" и может быть "убогим, но у Бога". "Об этом духовном убожестве и богатстве мы должны думать", - подчеркнул епископ Марк.

Общество Религия